Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Игра в классы

09.03.2009 | Крылов Дмитрий | №09 от 09.03.09

Даже в период экономического роста социальная структура общества не изменилась

Бег на месте. За семь лет бурного экономического роста в России доходы населения и средняя зарплата выросли в 3 раза, средняя пенсия — в 2 раза, почти удвоился ВВП. Но самого важного так и не произошло: ни на йоту не изменилась социальная структура общества. Почему? The New Times обратился к специалистам

О том, что средний класс — опора любого развитого общества, известно со времен Аристотеля. Современные социологи утверждают, что этот класс является наиболее производительной, образованной и эффективной рабочей силой. Его представители — активные экономические субъекты, от потребительского поведения которых зависит развитие экономики.

На Западе на средний класс делают ставки различные политические силы, потому что он владеет значительной собственностью и его представители заинтересованы, как никто другой, в экономической и финансовой стабильности, равно как в отстаивании своих интересов: поэтому именно средний класс и создает политические партии. Более того, средний класс выступает основным налогоплательщиком, доходы которого распределяются среди менее успешных и активных слоев населения.

В поисках любимого

В России поисками среднего класса занялись еще в начале 90-х годов. Но тщетно. Сегодня к российскому среднему классу можно отнести 5–7% населения — это результаты анкетного опроса 11 тыс. человек в 32 регионах РФ, проведенного Независимым институтом социальной политики (НИСП).

Если применять не столь жесткие критерии (например, понизить планку дохода, социально-профессионального статуса, наконец, субъективную самооценку), то численность среднего класса увеличится до 12%, максимум — 20%.

«Средний класс в России составляют менеджеры крупных компаний и корпораций, бюрократы средних и высших чинов, часть интеллигенции, представители производственно-научного бизнеса при университетах, а также владельцы ресторанноторгового бизнеса», — утверждает экономист Леонид Григорьев, чей Институт энергетики и финансов также занимался исследованием среднего класса по заказу президентского Института современного развития (ИНСОР).

Классное окружение

«Потенциал роста среднего класса определяется не его сегодняшним размером и структурой, а его социальным окружением. Важно оценить социальные группы, примыкающие к среднему классу: класс «ниже среднего» и класс «выше среднего», — говорится в докладе НИСП «Российские средние классы накануне и на пике экономического роста».

Если посмотреть «среду обитания» среднего класса в 2000 и 2007 годах, то станет очевидно, что экономический бум в стране не привел к существенным изменениям: в так называемую группу «риска бедности» входят те же 37–40% населения, что и до начала экономического подъема. И число тех, кого социологи относят к группе «ниже среднего класса», осталось без изменения — от 30 до 33%. Представителей «высшего среднего класса» тоже столько, сколько и было, — на уровне 4–5%.

Кто виноват?

Во-первых, структура экономики: бум пришелся на те сферы, где люди и раньше неплохо зарабатывали. В результате разрыв между доходами 10% самых богатых людей России и 10% самых бедных увеличился за 7 лет с 13,9 раза до 16,8 раза.

Во-вторых, материальное благосостояние более низких доходных групп повысилось за счет социальной поддержки государства, а не за счет увеличения производительности труда. «Однако свалившиеся на головы населения доходы за эти годы были потрачены на удовлетворение незамысловатых потребностей. Мало кто из потенциальных кандидатов в средний класс инвестировал в собственный человеческий капитал — образование, здоровье, профессиональные навыки», — говорит директор НИСП Татьяна Малева.

В-третьих, «число каналов мобильности между прото-средним классом и настоящим средним классом за эти 7 лет уменьшилось. То есть возможностей войти в число представителей среднего класса стало меньше, зато возросла вероятность попадания в более низкую социальную группу. И это — проблема », — считает Лилия Овчарова, директор научных программ НИСП.

Кризис

Те, кто получил доходы не за счет приобретения профессиональных навыков и вложений в образование, а благодаря перераспределению нефтяной ренты, потеряют их во время кризиса одними из первых. И таких как минимум треть населения страны, предупреждают эксперты. «Среднеобеспеченные слои населения пострадают от кризиса сильнее всех», — сказал в интервью The New Times член правления ИНСОРа Евгений Гонтмахер.

Впрочем, Лилия Овчарова более оптимистична: «Средний класс переживет этот кризис, и за один-два года после него он восстановится».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.