Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Конкуренция высокого полета

21.10.2010 | Яковлев Андрей, директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ | № 34 от 18 октября 2010 года

Недавно меня пригласили прочитать лекцию в Казани, пообещав в том числе комфорт авиаперелета бизнес-классом. При этом туда и назад были заказаны билеты разных авиакомпаний, и в течение одних суток я имел возможность наглядно сравнить сервис в двух ведущих московских аэропортах — Шереметьево и Домодедово. Стоит напомнить, что первый является федеральной собственностью, а второй — частным предприятием.
Я улетал из Шереметьево и поехал туда на Аэро-экспрессе, поскольку не хотел опоздать на самолет из-за хронических пробок на Ленинградском шоссе. Первым «неприятным звонком» стало заметное расстояние от перрона поезда до терминала D, где шла регистрация на мой рейс. Еще полчаса потребовалось на саму регистрацию в обещанный мне бизнес-класс: там стояла внушительная очередь. Должен сказать, что летаю я часто, но подобную очередь в бизнес-класс наблюдал впервые в жизни. После этого уже не удивляло, что на досмотре вещей при контроле безопасности не хватало пластиковых корзин для одежды. Наконец, после посадки в самолет на 40 минут задержали вылет из-за того, что были «заняты все взлетные полосы». На этом фоне обратный полет через Домодедово показался удивительно комфортным — начиная от скорости доставки багажа и заканчивая по-европейски удобными указателями на проход к метро на Павелецком вокзале.
Из этого сугубо житейского примера напрашивается на первый взгляд очень простой вывод: частный собственник эффективнее, чем государство, у него больше стимулов оказывать потребителям услуги нормального качества.
Однако все не так просто. Перед полетом в Казань я вернулся из командировки в Финляндию. Аэропорт Хельсинки признан одним из лучших в мире в своем классе, в том числе и уровнем сервиса. При этом он успешно управляется отнюдь не частной, а государственной корпорацией FinAvia.


Проблема заключается не в форме собственности — частной или государственной, а в наличии или отсутствии конкуренции



Объяснить это можно только одним: дело в благотворном влиянии конкуренции. Через аэропорт Хельсинки в год проходит 13 млн пассажиров, притом что население всей Финляндии 5 млн человек. Мощный пассажиропоток возник потому, что с середины 90-х этот аэропорт активно и успешно конкурирует на мировом рынке за право принимать транзитные рейсы в Азию.
В Москве благодаря наличию аэропортов Шереметьево, Домодедово и Внуково у авиакомпаний и пассажиров тоже есть возможность выбора. Они могут сменить аэропорт, как это сделали десятки авиакомпаний, перешедших в последние годы со своими пассажирами из Шереметьево в Домодедово.
Да, пока частная компания «Ист Лайн» в Домодедово работает более эффективно, чем государственный «Аэрофлот» в Шереметьево. Заметим, что в этой эффективности «виновата» изначальная монополия Шереметьево на международные перевозки. У «Ист-Лайн» в Домодедово просто не было иного выхода, кроме как вступать в конкурентную борьбу и перетягивать к себе авиакомпании, а для этого необходимо было обеспечивать их клиентов нормальным сервисом.
Но общая проблема заключается не в форме собственности — частной или государственной, а в наличии или отсутствии конкуренции. В конце концов, примеров неэффективных частных монополий хватает как в России, так и за рубежом. Да и потребителю, что называется, без разницы, кому принадлежит аэропорт, а вот от конкуренции между частным и государственным секторами он обязательно выигрывает.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.