Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Так ли страшен черт национал-патриотизма?

16.03.2009 | Барабанов Илья | №10 от 16.03.09

Кто там шагает левой? Правой! Правой! «Национал-патриоты приходят к власти в результате свободных выборов» — реальная перспектива или морок? Что собой представляет ультраправое крыло российской политики, насколько оно многочисленно и кто за ним стоит — выяснял The New Times

«Мы — союз радикальный, — сразу переходит к делу генерал-лейтенант Алексей Фомин. — Еще в 1991 году мы заявили, что Советский Союз должен существовать и дальше. С тех пор объединяем офицеров, верных присяге, советскому Отечеству». 80-летний генерал Фомин, узник нацистского концлагеря, ветеран Великой Отечественной войны, руководит Международным союзом советских офицеров, одним из многочисленных офицерских объединений, которые никак не могут объединиться. Штаб союза — в квартире самого генерала. Гостиную пополам разрезает длинный стол, за который могут сесть человек 15–20, в углу — флаг СССР и флаги родов войск, на стенах — портреты Владимира Ленина и Иосифа Сталина, на полу — стопки газет «Советский воин», которую Фомин выпускает на деньги, вырученные с ее продажи на митингах, и собственную пенсию.

Патриотизм по дешевке

Дефицит денег — общая черта всех националистических движений. Правда, лидер «Армии воли народа» и главный редактор газеты «Дуэль» Юрий Мухин говорит, что деньги патриотам в общем-то и не нужны. Дуэль с режимом Мухин ведет на вырученные с продажи газеты средства. Считает, что настоящая газета должна жить за счет читателей: чем она интереснее, тем их больше. «Даже Адольф Гитлер долгое время отказывал в финансировании «Народному обозревателю» (Volkischer Beobachter — печатный орган НСДАП), считая, что, получив финансирование, газета станет менее убедительной», — говорит Мухин. «Никаких финансовых ресурсов за националистами не стоит», — уверен политолог Станислав Белковский. Жить остается надеждами на будущее. Полковник Владимир Квачков, недавно объявивший о создании движения «Парабеллум», считает, что малый и средний бизнес заинтересован в поддержке патриотов, а значит, деньги будут. Об этом же говорит и один из лидеров движения «Народ» Алексей Навальный: «Как только у националистов появятся электоральные перспективы, то есть они смогут участвовать в выборах, привлечь финансирование проблемой не станет».

Один из собеседников The New Times намекнул: «Сам живу за собственный счет, но некоторым коллегам активно помогает ФСБ». Правда, кому именно помогает ФСБ и, главное, куда и на что уходят эти деньги, собеседник сказать затруднился. «Прямых доказательств того, что спецслужбы финансируют националистов, у меня нет, но я сторонник этой версии», — развивает мысль член оргкомитета партии «Россия — здравый смысл», председатель редколлегии интернет-издания «Правда. Инфо» Антон Суриков.

Кризис идей и людей

Главред «Дуэли» Юрий Мухин жалуется на отсутствие в патриотическом движении свежих идей. Излагаемая им самим программа вполне либеральна: свобода слова, свобода выборов, закон об ответственности чиновников перед обществом. Даже по вопросу частной собственности Мухин, называющий себя коммунистом, придерживается вполне либеральных взглядов: «В случае прихода националистов к власти ни в коем случае нельзя пересматривать права собственности. Кем заменить нынешних управленцев? Матросами Железняками? Так это опять приведет к разрухе. Это была главная ошибка большевиков». «Национализм с человеческим лицом» пытается строить и движение «Народ». «Летом 2008 года «Народ», «Великая Россия», Движение против нелегальной иммиграции и Российское общественное движение подписали «Пакт 8 июня», — рассказывает один из лидеров «Народа» Алексей Навальный. — Идеологически мы не идентичны, но поддерживаем нормальные ценности. В пакте мы осудили ксенофобию и насилие, задекларировали приверженность демократическим ценностям, но обозначили при этом свои приоритеты как национальные движения. В частности, в области борьбы с нелегальными мигрантами».

Владимир Квачков, наоборот, призывает к возвращению промышленных активов в руки народа, введению мобилизационной экономики. «В стране должна быть установлена военно-державная диктатура, — говорит Квачков. — Русские люди должны вернуться к православным ценностям, к основам». Программа Союза офицеров генерала Фомина сводится к идее восстановления СССР, «Армия» Мухина выступает за принятие закона «О суде народа над властью». Даже о «еврейской оккупации России» и «сионистском заговоре» идеологи национал-патриотов говорят как-то неуверенно. Разве что Владимир Квачков утверждает: «Россия финансово, духовно и экономически оккупирована». (Политическую карту русского национализма смотрите на стр. 12.)

Дефицит у националистов не только идей, но и людей. На вопрос о численности своего союза генерал-лейтенант Фомин отвечает: «Военная тайна». Публицист Мухин, подумав, говорит, что сторонников у его «Армии» много, а бойцов — около сотни. «Парабеллум» только создается, но полковник Квачков уверен, что народная поддержка будет, называя своими союзниками всю несистемную оппозицию и национальноориентированную часть КПРФ. Движение «Народ» вообще предпочитает не задумываться о том, сколько в нем членов: желающие регистрируются на интернет-сайте, а им рассылаются новости. Алексей Навальный объясняет это тем, что «Народ» решил не строить партию «ленинского типа».

Электоральный ноль?

В случае допуска к выборам все опрошенные The New Times национал-патриотические лидеры уверены в своем электоральном успехе. Навальный говорит о потенциальных 30% избирателей. Владимир Квачков предлагает забыть о тех, кто смотрит телевизор и голосует за «Единую Россию», и методом вычитания из ста 64,3% (столько «единороссы» набрали в декабре 2007 года) определить электоральные перспективы патриотов. Генерал-лейтенанту Фомину и главреду «Дуэли» Мухину в этом плане легче: они признают партийное командование со стороны КПСС Олега Шенина. Правда, оценить популярность КПСС, возникшей в 2001 году после раскола с Компартией Геннадия Зюганова, тяжело: партия Шенина не получила регистрации и в выборах никогда не участвовала.

Политолог Белковский, называя нынешних патриотов «не опасными, не многочисленными, не влиятельными», отмечает при этом, что запрос в обществе на националистическую идею есть. «В 2005 году я возглавлял штаб Владимира Квачкова на довыборах в Госдуму по Преображенскому округу Москвы, — рассказывает Белковский. — На кампанию мы потратили буквально $50 тыс., а набрал Квачков более 25% голосов».¹ По словам Белковского, образ военного мог быть позитивно воспринят обществом, но со времен расстрела Михаила Тухачевского армия не играла значительной роли в политической жизни страны. К тому же и генерал-лейтенант Фомин, и полковник Квачков, заявляя о том, что в армии их идеи широко поддерживают, признают: опереться на офицерский корпус не удастся. Слишком он инертен и слишком боится потерять то, что есть.

Непонятный страх?

Страх перед красно-коричневой чумой, по словам Белковского, пестует Кремль, исходя из логики меньшего зла: если не мы, то придут эти. «Вспомните, как летом 2005 года накануне визита Владимира Путина замглавы администрации президента Владислав Сурков инициировал подписание группой депутатов Госдумы антисемитского письма, — говорит Белковский. — Президент его осудил и показал себя во время визита либералом и борцом с антисемитизмом». Настроенные же на сотрудничество с властью демократы, по словам политолога, охотно подхватывают тему коричневой угрозы, потому что Кремль выделяет на это и деньги, и телеэфиры.²

«Ренессанс националистов закончился два года назад, после того как исчезла партия «Родина», — считает политтехнолог Марат Гельман, принимавший непосредственное участие в создании «Родины». — Они могут снова стать актуальны при социальных потрясениях, когда люди начнут искать виноватых за то, что они плохо живут, но нынешний кризис пришел к нам извне, так что найти виновных внутри России националистам будет тяжело». К тому же «националистический ренессанс» породил и ответную реакцию — движение «Антифа», которое регулярно сталкивается со скинами и нацистами в уличных драках (О художниках-антифашистах — на стр. 45.)

Однако именно в кризисе шанс для националистов видит один из лидеров партии «Россия — здравый смысл» Антон Суриков: «В случае коллапса политической системы к власти могут прийти либо левые в тактическом союзе с либералами, либо националисты, поддержанные силовиками». Тактический союз левых с незапятнанными в 1990-е либералами Суриков видит из здоровых, не зюгановских сил в КПРФ и, например, сторонников ОГФ Гарри Каспарова. «Оформленных националистических структур, способных побороться за власть, сейчас нет, но они могут быстро самоорганизоваться, — говорит Суриков. — В обществе сильны ксенофобские настроения. К тому же их могут поддержать определенные группы силовиков. Ни армия, ни одна из спецслужб не выступит единым фронтом, слишком они фрагментированы и слишком сильна внутриклановая борьба. Но в случае коллапса достаточно крупная и сильная группа может выступить децентрализованно в союзе с националистами, и такая коалиция будет в состоянии взять власть». Суриков, по некоторым данным, бывший офицер ГРУ (так же, как Квачков), правда, в его официальной биографии лишь скупо указано: «С 1984-го по 1990 год трудовая биография была связана с обороной страны».

«Бойцы вспоминают»

Смогут ли националисты самоорганизоваться, а силовики поддержать их и выступить — вопрос. Пик активности русских националистов в публичной политике пришелся на 2005–2006 годы. (О двухвековой истории русского национализма и к чему это привело — читайте на стр.16.) Тогда прогремел первый «Русский марш» и заявило о себе Движение против нелегальной иммиграции во главе с Александром Беловым. Тогда Василий Якеменко, одним из первых собравший футбольных фанатов в политически провалившийся проект «Идущих вместе», перестраивал тех же фанатов в рядах оказавшегося более успешным проекта «Наши». Тогда еще существовавшая и имевшая сильную фракцию в Госдуме партия «Родина» во главе с Дмитрием Рогозиным со скандалом была снята с выборов в Мосгордуму за ксенофобский ролик. Но с тех пор «Русские марши» сошли на нет: их проводят теперь четыре раза в год, но собирают они значительно меньше людей и почти не вызывают резонанса в СМИ. ДПНИ раскололось, а Александр Белов в очередной раз пытается доказать в суде свою невиновность в разжигании межнациональной розни. Отошли от политической деятельности футбольные фанаты. «Нас столько раз пытались использовать, а потом кидали, что «Родина», что ЛДПР, что те же «Наши», фанатские группировки отошли от политики, — сказал The New Times один из лидеров фанатской группировки московского «Спартака» Union. — Впрочем, не только от политики. За последние два года в Москве не было ни одного крупного столкновения фанатов. Люди спокойно выезжают подраться в Подмосковье. В Москве разве что отмороженная молодежь развлекается». (О скандале вокруг фильма о нацистах «Россия 88» — на стр. 42.)

Ушла в историю и партия «Родина», в парламентскую кампанию 2003 года набравшая — при поддержке власти — 9%. Ее лидер, некогда непримиримый оппозиционер Дмитрий Рогозин теперь представляет интересы России в НАТО и редко выезжает из Брюсселя в Москву. Другой видный идеолог партии, Наталья Нарочницкая, возглавляет парижское отделение кремлевского Института демократии и сотрудничества. Очевидно, бороться за русских из Брюсселя и Парижа комфортнее.

Кремль еще заигрывает с националистическими настроениями: в конце 2008 года «Молодая гвардия» (молодежное крыло «Единой России») начала антимигрантскую кампанию «Наши деньги — нашим людям», пикетируя здание Федеральной миграционной службы, но ни во что серьезное это пока не вылилось.

Призрак коричневой чумы по-прежнему бродит, но — пока — скорее в головах. Правда, то там, то тут он выплескивается и кровью: число убийств на национальной почве растет, а лозунг «Россия — для русских» пользуется все большей популярностью (читайте на стр. 14). Кто сумеет — и сумеет ли? — оседлать эту волну, покажет время.

_______________

1 На выборах Квачков уступил Герою России, полковнику ФСБ в отставке Сергею Шаврину, которого поддержала «Единая Россия».

2 О неминуемой победе националсоциалистов на свободных выборах в интервью The New Times говорили, например, глава Роснанотехнологий Анатолий Чубайс в № 6 от 11 февраля 2008 года и сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман в № 8 от 2 марта 2009 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.