Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Таможня гноит добро

16.03.2009 | Аникина Елена , Бешлей Ольга , Водянова Маргарита | №10 от 16.03.09

Москве угрожает продуктовый дефицит, и кризис тут ни при чем. Эта проблема «рукотворная»: в начале марта в столице закрыто 45 таможенных постов. Оформление импортных грузов, в том числе скоропортящихся продуктов, передано в подмосковные терминалы. В результате на подъезде к Москве выросли многокилометровые очереди из грузовых фур, ждущих «растаможки». Поставщики и производители уже несут многомиллионные убытки. Чем ситуация чревата для продовольственного рынка столицы — разбирался The New Times

«Они там сплошной стеной стоят! Километров на семь расползлись! Числа с четвертого езжу — очередь не уменьшается», — делилась впечатлениями кондукторша автобуса, который вез корреспондента The New Times до деревни Заборье, в 10 минутах езды от подмосковного Домодедова. «Они» — это фуры, которые выстроились в ряд перед въездом в местный таможенный терминал, относящийся к Подольской таможне. Масштаб бедствия хорошо просматривался с противоположной стороны дороги: длинная, тарахтящая, грязно-белая линия тянется насколько хватает глаз.

Около таможни — группа сердитых водителей-поляков с пустыми канистрами. «Пятый день здесь! Это же кошмар: ни помыться, ни побриться!» — пожаловался один, ставя ударение на букву «о».

«Мы даже хотели делать протест, — сказал второй, высокий усатый водитель. — Перекрыть дорогу. Но с нами поговорили… сказали, что фары разобьют». На этом месте он замялся: «Поймите, нам тут еще сколько стоять…»

Немного пролил свет на происходящее сотрудник терминала, прохаживавшийся около въезда в таможню. Сначала он долго не хотел общаться, но в конце концов смилостивился: «Работаем и днем, и ночью. Раньше в день фур 15–20 приезжало, а сегодня я перепись делал — 150 насчитал. Мы максимум до 40 фур в день обработать можем. Правда, теперь уже меньше новых машин приезжает: сегодня всего пятнадцать. Говорят, срезали поток от границы — перенаправили их куда-то еще».

На просьбу зайти внутрь поста он лишь усмехнулся: «Да вы что! Кто ж вас пустит-то? Там ФСБ охраняет. А с дальнобойщиками вы аккуратнее. Они народ сердитый, дерутся тут, целые побоища устраивают…»

Словно иллюстрируя этот тезис, из второй на очереди фуры вылез водитель с подбитым глазом. Представился Димой: «Я товар должен был еще шесть дней назад доставить. У меня в документах все точно расписано: где и какого числа я должен быть. Теперь еще придется платить штраф за просрочку на таможне при выезде из страны. Ведь в таких случаях всегда виноват перевозчик. Кроме того, тут, на таможне, заставляют объяснительные подписывать: мол, мы стояли из-за пробки. А то, что пробка из-за того, что таможня не работала несколько дней, нигде не написано!»

Дело, однако, не в пробках.

Приказ № 1621

Еще в середине 2008 года премьер Путин распорядился разработать концепцию по развитию и упорядочению таможенного оформления грузов. В Федеральной таможенной службе концепцию сочинили за месяц. И не дожидаясь согласований в профильных министерствах и ведомствах, стали внедрять — в порядке эксперимента. Причем для наглядности начали сразу со столичных терминалов, через которые проходила большая часть импорта. 17 декабря прошлого года главой ФТС Андреем Бельяниновым был подписан приказ № 1621, который предписывал с начала марта закрыть в Москве 45 таможенных пунктов, а «растаможку» соответствующих грузов передать в подмосковные терминалы. В самой ФТС такое решение объясняют тем, что вереницы фур на подъезде к Москве не украшают город, а главное — затрудняют пропускную способность и без того перегруженных столичных магистралей. Импортеры, еще только прознав про содержание концепции, просили таможенных чиновников сохранить столичные посты хотя бы для скоропортящихся товаров, то есть для еды. Те в приватных беседах успокаивали: дескать, не волнуйтесь, «скоропорт» не обидим. Как выяснилось — обидели.

Перевозчиков ни о чем не предупредили, сами таможенники работают в непонятном режиме — то днем, то ночью. Количество машин распределили по таможенным пунктам неравномерно: на одних постах многокилометровые пробки, а на других готовы провести «растаможку» за пару часов. Между тем закрытие постов в столице началось с ликвидации 31 декабря прошлого года Московской северной таможни. В итоге: с 1 марта в Москве и Подмосковье работают всего 5 таможен, в составе которых 62 поста и 20 отделов таможенного оформления и контроля.

В пресс-службе Центрального таможенного управления ФТС в ответ на запрос The New Times высказали уверенность, что «места на таможне хватит всем», поскольку скоропортящиеся товары (например, мясо и мясные продукты) имеют право оформлять 10 таможенных постов Зеленоградской, Ногинской и Подольской таможен. Кроме этого, чтобы разгрузить очередь, на таможенных постах организована работа в выходные и праздничные дни, а также введен двухсменный режим работы.

А вот с точки зрения участников рынка ситуация близка к критической. Теперь, заявил The New Times Алексей Афанасьев, исполнительный директор Национального сельскохозяйственного союза, многотонные грузовики с заграничной едой мечутся по Подмосковью в поисках поста, где можно побыстрее пройти процедуру «растаможки».

Лавинообразный эффект

Желающих много, постов мало. Собственно, в Московской области до марта был только один специализированный пост, имеющий опыт работы с плодоовощной продукцией, в Видном. Поэтому импортеры поначалу стали направлять свои машины туда. Но склады не резиновые: очень скоро в Видном стало не протолкнуться. И сотрудники таможни буквально под конвоем стали отправлять грузовики в Домодедово, Ступино, Коломну и Дмитров. Теперь там везде выстроились очереди. И понятно почему: эти посты никакого опыта работы с овощамифруктами не имели. Условия досмотра и фитосанитарного контроля, по признанию самих импортеров, чудовищные. После трех-четырех суток ожидания машина заезжает в ворота, санитарный врач просто открывает двери грузовика и беглым взглядом осматривает товар. По словам поставщиков, большая его часть на самом деле к реализации уже непригодна. Однако «досмотр окончен», машину закрывают и отправляют. Но даже и такой ускоренный процесс не спасает положения. Раньше Москва, говорят эксперты, за день пропускала по 400–450 машин с плодоовощной продукцией. На оформление одной фуры уходило 3 часа. Сегодня усилиями подмосковных таможенников через посты в день проходит 70–80 машин. А ожидание длится сутками. Скажем, для такого деликатного продукта, как помидоры, 5–6-дневное «простаивание» смерти подобно.

По словам Алексея Афанасьева, достоверных цифр того, какая часть «скоропорта» попросту сгнила, ожидая очереди на таможне, пока нет. Ведь груз, прошедший «растаможку», поступает не напрямую на прилавок, а на оптовую базу, где «неликвид» должен отбраковываться. О потерях можно судить лишь по некоторым косвенным данным. Скажем, Афанасьев отметил, что ежедневные поставки мяса в столицу с начала марта сократились более чем на 50%. Эксперт ожидает, что то же в ближайшее время случится и с плодоовощной и молочной продукцией. Мало того, ситуация может усугубиться, поскольку, как утверждает Алексей Афанасьев, на подмосковных постах уже наблюдается «лавинообразный эффект». К фурам, не прошедшим оформление вовремя, на следующий день добавляется еще 200 машин, назавтра — еще 200, и так каждый день.

Убытки на потоке

Поставщики утверждают: уже в ближайшее время новая система работы таможни приведет к снижению качества и сужению ассортимента продуктов питания, поставляемых на прилавки столичных магазинов. Но московские власти пока предпочитают комментировать ситуацию в спокойных тонах. Пресс-секретарь Департамента продовольственных ресурсов Москвы Леонид Ивакин рассказал The New Times, что «у города есть свой возобновляемый запас продовольствия, поэтому не стоит опасаться, что продуктов не хватит. Впрочем, при ближайшем рассмотрении оказывается, что запасы эти отнюдь не бездонны. В феврале первый заместитель руководителя Департамента продовольственных ресурсов Москвы Виктор Ольховой заявил, что запасов мяса в мегаполисе хватит на 1,5 месяца, рыбы — на 2 месяца, масла — на 1 месяц.

По мнению генерального директора Института аграрного маркетинга Елены Тюриной, сокращение продуктового ассортимента из-за таможенных проблем вполне реально, более того, это может стать поводом для очередного повышения цен на продукты. По словам главы Департамента потребительского рынка и услуг Владимира Малышкова, сейчас в московских магазинах реализуется импортное продовольствие¹ в основном из запасов, закупавшихся еще по «докризисным» ценам. Однако подорожание импорта неизбежно. Помимо роста доллара и евро теперь на цены будут влиять и таможенные риски. Поставщики, стиснув зубы, считают убытки, надеясь хоть часть из них возместить за счет покупателей. По подсчетам Льва Хасиса, генерального директора X5 Retail Group (сети «Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), поставщики плодоовощной продукции уже повысили отпускные цены на 40%. А многие импортеры и вовсе отказываются от зарубежных контрактов и уходят с рынка.

Интересно, в правительстве и Федеральной таможенной службе, издавая приказ № 1621, кто-нибудь просчитывал, чем он обернется? Тем более в условиях кризиса.

Ранее в Москве функционировали четыре таможни — Северная, Восточная, Южная и Западная. Северная таможня была ликвидирована еще 31 декабря прошлого года. С 3 марта Восточная, Южная и Западная московские таможни реорганизованы. Московская восточная таможня присоединена к Щелковской таможне, Московская южная таможня — к Ногинской таможне, Московская западная — к Подольской таможне.

С марта 2009 года в Москве и Московской области функционируют 5 таможен, в составе которых 62 таможенных поста и 20 отделов таможенного оформления и таможенного контроля. В Московской области оформляются скоропортящиеся товары. Мясо и мясные продукты — на 10 таможенных постах Зеленоградской, Ногинской, Подольской таможен. Товары, подлежащие ветеринарному контролю — на 16 таможенных постах Зеленоградской, Ногинской, Подольской и Щелковской таможен. Товары, подлежащие фитосанитарному контролю — на 22 таможенных постах Зеленоградской, Ногинской, Подольской и Щелковской таможен.

_______________

1 Ежедневные потребности Москвы в продовольствии, по официальным данным, составляют 32 тыс. тонн, из которых 40–50% — импорт.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.