Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Упал — поднялся

16.03.2009 | Докучаев Дмитрий , Федотова Ирина | №10 от 16.03.09

Как выйти в плюс, если биржа идет в минус

С начала кризиса российский фондовый рынок упал на 70%. Однако и сейчас случаются кратковременные всплески котировок тех или иных акций. Как заработать на падающем фондовом рынке — выяснял The New Times

В конце января — начале февраля неожиданно для всех начали расти акции наших металлургических компаний, до этого пережившие наиболее сильное падение. Причина — внезапное краткосрочное оживление мирового спроса на металлы. Некоторым особо прозорливым биржевым игрокам удалось вовремя сориентироваться и «поймать» тренд. Один из них, завсегдатай торговой площадки ММВБ Михаил, рассказал The New Times: «Я уж и не надеялся заработать на черном металле. А тут как поперло: премия не заставила себя долго ждать...» По словам Михаила, компании дорожали каждый день — иногда сразу на 10%. Примерно за 2 недели с конца января бумаги «Северстали», НЛМК и «Мечела» удвоили свою стоимость. Затем опять покатились вниз. Но те, кто в этот короткий промежуток успел их продать на пике роста, не прогадали: на каждый вложенный рубль получили от 1,10 до 1,50 рубля.

Упал — не отжался

Российский фондовый рынок уже полгода величают не просто «падающим», а «обвалившимся». За это время стоимость акций самых известных и успешных отечественных компаний снизилась в разы.¹

В связи с этим у большинства экспертов, опрошенных The New Times, мало оптимизма по поводу игры, а тем более выигрыша на таком рынке. «Менталитет 90% инвесторов нацелен на рост, а на падающем рынке большинство игроков деньги теряет», — убежден независимый аналитик Семен Бирг, за плечами которого опыт работы в «Финаме» и УК «Альфа-Капитал».

Коллизию же, случившуюся с акциями металлургических компаний, он считает случайностью. «До этого металлургические акции подешевели за год раз в 10, а потом произошло их кратковременное подорожание в полтора раза. Простая арифметика показывает, что отыграть-то удалось всего 5%», — объясняет Бирг. По его словам, настоящий успех в этой игре сопутствовал только тем инвесторам, кто успел «поймать рыночный тренд» на короткой дистанции. Ну а кто не успел — тот опоздал: после опубликования финансовой отчетности металлургических компаний за прошлый год (она появилась в конце февраля), а также объявленных массовых сокращений в отрасли их акции вновь безнадежно устремились вниз.

Золотой шанс

Инвесторы ведут себя по-разному: кто-то рассчитывает на моментальную удачу, кто-то и в кризисных условиях вырабатывает долгосрочную стратегию успеха. «Я исхожу из того, что, когда в мире кризис и ни один инструмент не является устойчивым, люди начинают покупать драгметаллы: золото, платину, палладий, серебро, — рассказал The New Times бывший первый вице-премьер российского правительства Борис Немцов. — Поэтому я купил акции компаний «Полюс Золото» и «Полиметалл».²

Как известно, золото вплоть до последнего времени росло в цене и уже подобралось к отметке $1000 за тройскую унцию. При этом себестоимость производства золота в этих компаниях — от $300 до $400 за унцию. «Полюс Золото» и «Полиметалл» — предприятия со 100-процентной рентабельностью, и это круто. Поэтому я считаю, что вложение в акции «Полюс Золото» и «Полиметалл» — все равно что покупка золота в слитках. По крайней мере, есть прямая корреляция между курсом акций этих компаний и ценой золота».

Впрочем, золото — продукт волатильный. Его цена долго росла (см. подробнее The New Times № 8 от 2 марта), но затем с начала марта пошла вниз. «Золото — это прежде всего гарантия сохранения капитала, а не инструмент заработка», — считает президент группы компаний «Алор» Анатолий Гавриленко.

Спекуляции не для всех

«Что-то выиграть на фондовом рынке «вкороткую» — это удел профессионалов», — утверждает Анатолий Гавриленко. Борис Немцов — один из тех, кто практикует «дейли трейдинг».³ Однако он предупреждает, что это очень рискованные операции. «Они сильно расшатывают нервную систему: ты ни о чем уже не можешь думать в этой жизни, кроме того, рухнут котировки твоих акций или нет. Конечно, когда весь рынок упал, а ты заработал даже 1% прибыли, то чувствуешь себя героем», — говорит Немцов.

Одна из проблем, с которой сталкивается игрок на волатильных рынках, по словам Бориса Немцова, — то, что там часто работают спекулянты в сговоре, которые могут в течение дня сначала глубоко «сажать» рынок, а потом поднимать. Чтобы успешно противостоять им, утверждает экс-вице-премьер, есть два пути. Первый — внимательнейшим образом изучать деловую информацию, чтобы делать точные выводы о готовящихся сделках и ценовых тенденциях в различных сегментах рынка. Тогда можно предвидеть взлет или падение тех или иных акций. Второй — пользоваться инсайдерской информацией, если таковая доступна. Сейчас, правда, на законодательном уровне хотят ужесточить наказание за инсайд, но соответствующий закон пока «завис» в Думе без движения.

Борис Немцов находит этому политическое объяснение: «Проблема в том, что у нас главным инсайдом обладает правительство. Например, выделив Внешэкономбанку $175 млрд для поддержания фондового рынка, оно тем самым создало на этом рынке абсолютно криминогенную обстановку. Фактически один игрок — ВЭБ — получил баснословные деньги для манипуляций рынком. Имея $175 млрд, можно повысить капитализацию тех или иных акций на два порядка. И инсайдеры, которые знают, когда ВЭБ выходит на рынок, зарабатывают на этом огромные деньги».

Будущие риски

На что же рассчитывать законопослушным игрокам или тем, кто попросту не имеет инсайдерской информации? Анатолий Гавриленко из «Алора» утверждает, что профессиональные спекулянты сейчас предпочитают играть на срочном рынке, то есть не на акциях как таковых, а на хеджировании (страховании) операций с акциями с помощью специальных инструментов — опционов и фьючерсов.4 При этом риски на срочном рынке такие же высокие, как и вероятные доходы: можно как неплохо заработать (до 60% годовых), так и все проиграть.

А аналитик Семен Бирг советует вкладываться в облигации крупнейших российских компаний, поскольку степень их надежности выше, чем у акций: при той же доходности — меньший риск потерять деньги. При этом эксперт предупреждает всех, кто строит сейчас амбициозные планы по завоеванию российского фондового рынка: оснований надеяться на «плановую» прибыль на нем нет и еще долго не будет. Остается уповать лишь на удачу, по возможности максимально просчитывая при этом риски.

_______________

1 Капитализация ведущих российских компаний в среднем сократилась за год в 3–3,5 раза, акции российского лидера — «Газпрома» за это время упали примерно в 4 раза.

2 «Полюс Золото» — крупнейшая золотодобывающая компания России с производством золота 38 тонн в год. «Полиметалл» произвел около 9 тонн золота и 535 тонн серебра по итогам 2008 года.

3 Игра на изменении курсов акций компаний, которые сильно колеблются в течение дня.

4 Опцион — договор, по которому покупатель получает право совершить продажу-покупку актива по заранее оговоренной цене. Фьючерс — договор о фиксации условий покупки-продажи определенного актива в оговоренный срок в будущем по цене, установленной сегодня.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.