Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Суд и тюрьма

Восемь с половиной

16.03.2009 | Масленников Никита | №10 от 16.03.09


«Газета» — специально для The New Times

Мифы и легенды — атрибут не только Древней Греции. Есть они и в современной российской экономике. И особенно в экономической политике.

Миф первый. Правительство так и не выбрало способ борьбы с кризисом.

Миф второй. Главный инструмент антикризисной политики — раздача индивидуальных льгот в виде господдержки предприятий, зачисленных в отряд системообразующих.

Миф третий. Пора снижать налоги.

Конечно, жизнь без мифов, как правило, куда мрачнее самих мифов. Но я исхожу не из теории, а из практики, точнее, из последних правительственных расчетов бюджета-2009.

Новый бюджет — это сделанный выбор. Ключ — его объявленный дефицит в 8%. Понятно, на деле он, скорее всего, будет больше, правительственные чиновники уже свободно оперируют цифрой 10%, но за два первых месяца 2009 года (за счет январской статистики переходящих с прошлого года доходов) профицит сохраняется, так что из скромности остановимся на «киногеничных» 8,5%.

Сеанс разоблачения начну с третьего мифа. Известно: в мирное (некризисное) время согласованная пороговая величина бюджетного дефицита в Евросоюзе — 3%. Так что нет никаких сомнений в том, что все разговоры о снижении налогов в России будут отметаться с порога. Любое снижение налогов чревато крайне опасным расширением дефицита. И это уже совсем не миф.

А вот теперь самое время поговорить о первом мифе. Что же правительство противопоставляет кризису? Если кто-то думает, что, перерабатывая бюджет, оно сдержало обещание несколько повысить социальные выплаты (что совершенно естественно для кризиса) и серьезно проредить инвестиционные расходы, то вышло иначе. Владимир Путин сосчитал, что объем госинвестиций в 2009 году составит 1,2 трлн рублей, половина пойдет на строительство. «Это чуть больше, чем в прошлом году, но существенно меньше, чем планировалось ранее», — оценил госинвестиции премьер. Суть тем не менее в том, что государство своими расходами собирается компенсировать падение спроса. Точно так же, как своими вливаниями в банковский сектор оно компенсировало бегство капиталов из России. «Локомотивом» назначено строительство, прежде всего — сочинских олимпийских объектов.

Вот мы и подошли к тому, что считать главной антикризисной мерой. Нет, не строительство — оно во всяком случае пока еще не завелось. Да и среди олимпийских дисциплин бегство от кризиса не значится. И не поддержка списочных предприятий. Ни одно из них пока развернутой госпомощи не получило. Зато создан другой яркий прецедент: ГАЗ, который стоял первым в очереди на госпомощь, оказался на пороге банкротства.

Тем не менее главная антикризисная мера есть, и она совсем другая: это девальвация рубля на 40%, если считать к бивалютной корзине. Вполне рыночное действие, диссонирующее со всем остальным, что варится на правительственной кухне.

Теперь, когда с мифами покончено, можно сказать, как изменится наша реальная жизнь. Я не о том, когда кризис закончится — этого не знает никто. Зато я уверен в том, что впереди инфляционный шторм. Об этом точно позаботятся упомянутый бюджетный дефицит и девальвированный рубль. Сначала прыгнут цены на импорт, потом к ним будут подтягиваться и отечественные производители. При этом, чем бы ни покрывали дефицит — хоть резервами, хоть эмиссией, эффект будет один: половодье рублей. А именно их изобилие отращивает цены.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.