Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#ОМОН

Дневник лейтенанта

12.10.2010 | Барабанов Илья | № 33 от 11 октября 2010 года


Дневник лейтенанта. Бойцы московского ОМОНа занимаются незаконными подработками — это следует из рабочих записей офицера подразделения, которые оказались в распоряжении The New Times. Дневник, как и ряд иных писем, доказательств, поступил в редакцию после публикации материала «Рабы ОМОНа». Правдивость изложенных в нем фактов оспаривают руководство отряда и ГУВД Москвы — судебные разбирательства продолжаются уже полгода. Вот и на этот раз представители Отряда милиции особого назначения отказываются комментировать свидетельства нарушений, зафиксированные офицером в своем дневнике, и грозят возбуждением уголовных дел в ответ на публикацию этого материала

Еженедельник старшего лейтенанта ОМОНа Сергея Морковина в редакцию The New Times передал неизвестный. Этот дневник командир 3-го взвода 2-й роты 1-го батальона Отряда милиции особого назначения вел на протяжении 2008–2009 годов. Из записей офицера Морковина можно сделать только один вывод: бойцы московского ОМОНа все же занимаются подработками, не входящими в перечень их профессиональных обязанностей, как бы ни отрицали этот факт руководители отряда и ГУВД Москвы.* * В №3 от 1 февраля 2010 года The New Times опубликовал материал «Рабы ОМОНа», в котором бывшие и действующие сотрудники отряда рассказывали о коррупции и злоупотреблениях. По итогам этой публикации офицеры отряда и ГУВД Москвы обратились в суд, требуя признать, что их чести, достоинству и деловой репутации нанесен непоправимый ущерб. Эти гражданские дела рассматривает в настоящее время Пресненский суд Москвы. 

Кто на подработке

Лирических отступлений лейтенант Морковин в своем дневнике себе не позволял. Начинается дневник с перечня бойцов и списка номеров служебного автотранспорта. Далее — день за днем — скупое перечисление вышедших на смену, заболевших, отправившихся на учебу или в отпуск. В некоторые дни офицер помечал, где конкретно дежурит его взвод: Тверская площадь, Триумфальная, стадион «Локомотив». 30 мая 2008 года с 6.30 утра до 18.00 взвод дежурил у спорткомплекса «Олимпийский», где проводился этап Кубка мира по спортивной гимнастике. 9 августа того же года — у касс стадиона «Лужники», где проходил матч чемпионата России по футболу между «Спартаком» и «Химками». 15 февраля 2009 года бойцы этого взвода работали на митинге памяти Анастасии Бабуровой и Станислава Маркелова. Наконец, 7 октября 2010 года бойцы 3-го взвода были обнаружены корреспондентом The New Times у выхода со станции метро «Чистые пруды», где проходил митинг, посвященный памяти Анны Политковской. Большая часть страниц этого дневника не представляет для исследователя никакой ценности — омоновские будни, помеченные заголовками «Полигон», «Резерв в отряде», «Дежурство у греческого посольства», «Учебный день», «Выходной». 

174-28-03_1.jpg

Наиболее интересны в записях старшего лейтенанта Сергея Морковина — ежедневно обновлявшиеся списки бойцов, которые омоновец помечал словом «подработка», «подраб», «подр».* * Подработками на стороне сотрудникам милиции запрещают заниматься действующий закон «О милиции», закон «О противодействии коррупции» и закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации». Такие пометки офицер ставил либо рядом с фамилиями своих бойцов, которые якобы вышли в этот день на дежурство, либо выделял их в отдельный список. «Подработка. Чернышов, Пасечник, Очнев, Филонов», — пометил офицер 8 апреля 2008 года. 11, 12 и 14 апреля на «подработки» отправились те же бойцы, но без Очнева. 18 апреля — Максимов, Казначеев. 19-го — Козлитин. 25-го — Солин и Гандзиели. Практика отправки бойцов на «подработки» успешно, судя по ежедневнику, перекочевала в 2009 год: 18 февраля — Шитов, 28 марта — Пилипков, 28 апреля — Волков (такие записи оставлялись ежедневно, The New Times выбрал лишь те случаи, когда фамилии не повторяются). Итого около половины бойцов взвода в те или иные дни отсутствовали на службе в связи с тем, что старший лейтенант Морковин именовал в своем дневнике «подработками». 
Число бойцов, занимавшихся «подработками», ежедневно менялось от 1 до 5 человек.
На «подработки» омоновцы шли вне зависимости от того, есть ли сегодня митинг, футбольный матч или даже по графику им положен выходной день.

174-28-03.jpg

«Действующее законодательство позволяет заниматься сотруднику милиции творческой, научной, преподавательской деятельностью, — указывает руководитель независимого милицейского проф­союза Михаил Пашкин. — Заниматься коммерческой деятельностью, подработками, даже в нерабочее время, закон сотрудникам МВД запрещает». Недавно на сайте профсоюза появились, кстати, любопытные документы: копия договора об охране, подписанная первым председателем правления «Трансинвестбанка» Дмитрием Черневым, с одной стороны, и командиром 2-го батальона ОМОН ГУВД Москвы Сергеем Евтиковым — с другой.* * Полковник Евтиков был одним из главных фигурантов материала «Рабы ОМОНа». Договор, датированный 2003 годом, подробно расписывает обязанности бойцов ОМОНа «по организации охраны центрального офиса КБ «Трансинвестбанк».

О каких «подработках» может идти речь? Видимо, это именно то, о чем рассказывали The New Times бывшие и действующие сотрудники ОМОНа в интервью, которое легло в основу материала «Рабы ОМОНа»:

«Батальон превратили в структуру по зарабатыванию денег. /.../ В каждом случае все индивидуально. Как договоритесь. С коммерсантом может договориться сам командир батальона Евтиков, может командир роты, а может боец прийти и сказать: «Я тут договорился шаурму поохранять. Можно? Платить буду 2 тыс. в день». В Измайлове один наш коллега так перед гостиницей шаурму и охранял. Но это мелочь. На Рублевском шоссе, например, наш батальон восемь коттеджей охраняет. Завод в Филях. На Арбате есть офис одного грузинского вора в законе, его тоже охраняем. Сейчас он бизнесмен, и ему нравится, что в 90-е его ОМОН с РУБОПом прессовали, а теперь охраняют. Два джипа с ОМОНом за ним катаются. Он с нашим полковником напрямую договаривался, за одного человека платит ему 12 тыс. рублей в день, из них бойцу достается 1500. /.../ А чтобы прикрыть себя, начальство взяло с каждого рапорт: «Предупреждены о недопустимости заниматься коммерческой деятельностью» — и заранее каждый новый боец пишет рапорт об увольнении без даты, они у полковника Евтикова в сейфе хранятся. Если что, человека увольняют задним числом, и начальство уже ни при чем — ведь это больше не сотрудник ОМОНа.
/.../ Кто станет прикрывать выгодный бизнес? «Газель» московского ОМОНа на рейдерский захват стоит 50 тыс. рублей.

The New Times решил обратиться к старшему лейтенанту Морковину с просьбой пояснить, что он имел в виду, оставляя в своем ежедневнике такие пометки. Вместо привычных для любого абонента гудков телефон офицера ответил любопытным рингбэктоном: «Где бабло, а? (после этого на записи слышится звук ударов) А?» — тут трубку взял Морковин и заявил: «Я никаких комментариев давать не буду. Давайте при личной встрече».* * Рингбэктон (от английского ring back) — популярная мелодия, шутка или звуки, которые заменяют обычный гудок во время ожидания ответа от абонента. 

Послушать рингбэктон лейтенанта Морковинa

Личную встречу офицер назначил на 8 утра 6 октября у контрольно-пропускного пункта базы ОМОНа в Строгине, на 120-м Проектируемом проезде. Однако и на этот раз от каких-либо комментариев Морковин отказался, заявив, что ежедневник — его частная собственность, потребовал вернуть вещь ему и заявил, что журналисты нарушают его право на неприкосновенность частной жизни, гарантированное ему Конституцией. (Редакция The New Times располагает аудиозаписями обоих диалогов, а также видеозаписью встречи, которая состоялась у КПП базы ОМОНа в Строгине.)

Молчание ОМОНа

Не добившись комментариев от Сергея Морковина, The New Times обратился с просьбой прокомментировать изложенные в офицерском ежедневнике факты в пресс-службу ГУВД Москвы, также запрос был отправлен непосредственно в Отряд милиции особого назначения. Редакция до последнего ждала, что командир московского ОМОНа генерал-майор Вячеслав Хаустов согласится наконец на интервью и предложит иные трактовки слова «подработка», кроме тех, что известны нам по толковым словарям русского языка. Однако конструктивного диалога не случилось.
 

Около половины бойцов взвода в те или иные дни отсутствовали на службе в связи с тем, что старший лейтенант Морковин именовал в своем дневнике «подработками»    


 
Официальный представитель ОМОНа Жанна Ожимина от комментариев также отказалась, заявив, что она на больничном. Неофициальные же переговоры с представителями отряда продолжались на протяжении всего дня 6 октября. Сначала корреспонденту The New Times было заявлено, что ежедневник был украден у офицера Морковина, и пригрозили возбуждением уголовного дела по статье 158 Уголовного кодекса («кража»). Но для возбуждения дела необходимо, чтобы украдено было имущество на сумму 10 минимальных размеров оплаты труда. Так что следующим этапом стала новость о том, что вместе с дневником у Морковина якобы был похищен ноутбук. «Вы будете привлечены как соучастник преступления», — обещала корреспонденту The New Times собеседница в руководстве ОМОНа.
В ОМОНе настаивали: ежедневник должен быть возвращен, тогда, может быть, дело возбуждено не будет.
В одном из разговоров было даже сообщено, что старшего лейтенанта неправильно поняли и якобы он вкладывал в слово «подработка» некий иной смысл. Ближе к вечеру позиция отряда поменялась, теперь уже журналистам предлагали «договориться по-хорошему»: «Вы отдаете дневник, мы забываем об инциденте».

P.S. 7 октября, по информации The New Times, о новом «инциденте» в ОМОНе был поставлен в известность глава ГУВД Москвы генерал Владимир Колокольцев.
8 октября редакция The New Times направила дневник старшего лейтенанта Сергея Морковина в Генеральную прокуратуру, приложив к нему заявление с просьбой провести дополнительную проверку фактов, изложенных в материале «Рабы ОМОНа», с учетом вновь открывшихся обстоятельств. Мы ждем ответа.

Видео встречи с лейтенантом Морковиным:

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.