Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Коррупция

Да оскудеет рука мзду дающего

14.10.2010 | Барбан Ефим | № 33 от 11 октября 2010 года

Британским мздоимцам дадут «десятку»

174-40-01.jpg

Да оскудеет рука мзду дающего. Великобритания снова решила доказать, что взяточникам не место среди джентльменов. Королева Елизавета II одобрила уже пятый в истории страны и, как говорят, самый жесткий закон «О взяточничестве» (The Bribery Act). Он касается прежде всего деловых отношений британских компаний с зарубежными странами. Так как Россия занимает среди них далеко не последнее место, The New Times решил полистать страницы документа

38-летний Эндрю К. занимает руководящий пост в одном из солидных британских инвестиционных фондов. В 2008 году Эндрю, очарованный призывами из Москвы инвестировать в Россию, убедил свое руководство так и поступить. Фонд был твердо намерен открыть представительства в Москве, Нижнем Новгороде и Екатеринбурге. Однако получение постоянной прописки оказалось не простым делом. «Почти год мы потратили на поиски причин, тормозящих решения уже вроде бы согласованных вопросов. А потом один доброхот назвал нам цену этих решений — просто нарисовал ее на бумажке. Выходило почти £400 тыс. (около $650 тыс)!» Начальство Эндрю после ознакомления с прейскурантом охватил приступ ярос­ти. А затем оно впало в уныние, особенно на фоне призывов президента Медведева к западному бизнесу помочь в модернизации России. «Мы не против, но сколько это будет стоить по статье «непредвиденные расходы», — зло шутит Эндрю.

Вышка — 10 лет

Россия занимает не первую строчку в перечне жалоб такого рода со стороны британских бизнесменов. Слабое утешение, учитывая, что впереди по количеству вымогательств со стороны местных чиновников и других должностных лиц — только страны Африки и Азии. Между тем даже в лондонском Сити уже зарегистрированы сотни фирм со 100-процентным российским капиталом. Не говоря уже о «разных прочих» совместных предприятиях. The Bribery Act помогает британскому бизнесу избежать откатов и вынужденных взяток. Помогает просто: «предложение и дача взятки (активное взяточничество)» объявлены уголовно наказуемыми деяниями, так же как и «требование и получение взятки (пассивное взяточничество)»; подкуп иностранного должностного лица с целью получения деловых преференций при ведении бизнеса; корпоративное бездействие в предотвращении взятки». Максимальное наказание за взяточничество для физического лица — 10 лет тюрьмы. Юридическим лицам уготован «штраф в неограниченном размере». Контроль за имплементацией нового закона британский минюст возложил на Совет по зарубежному взяточничеству — структуру, координирующую работу полиции, прокуратуры и секретариата омбудсмена по противодействию коррупции.

Синдром Морозова

Но так ли уж потенциально наказуемы взятки и «откаты» на российской территории для иностранцев? Ведь до Лондона и других столиц далеко. Сокрушительным ударом по репутации может быть разве что по-настоящему крупный международный скандал (как недавно с «Даймлером»), а такое случается нечасто. «Дело в том, что на многих в Лондоне произвели впечатление разоблачения сбежавшего сюда российского бизнесмена Морозова, — пояснил The New Times Эндрю К. — Ведь любой задержанный в России чиновник-взяточник может точно так же дать показания против зарубежных взяткодателей, а кому сейчас нужны скандалы?»* * Экс-глава компании «Москонверспром» Валерий Морозов обвинил кремлевских чиновников в вымогательстве крупных сумм денег. После чего СКП возбудил уголовное дело против замглавы управления капитального строительства УД президента РФ Владимира Лещевского.

Принц откатов

В самой Великобритании взяточничество на бытовом уровне практически отсутствует — особенно в государственной сфере. Однако случаи взяточничества за рубежами страны нередки. Совсем недавно британский деловой мир потряс скандал, связанный со взяточничеством в одной из крупнейших британских корпораций, производящей вооружения, — BAE Systems. В феврале этого года, признав выдвинутые против нее обвинения во взяточничестве, она выплатила по мировому соглашению $445 млн в виде штрафов британскому департаменту особо тяжких преступлений и американскому министерству юстиции. Штрафы были наложены в связи с дачей взяток при поставке радаров в Танзанию, а также в Чехии и ЮАР — при поставке авиационного оборудования. А ведь еще не забыт другой грандиозный скандал вокруг этой же компании: в 2007 году вскрылось, что ВАЕ в течение 22 лет «откатила» более $2 млрд саудовскому принцу Бандару ибн-Султану — главе национальной службы безопасности Саудовской Аравии. Взятки были связаны с поставками Эр-Рияду партий истребителей на сумму £40 млрд (около $79 млрд). «Взяточничество, если оставить его безнаказанным, разрушает нравственную основу всех институтов, как государственных, так и частных» — так обосновал необходимость нового закона глава британского минюста Кеннет Кларк. Он призвал британские компании разрабатывать собственные программы противодействия коррупции: «Если выяснится, что деловая практика компании основана на такой программе, обвинения во взяточничестве могут быть сняты». Об этом прямо говорится в статье 7 закона — «наверное, самой важной», считает г-н Кларк.
Как конкретно отзовется на этот призыв британский бизнес, пока прогнозировать трудно. Социологический опрос, проведенный консалтинговой компанией Ernst & Young, показал: лишь 35% британских компаний априори отказываются от работы в странах с высокими коррупционными рисками. При этом многие компании считают: существуют страны, где «ведение бизнеса невозможно без взяток или другой формы коррупции». Такова, мол, жизнь...


Андрей Новиков, эксперт и старший менеджер российского отделения компании Ernst & Young: 

Новый британский закон применим и к российским компаниям, осуществляющим свою деятельность в Великобритании или сотрудничающим с британскими фирмами и финансовыми учреждениями. Очень существенная деталь закона — расширение его юрисдикции: место подкупа, страна, где это произошло, не имеет значения. Здесь не предусмотрено никаких исключений. Не менее важная деталь: компании сейчас будут нести корпоративную ответственность за взятку, переданную или предложенную от их имени их сотрудником или агентом. Вместе с тем эффективность действия нового закона прогнозировать трудно: статистика свидетельствует, что две трети случаев взяточничества не раскрываются. И все же закон наверняка повысит прозрачность работы компаний, хотя Великобритания и так занимает высокую позицию в списке наименее коррумпированных стран. На самом-то деле коррупция — это ведь не только правовая проблема. В России она лежит намного глубже и связана с исторической и культурной традицией. Но решить ее, на мой взгляд, можно, были бы у руководства страны политическая воля, необходимый ресурс и реальное желание.


1889 год
в Британии принят первый закон о коррупции, по которому до последнего времени судили проштрафившихся британских чиновников и бизнесменов.

1906 год
принят Акт о предотвращении коррупции.

1916 год
принят еще один — дополняющий прежний — Акт о предупреждении коррупции.

2002 год
принят закон «О средствах, заработанных преступным путем». Он позволяет арес­товывать имущество подозреваемых в подобного рода деяниях.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.