Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Наука

Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2010 года

11.10.2010 | Клещенко Елена | № 33 от 11 октября 2010 года

Шведы дали премию за зачатие в пробирке

174-54-010.jpg
Роберт Эдвардс, Лесли Браун и ее 30-тилетняя дочь Луиза — первый ребенок на земле, зачатый in vitro. Теперь  она сама мама

Нобелевскую премию по физиологии и медицине 2010 года получил британец, почетный профессор Кембриджского университета Роберт Джеффри Эдвардс за создание технологии экстракорпорального оплодотворения (ЭКО, или IVF — in vitro fertilization). Профессору Эдвардсу обязаны жизнью четыре миллиона человек — примерно столько «детей из пробирки» живет сейчас на Земле

«Сэр, мы хотели бы сообщить, что одна из наших пациенток, 30-летняя замужняя женщина, ранее не рожавшая, 25 июля 1978 года благополучно родила через кесарево сечение нормального младенца женского пола весом 2700 граммов...» Так начинается письмо, опубликованное в британском медицинском журнале «Ланцет» за 1978 год. Авторами письма были акушер-гинеколог Патрик Стептоу и эмбриолог Роберт Эдвардс, а девочка по имени Луиза Джой Браун, дочь супружеской пары с девятилетней историей бесплодия, стала первым «ребенком из пробирки».
У матери Луизы была непроходимость фаллопиевых труб — «путепроводов», по которым зрелая яйцеклетка попадает из яичника в матку. Спайки в трубах возникают, например, при инфекциях, и «трубный фактор» бесплодия считается одним из самых распространенных. Другие причины бесплодия — патологии матки, нарушения овуляции, то есть выхода яйцеклетки из яичника — так или иначе мешают яйцеклетке встретиться со сперматозоидом. «Свидание» может сорваться и по вине мужчины — например, если сперматозоидов мало или их подвижность ограниченна. Еще в 50-е годы ХХ века Роберт Эдвардс начал мечтать о том, чтобы контролировать процесс образования человеческого зародыша. Извлечь яйцеклетку из организма женщины, устранить все, что может помешать оплодотворению, и затем вернуть обратно готовый зародыш... Подобные опыты уже удавались на животных. Сам Эдвардс в 50-е годы выполнил блестящие исследования на мышах и многое узнал о том, как гормоны управляют созреванием яйцеклеток.

От одной до миллионов

У женщин все гораздо сложнее, чем у мышей и крольчих. Когда Эдвардсу удалось «научить» яйцеклетки созревать в культуре и оплодотворить, они почему-то начали останавливаться в развитии. Тогда он решил не держать яйцеклетку в культуре, а извлечь ее из яичника в момент созревания. Для этого идеально подходил новый метод, введенный в гинекологию Патриком Стептоу, — лапароскопия.* * Лапароскопия — метод хирургии, в котором операции на внутренних органах проводят через небольшие (обычно 0,5–1,5 см) разрезы под контролем специальной оптики. Эдвардс связался со Стептоу, и в 1970 году они успешно получили и оплодо­творили яйцеклетку.
В 1978 году Эдвардс и Стептоу основали клинику бесплодия в Бурн Холле (Кембридж, Великобритания). В 1986 году там родился тысячный «ребенок из пробирки», и еще примерно тысяча ЭКО-детей появилась во всем мире. В России первую такую операцию провел профессор Б.В. Леонов из Московского научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН в 1986 году: на свет появилась Алена Донцова, ныне проживающая в Севастополе.
Луизе Браун сейчас 32 года, она замужем, и в 2006 году у нее родился сын, зачатый обычным способом. Патрик Стептоу Нобелевской премии не дождался: его не стало в 1988 году. А Роберту Эдвардсу сейчас 85 лет.

174-54-02.jpg
Д-р Эдвардс с 2500-м ребенком «из пробирки»

Восемь близнецов

За три десятилетия метод ЭКО был сильно усовершенствован. Яйцеклетку научились извлекать без лапароскопии, «лишние» эмбрионы стали сохранять, чтобы при неудаче повторить попытку в следующем цикле. Помногу яйцеклеток сразу сейчас стараются не подсаживать: многоплодная беременность может быть опасной как для матери, так и для детей. (Вспомним американку Надю Сулейман, родившую после ЭКО восьмерых близнецов весом от 800 г до 1,4 кг.) Для борьбы с мужским бесплодием придумали метод ИКСИ (от англ. ICSI, intracytoplasmic sperm injection): при низком качестве спермы мужскую половую клетку можно ввести в яйцеклетку «вручную». Сегодня матерью может стать женщина, у которой нет яичника — для этого понадобится донорская яйцеклетка. Если же в организме пациентки есть запас яйцеклеток, но она не может выносить беременность и родить сама из-за других патологий, можно прибегнуть к услугам суррогатных матерей.
Здесь начинаются этические и юридические проблемы. С одной стороны, ограничения суррогатного материнства лишают кого-то возможности обзавестись детьми, с другой — коммерческие отношения с женщиной, вынашивающей ребенка «заказчицы», не должны перерастать в эксплуатацию. Этические споры вокруг ЭКО начались задолго до его реализации на практике. Инициировал дебаты сам Роберт Эдвардс: о возможных моральных проблемах, связанных с ЭКО, он писал еще в начале 70-х. Не в последнюю очередь из-за этих дебатов в 1971 году британский Медицинский исследовательский совет отказал Эдвардсу и Стептоу в финансировании, после чего работа продолжалась на частные пожертвования.
Особую неприязнь новая репродуктивная технология вызвала у верующих. РПЦ приравнивает ЭКО к греху аборта, поскольку метод «предполагает намеренное разрушение избыточных эмбрионов». Католическая церковь также относится к ЭКО неодобрительно. Даже если не говорить о «душе эмбриона», элементарные соображения этики требуют проверить, все ли в порядке со здоровьем у ЭКО-детей. Статистика за тридцать лет показывает, что «дети из пробирки» ничем не хуже обычных сверстников. Правда, у них слегка повышена вероятность некоторых редких пороков развития, но это может быть связано и с более высоким средним возрастом матерей. А теперь у ЭКО-детей имеется и преимущество перед зачатыми традиционным способом.

Спасительный диагноз

174-54-03.jpgНа ранних стадиях развития из зародыша можно изъять одну клетку и с помощью современных ДНК-технологий определить наличие или отсутствие мутантного гена. Иначе говоря, выяснить, будет ли ребенок здоровым или больным. Это называется ПГД — преимплантационная генетическая диагностика.
У многих носителей генов предрасположенности только один из двух «экземпляров» гена связан с болезнью, другой нормальный. Это означает, что вероятность передать ребенку «плохой» ген — 50%. Исследователи из Лондонского медицинского колледжа (Институт женского здоровья) провели ЭКО яйцеклеток женщины с геном предрасположенности к раку груди, проверили, каким из зародышей достался вредный ген и таким образом установили, из каких эмбрионов могут получиться здоровые дети. (Группой руководили Сиобан Сен-Гупта и Карен Фордхэм.) В результате родилась здоровая девочка: ученые увеличили вероятность благополучного исхода с 50% до 100%.
Верующие скажут: значит, ученые опять решают, кому жить, а кому умирать? Но обычная пренатальная диагностика ставит мать и врача перед более тяжелой дилеммой: делать аборт или дать жизнь заведомо больному ребенку? Любой врач скажет, что аборт — хуже.
Однако есть другие опасения. Когда технология ПГД станет дешевле и проще, не начнут ли люди использовать ее для того, чтобы ребенок унаследовал «желательные» качества? Пойдет ли это на пользу популяции и не начнут ли родители чаще «заказывать» мальчиков? Прецеденты были: когда в Китае ввели меры по ограничению рождаемости, женщины, беременные девочками, стали чаще делать аборты.
Так или иначе, «польза человечеству», которую принес Роберт Эдвардс, не подлежит сомнению. Поздравления лауреату на сайте Нобелевского комитета очень эмоциональны, и «спасибо» встречается в них почти так же часто, как «поздравляем».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.