Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Дуновение перемен

13.10.2010 | фон Эггерт Константин | № 33 от 11 октября 2010 года


Меняется ли российская внешняя политика? Этот вопрос живо обсуждается в последние недели в московских дипломатических гостиных. Особенно с тех пор, как Дмитрий Медведев подписал (22 сентября) указ, требующий от российских государственных органов твердо соблюдать санкции ООН против Ирана и запрещающий продажу тегеранскому режиму ракетных комплексов ПВО С-300. 7 октября глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов подтвердил: все контракты аннулированы, с Ираном идут переговоры о возврате ему полученных денег за непоставленные С-300. Дабы адекватно оценить подписанный президентом Медведевым документ, требуется как минимум внимательно его прочитать, от корки до корки. Уверен, сделали это немногие. Ваш автор потрудился. Мой вывод: это серьезный шаг в сторону от прежних позиций Москвы. Более того, ничто не обязывало президента России трактовать решения Совбеза ООН (причем в пользу этих решений) столь жестко, недвусмысленно и подробно. Однако же Медведев на это пошел. К тому же указ бы подписан ровно за день до скандального выступления президента Ирана Махмуда Ахмадинежада на Генассамблее ООН, когда тот призвал мировое сообщество разобраться: а не устроила ли сама американская администрация теракты 11 сентября, чтобы создать повод для захвата Афганистана и Ирака.
В Европе и США уже давно ответили на вопрос, с кем имеет дело мир в лице Ахмадинежада. Москва же до последнего времени предпочитала занимать особую позицию: на словах российские политики выражали озабоченность ядерной программой Ирана, на практике прилагали усилия, чтобы смягчить или сделать вовсе невозможным эффективное международное давление на тегеранский режим. Такой подход объяснялся интересами российского оборонного комплекса и «Рос­атома» в Иране, а также ссылками на то, что, мол, мнения Вашингтона, Лондона, Парижа — Москве не указ. Медведевский указ (извините за невольный каламбур) — осторожный шаг в противоположном направлении. Он как минимум демонстрирует, что национальные интересы России вполне можно определять не только в соответствии с господствовавшим долгие годы в российских верхах клише «Что плохо для Америки, хорошо для России».
 

Есть признаки, указывающие на то, что в обмен 
на твердую позицию по Ирану Вашингтон заверил Кремль: 
последние препятствия на пути вступления России 
в ВТО будут в ближайшее время сняты     


 
Сайты самопровозглашенных «патриотов» откликнулись на документ залпом статей о «предательстве интересов дружественного Ирана». Сами иранские власти немедленно снарядили на улицы платных демонстрантов скандировать «Смерть России!» и сделали ряд хамских официальных заявлений, сводящихся к незатейливо-пацанскому: «А слабо вам оказалось американцам нагадить!» Вот, собственно, и уровень иранской дипломатии, и цена заверений в дружбе, которыми режим мулл потчевал Москву много лет.
Ряд косвенных признаков указывает на то, что в обмен на твердую позицию по Ирану Белый дом заверил Кремль: последние препятствия на пути вступления России в ВТО будут в ближайшее время сняты. То есть размен, от которого обе стороны старательно открещиваются, все же происходит. Впрочем, размен не такой уж плохой с точки зрения национальных интересов России. Это вынуждены признавать даже те наши государственники, кто хотел бы сохранения Москвой прежних, изоляционистских позиций по Ирану. В конце концов, присоединение к ВТО (если оно действительно было предметом серьезного обсуждения) способно стать для России важным рубежом качественной трансформации экономики и общества. Может статься, переориентация нашей внешней политики на защиту реальных долгосрочных интересов России действительно началась.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.