Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Государство в России — неэффективный поставщик услуг»

23.03.2009 | Альбац Евгения | №11 от 23.03.09

Сергей Гуриев — The New Times

Нет такой страны, в которой люди бы считали, что они достаточно получают общественных благ за те налоги, которые они платят государству: за свои деньги всегда хочется большего. Вопрос в том, насколько эффективно государство расходует деньги налогоплательщиков. От чего это зависит — выяснял The New Times

Капитал, который помогает предоставлять общественные блага, складывается десятилетиями, а то и веками. Так было во Франции, в Великобритании, США, Германии, где в прошлые десятилетия построили, например, дороги, хорошие госпитали, университетские кампусы, создали систему подготовки врачей, преподавателей, которые учили тех же самых врачей. Мало платить высокие налоги год или два — ведь дороги, больницы, университеты и школы строятся не сразу. Но раз уж они построены на деньги предыдущих поколений налогоплательщиков, следующие поколения воспринимают их как должное.

Но ведь и в Советском Союзе этот капитал был. Куда же он делся?

Да, он был и во многом остается достаточно большим для страны со средним уровнем доходов, каковой является Россия. Но дело в том, что мы привыкли считать себя развитой страной. А до уровня развитых стран качество наших общественных благ, конечно же, недотягивало ни в СССР, ни в сегодняшней России. Хотя оно и выше, чем в Бразилии.

Что платили, то и получали. В СССР и здравоохранение, и образование были бесплатными.

Государство платило за них нашими же деньгами — советские граждане расплачивались тем, что у них, например, были низкие зарплаты. В СССР не было налоговой системы в сегодняшнем понимании; почти все принадлежало государству, почти все работали на государство. Но в Швеции, кстати, тоже бесплатные услуги, а тем не менее они создали очень качественный сектор общественных благ.

Ставка подоходного налога в Швеции сейчас 50%, а еще недавно зашкаливала и за 60%. У нас — плоская шкала и 13%..

Это не все налоги, которые граждане платят: на все товары, которые мы, потребители, покупаем, мы платим 18% НДС. Проблема в том, что даже те бюджетные средства и тот общественный капитал, которые есть, используются неэффективно.

Специальный случай: Швеция

Как удалось шведский бизнес уговорить платить такие налоги?

Это результат давнего и долгого социального договора. В 1938 году, когда велика была угроза социального взрыва, был заключен пакт Saltsjobadsavtalet. Ассоциация работодателей договорилась с профсоюзами и государством — о правах профсоюзов и налогах. Это соглашение фактически действовало вплоть до вступления Швеции в ЕС в 1990-х. Была угроза социализма, и капиталисты предпочли из двух зол меньшее. Так была создана модель экономики благосостояния.

Несколько лет назад, когда шведам стало очевидно, что налоги надо-таки уменьшать, на референдум был вынесен вопрос: сокращать армию или социальные сервисы? Армия была предметом национального престижа, но тем не менее шведы выбрали социальные сервисы — и армию сократили наполовину…

Да, это так. Но созданная система налогообложения и регулирования давала крупным компаниям и серьезные выгоды — она защищала их от конкуренции, в первую очередь от малого и среднего бизнеса. До сих пор в Швеции крупных компаний относительно много, а малых и средних мало, и экономика растет медленнее, чем могла бы. Но любопытно, что богатые шведы предпочитают платить эти высокие налоги, большинство богатых граждан за границу не уезжает. Почему? Потому что шведы видят, что на их налоги отстроена инфраструктура — госпитали, школы, дороги. Другими словами, их налоги не разворовываются и используются эффективно.

Как улучшить государство

Есть ли какой-то показатель, который позволил бы сопоставить эффективность общественных благ на вложенный доллар, скажем, во Франции, в России, Великобритании? Кстати, в Соединенном Королевстве многие жалуются на качество бесплатной медицинской службы и, если есть деньги, предпочитают лечиться в США.

И во Франции жалуются, и во Франции вам скажут, что за те налоги, которые они платят, государство должно предоставлять больше благ. В Европе люди верят в государство, а вот в США — нет и предпочитают, чтобы его было меньше. Правда, там есть специальные медицинские программы для бедных и людей старшего возраста.

Но в России люди тоже ждут от государства костылей…

Государство в России — неэффективный поставщик услуг. Но у нас сложилась странная ситуация: с одной стороны, государство как поставщик общественных благ (безопасность, установление правил игры, услуги для бедных и социально незащищенных) — действительно банкрот, с другой стороны — люди продолжают ожидать от него помощи.

От чего зависит эффективность института государства?

На этот счет существует масса исследований. Есть, например, классическая работа Андрея Шлейфера, Оливера Харта и Роберта Вишни о приватизации тюрем. Эта работа показывает, что когда какую-либо деятельность можно свести к максимизации прибыли или минимизации издержек, лучше полагаться на частных собственников. Вопросы возникают лишь в тех случаях, когда есть и другие целевые показатели — например, при управлении тюрьмами (впрочем, в некоторых странах — Россия, по мнению авторов, к ним не относится — и с этой задачей лучше справляются частные компании). В другой работе (Ла Порта, Лопес де Силанес, Шлейфер и Вишни) авторы доказывают, что в странах, где доминируют иерархические религиозные институты (католичество, Русская православная церковь, ислам), качество работы правительств ниже.

Альберто Алесина из Гарвардского университета и Екатерина Журавская из РЭШ показали, что в странах, где существует расовая и этническая сегрегация, качество государственных услуг ниже, чем там, где подобного разделения на «наших» и «не наших» нет.

Наконец, нет сомнений в том, что прозрачность, подотчетность правительств, независимые СМИ — ключевое условие для улуч шения качества института государства. Без этого — неважно, больше налоги или меньше — трудно рассчитывать на повышение качества предоставляемых общественных благ.

Всемирный банк измеряет качество работы правительств 212 стран с 1996 года по шести показателям на основе опросов различных групп экспертов.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.