Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Фонд попал под раздачу

23.03.2009 | Гилман Мартин | №11 от 23.03.09

Мартин Гилман: МВФ требуется реформа

«Для многих стран МВФ остается единственным финансовым прибежищем». Будущее Международного валютного фонда может определиться на апрельском саммите большой «двадцатки» в Лондоне. О роли МВФ в условиях кризиса на страницах The New Times рассуждает Мартин Гилман, имеющий 24-летний опыт работы в фонде

Для реформы МВФ есть две важные предпосылки. Первая — необходимость увеличения финансовых ресурсов фонда в условиях набирающего обороты кризиса. Вторая — неэффективность самой системы управления и контроля МВФ. Это два взаимосвязанных и в то же время совершенно отдельных вопроса. Даже если на лондонском саммите «двадцатки» тема реформы управления МВФ не будет затронута (за один день ее решить невозможно), то тема выделения дополнительных финансов странам, наиболее пострадавшим от кризиса, должна стать главным и неотложным предметом разговора.

Деньги без политики

МВФ был основан в 1944 году как международный монетарный институт и представлял собой именно фонд, а не банковскую структуру. Страны, которые испытывали экономические трудности, могли воспользоваться деньгами МВФ, взяв их в долг, и потом вернуть. Так было и во время азиатского кризиса 1997 года, и во время российского дефолта 1998 года. Нынешний кризис — не исключение. Однако его уникальность в том, что он глобален и затрагивает абсолютно все страны и сектора экономики, что требует от МВФ неординарных усилий.

У таких стран, как, например, Россия, Китай или Корея, которые накопили большие золотовалютные резервы, нет необходимости обращаться в МВФ. Однако многие государства, обремененные долгосрочными долгами, не смогут обойтись без помощи фонда. К примеру, Украина уже получила кредит от МВФ в размере $16,5 млрд под 3,7% годовых, а Армения — $540 млн под 1,5% годовых. Обращаясь в МВФ, наиболее сильно пострадавшие от кризиса страны, как правило, находят там денежные ресурсы под щадящий процент. Никто другой им не поможет.

Одно из преимуществ МВФ в условиях финансового кризиса в том, что, будучи неполитической организацией, фонд может сохранять более-менее объективную, нейтральную позицию при рассмотрении заявки той или иной страны. Так было с Россией, которая обратилась в МВФ в период кризиса 1998 года: она знала, что фонд может помочь деньгами, не выдвигая какихлибо политических условий. Очевидно, на ту же «аполитичность» фонда рассчитывает и Украина, которая недавно возобновила сотрудничество с МВФ. И это очень важный момент: в данном вопросе не всегда прямые связи — самые эффективные. Потому что, зная трудности в отношениях, скажем, России с Латвией или Украиной, понимаешь, что России было бы проблематично вернуть свои деньги, данные этим странам в долг.

Недавно в тяжелую экономическую ситуацию попала Исландия. После того как она попросила кредит у Евросоюза и получила отказ, Исландия, как известно, обратилась с соответствующей просьбой к России. В итоге ничего не вышло. Оно и к лучшему: что сможет спросить министр Кудрин с бедной Исландии, попавшей в сети кризиса? А МВФ может реально вести переговоры, обсуждать условия, программы выхода из кризиса и поиска денег. И фонд выделил для «просевшей» экономики $2,1 млрд. Это не значит, что ситуация в Исландии сразу улучшилась, но, по крайней мере, она перестала быть безысходной. Этот пример лишний раз показывает, что вопреки мнению скептиков МВФ — весьма полезная в условиях финансового кризиса организация.


Причины и следствия

В то же время реакцию МВФ на нынешний кризис нельзя считать оптимальной. И тому есть три причины.

Первая из них — обоснованность структуры МВФ. До сих пор мировая финансовая система действует во многом по модели, созданной после Второй мировой войны. Но мир очень быстро меняется. И страны, которые в течение 60 лет господствовали в мировых финансовых институтах — США, Великобритания, многие страны Западной Европы, теперь сами стали должниками. Сегодня основные мировые кредиторы — это Китай, Саудовская Аравия, Россия, Корея. Возникает вопрос: как может существовать международная система, в которой кредиторы не вправе распоряжаться собственными деньгами?

Вторая проблема МВФ — финансовые ресурсы. Сегодня фонд имеет запас примерно $250 млрд, но в условиях глобального кризиса этих денег явно недостаточно. Чтобы пополнить казну МВФ, Япония недавно предоставила фонду кредит в размере $100 млрд. И в перспективе хочет увеличить размер фонда до $500 млрд. Однако обладающие большими финансовыми ресурсами Китай и арабские страны не спешат ими делиться, так как не уверены в механизме дальнейшего распределения средств. Ведь повестку дня в МВФ пока по-прежнему определяет «Большая семерка».

Наконец, третья проблема МВФ — кадры. Последние годы фонд очень сильно поменял акценты и, по сути, превратился в консалтинговую структуру. Он дает советы по развитию финансовых рынков, по наращиванию капитала. И многие сотрудники фонда, которые занимались традиционными финансовыми программами, были вынуждены уйти из МВФ: таким образом руководство хотело сделать его более компактной структурой. Это привело к тому, что сейчас у фонда просто не хватает работников. Например, глава миссии МВФ на Украине Джейла Пазарбазиоглу — замечательная и талантливая женщина, но совсем не имеющая опыта руководства и переговоров.

В этой связи можно понять позицию тех государств (ее высказывал и российский министр финансов Алексей Кудрин), которые настаивают на том, что квоты МВФ по участию тех или иных стран в капитале фонда должны быть пересмотрены в пользу развивающихся экономик. Структура МВФ должна отражать новую расстановку сил в мировой финансовой системе. Это единственный, хотя и очень трудный выход: осознать, что у Китая, Кореи или любой другой страны свой особый путь. Они больше не хотят того, что хочет от них Америка или кто-то еще. Вместе с новыми кредиторами США могли бы запустить развитие мировой экономики на новый виток. Поэтому многое будет зависеть от позиции администрации Обамы. Конечно, США и некоторым странам Западной Европы будет тяжело смириться с новым порядком. С трудом представляю, что Барак Обама, совершая свой первый визит в качестве президента на саммит «двадцатки» в Лондон, захочет обидеть европейцев, предложив им потесниться в рамках МВФ. Но рано или поздно придется подвинуться. Мир должен стать многополярным, и начать этот процесс вполне можно с реформы МВФ.

Мартин Гилман — директор Института фундаментальных междисциплинарных исследований ГУ-ВШЭ. Работал экономистом в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в Париже (1975–1981). Затем — в Международном валютном фонде (1981–2005). До июня 1993 года — ведущий специалист управления по разработке и анализу политики в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне. В 1996– 2001 годах — руководитель представительства МВФ в Москве. В 2002–2005 годах — помощник директора отдела политики МВФ, представитель МВФ в Парижском клубе и Бернском союзе (Международном союзе страховщиков кредитов и инвестиций).

Международный валютный фонд (International Monetary Fund, IMF) — финансовое подразделение ООН со штабквартирой в Вашингтоне. Начал работу 1 марта 1947 года на основе решения Бреттон-Вудской конференции ООН по валютно-финансовым вопросам. Призван содействовать международному сотрудничеству в денежной политике, расширению мировой торговли, стабилизации денежных обменных курсов. Объединяет 185 государств. Предоставляет кратко- и среднесрочные кредиты при дефиците платежного баланса государства. При этом фонд обычно выдвигает условия и рекомендации государству-заемщику по улучшению его финансовой ситуации.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.