Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Мир без мира

23.03.2009 | Млечин Леонид | №11 от 23.03.09

Кемп-Дэвидские соглашения так и не остановили войну на Ближнем Востоке

В поисках ускользающего мира. Тридцать лет назад, 26 марта 1979 года, Египет и Израиль подписали мирный договор — первый между еврейским и арабским государствами. Больше выиграл Египет: вернул территории, которых лишился в шестидневной войне, получил большую военную и экономическую помощь от Соединенных Штатов и избавился от необходимости держать армию на границе с Израилем. Израиль смог вычеркнуть из списка непримиримых врагов самого опасного, с которым столько раз воевал. Почему три десятилетия спустя мир на Ближнем Востоке кажется еще более нереальным, чем 26 марта 1979 года?

Кемп-Дэвид, 26 марта 1979 года

Президент Египта Анвар Садат, президент США Джимми Картер и премьер-министр Израиля Менахем Бегин подписали мирный договор

Осло, 13 сентября1993 года

Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель Организации освобождения Палестины Ясир Арафат подписали мирное соглашение

Сектор Газа, январь 2009

Очередная война

Когда 9 ноября 1977 года президент Египта Анвар Садат заявил, что готов приехать в Иерусалим и выступить перед кнессетом, потрясены были не только израильтяне. Не меньший шок испытали и многие египтяне. Министр иностранных дел Египта непримиримый Исмаил Фахми тут же подал в отставку.

Израильская военная разведка решила, что слова Садата — это ловушка: накануне октябрьской войны 1973 года египтяне тоже уверяли мир в своем миролюбии. Начальник израильского генерального штаба Мордехай Гур, встречавший Садата в аэропорту, был уверен, что все это просто обман. Министр обороны Эзер Вейцман, слушая историческое выступление президента Садата в кнессете с предложением заключить мир, послал начальнику генштаба записку: «Нам надо готовиться к войне». Израильтяне не поняли Садата. Его вообще понимали немногие...

Под колпаком

Через год, 5 сентября 1978 года, президент Анвар Садат и премьер-министр Израиля Менахем Бегин встретились в Кемп-Дэвиде, загородной резиденции американского президента Джимми Картера, чтобы договориться о схеме урегулирования между двумя странами, которые пролили немало крови, воюя друг с другом.

Переговоры были настолько сложными, что советник президента по национальной безопасности Збигнев Бжезинский предложил Картеру тайно записывать разговоры египетской и израильской делегаций. (Делегации это предполагали — и самое важное обсуждали во время прогулок по лесу.) Картер категорически отверг предложение. Это противоречило его моральным принципам.

После десяти дней переговоров президент Анвар Садат решил, что мир невозможен и он напрасно рискует, приехав в Кемп-Дэвид. 15 сентября он велел паковать вещи и готовиться к отъезду. Государственный секретарь Сайрус Вэнс прибежал к президенту Картеру. Тот помолился и пошел к Садату.

— Если вы уедете, — холодно и жестко сказал Картер, — это будет означать окончание отношений между Соединенными Штатами и Египтом. Мы не сможем объяснить это нашим народам. Это будет конец миротворческим усилиям, в которые я вложил так много. Возможно, это будет конец моего президентства. И кроме того, это положит конец тому, что очень важно для меня: нашей дружбе. Зачем вы это делаете? Анвар Садат ответил, что израильтяне требуют от него неприемлемых уступок. Картер обещал все уладить. — Если вы серьезны, — торжественно произнес Садат, — я пойду с вами до конца.

Бегин vs Садат

Трудно было себе представить двух более разных людей, чем Бегин и Садат. Садат был мистиком. Бегин — талмудистом. Картер должен был погрузиться в историю и доказать обоим, что понимает их претензии. Два дня Картер сам занимался переговорами, вместе с экспертами работал над картами и документами. Он своей рукой набросал окончательный документ. В воскресенье 18 сентября 1978 года измученный Картер закончил работу. Втроем они на вертолетах вернулись в Белый дом. Это был триумф Картера.

26 марта 1979 года в Вашингтоне был подписан первый мирный договор между еврейским государством и арабским. В Каир появилось израильское посольство, в ТельАвиве — египетское. Бегин согласился вернуть Египту Синайский полуостров и эвакуировать оттуда все еврейские поселения. Поселенцев вывозили силой, они не хотели уходить из своих домов. Но Бегин железно стоял на своем — договор с Египтом важнее.

Мир между Египтом и Израилем стал возможным не только потому, что этого захотел Анвар Садат. Противоречия между двумя странами носили чисто политический характер. Все сравнения хромают, но ведь нынешние союзники Франция и Германия за семьдесят лет тоже трижды воевали между собой... Однажды предшественник Садата Гамаль Абд аль-Насер признался американскому дипломату, предложившему организовать встречу с премьер-министром Израиля: «Если бы мы встретились, мы, пожалуй, действительно смогли бы за несколько часов достичь соглашения. Но это, вероятно, были бы последние часы моей жизни».

Насер был прав. Садата, который сделал для арабского мира больше, чем любой из его ненавистников, убили. Мир между двумя странами сохранился. Но вот добиться мира, пусть даже холодного, между палестинскими евреями и палестинскими арабами не удалось.

Бегин предлагал Садату восстановить египетское управление в секторе Газа, тот отказался. Договорились предоставить палестинцам автономию. Если бы палестинцы воспользовались этим предложением, палестинское государство уже бы существовало. Вместо этого палестинцы танцевали на улицах, когда египетского президента убили.

Рабин vs Арафат

Осенью 1993 года в Осло, после долгих секретных переговоров, израильтяне согласились на создание палестинского государства. Палестинцы обещали отказаться от террора, обязались исключить из Национальной хартии статьи, призывающие к уничтожению Израиля, и решать все разногласия политическими методами.

Премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель ООП Ясир Арафат 13 сентября 1993 года подписали мирное соглашение, и был короткий момент, когда мир между палестинскими евреями и палестинскими арабами казался достижимым — примерно до 1996 года. У Арафата были развязаны руки, и он мог действовать. Но палестинцы не выполнили своего главного обещания: гарантировать израильтянам безопасность. Глава Палестинской автономии Ясир Арафат не остановил террор. Не захотел или не смог — это уже другой вопрос.

— Я предлагал ему, — рассказывал Мохаммад Дахлан, который руководил спецслужбой при Арафате, — призвать к порядку раскольнические группы, чтобы не было терактов, которые они устраивали. Но Арафат боялся лишиться своей популярности.

Те, кто подписал соглашение в Осло, получили Нобелевскую премию. Рабин был убит еврейским фанатиком. Арафата тоже уже нет. И полтора десятилетия спустя кажется, что все рухнуло.

Живые бомбы

За шестьдесят лет население Газы увеличилось с 240 тыс. до 1,5 млн. Заботится о них Агентство ООН по оказанию помощи палестинским беженцам. Половину денег дает Европейский союз, треть — США, 7% — богатые исламские страны. Жизнь нищенская. Многие арабские страны — Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак — заработали на нефти огромные деньги. На эти нефтедоллары вполне можно было устроить судьбу палестинских беженцев. Но палестинцы нужны для другого: их боевиков превратили в дворовых псов, которых амбициозные арабские властители спускают на ненавистного соседа.

Теперь возможность мирного сосуществования евреев и арабов кажется почти невозможной. Таков накал накопившейся ненависти, десятилетиями воспитываемой в детях, которых учат, что Израиль не имеет права на существование и вся Палестина должна принадлежать арабам. На школьных географических картах нет Израиля, израильские города имеют арабские названия.

В арабских странах и в Палестинской автономии создан невиданный пропагандистский механизм воспитания будущих убийц. В школах проводятся настоящие уроки ненависти. Палестинских детей учат бросать камни в израильских солдат в надежде, что кто-то выстрелит в ответ — и это станет поводом для новой волны ненависти. Такое воспитание и привело к появлению на Ближнем Востоке нового вида терроризма — «живых бомб».

Исламистские фанатики требуют всемирного халифата, ХАМАС обещает изгнать из Палестины евреев, как изгнали крестоносцев. Между прочим, среди героев ХАМАС числится иорданец Абд-аль Рахман альХаттаб, который воевал в Чечне и убивал российских солдат. Хаттаба палестинцы считают своим. Ему посвящены такие слова: «О великий воин-герой, чьи глаза полны слез мечты! Аллах забрал твою жизнь в эпоху, когда все в мире извратилось, а люди потеряли разум. Ты отказался от бренного мира и его услад во имя веры».

Израиль в тупике

Левые израильтяне видят, что их протянутая рука отвергнута. Правые видят, что железный кулак бесполезен. Все разочарованы и говорят: черт с ними, надо отгородиться стеной, отсидеться в бункере, подождать и посмотреть, что будет.

Израиль занимает территорию меньше половины Московской области, население — около 7 млн. Израиль окружен 22 арабскими государствами с населением 300 млн. Большая страна может пойти на эксперимент, рискнуть. Для маленькой страны любая ошибка чревата катастрофой. Вывод израильских войск из сектора Газа в 2006 году показал, что война не закончится, даже если еврейское государство оставит все территории и вернется к границам мая 1948 года.

Даже если палестинские евреи попросят оставить им узкую полоску побережья в районе Тель-Авива, исламские радикалы все равно потребуют сбросить в море «сионистских оккупантов». А ведь 30 лет назад, в марте 1979 года, казалось, что мир — уже рядом…


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.