Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Снять по-братски

23.03.2009 | Кувшинова Мария | №11 от 23.03.09

Жан-Пьер и Люк Дарденны, Арта Доброши — Марии Кувшиновой

На российские экраны выходит «Молчание Лорны» — произведение братьев Дарденнов, исследование больной человеческой совести. Мечта главной героини, эмигрантки из Албании, может сбыться только ценой чужой человеческой жизни. Братья Дарденны и албанская актриса Арта Доброши, исполнительница главной роли, рассказали The New Times, почему в их кино деньги символизируют доверие, как легко люди становятся убийцами и что с ними происходит потом

Сюжет фильма основан на реальной истории, которую Дарденнам рассказала их знакомая. К ее брату-наркоману однажды подошла албанка и предложила за деньги заключить с ней фиктивный брак — для получения бельгийского гражданства. Брат от сделки отказался, а позже выяснилось, что деньги на заключение фиктивного брака албанке давали мафиозные структуры, которые помогают членам своих группировок получить гражданство в странах Европейского союза.

В интерпретации Дарденнов история приобрела новый поворот: албанка Лорна с помощью мафиози Фабио выходит-таки замуж за бельгийского наркомана, получает вожделенное гражданство, но развестись с фиктивным мужем не так-то просто — бельгийские власти строго следят за бракоразводными процессами между своими гражданами и иммигрантами. И тогда наркомана решают убить...

Фантазируя на тему фиктивного брака с иммигранткой, авторы фильма стремились сделать максимально правдоподобное кино. Поэтому Дарденны, например, много общались со своим другом-полицейским, ставшим их неофициальным консультантом по вопросам бельгийского законодательства. На главную роль Дарденны пригласили албанку — длинноволосую чернобровую красавицу Арту Доброши, которую нашли после долгих мучительных кастингов в Албании и Косово. На предложение Дарденнов постричься, выучить французский язык и уехать на съемки в Бельгию девушка сначала ответила отказом. Братья все же сумели ее переубедить. Полтора месяца ушло на обучение Арты французскому и первые репетиции.

Знание языка пригодилось Доброши и после окончания съемок, на фестивале в Каннах, где картина «Молчание Лорны» в 2008 году получила приз «за лучший сценарий».

Не только вы, но и многие ваши европейские коллеги снимают кино об иммиграции...

Жан-Пьер: Безусловно, фильм затрагивает проблемы иммигрантов. Но больше нас интересовало другое — не внешние проявления, а то, что внутри. Что нужно для того, чтобы человек в сравнительно благополучной житейской ситуации — а не на войне, например — дошел до определенной точки, в которой убийство другого человека становится для него допустимым средством решения бытовых проблем. Можно ли убить ради того, чтобы получить доступ к более комфортной жизни? Мы просто рассуждали логически: надо было взять, с одной стороны, человека, уже встроенного в общество, с другой — занимающего там самую невыгодную позицию. Поэтому мы в качестве героя взяли иммигранта. Положение иммигрантов в западных странах часто бывает отчаянным, но именно эту социальную тему мы задели скорее по касательной.

Люк: В истории, которую мы снимали, содержится очень много морально-этических аспектов, которые нам было интересно исследовать. Как человек решает: убивать или не убивать? Как жить потом? Что значит человеческая жизнь? И нам было важно, чтобы эти вопросы задавал себе обыкновенный человек, который не отнимает жизнь профессионально. Лорна знакома с людьми из мафии, но она не вовлечена в криминальную активность. И свою моральную проблему она будет решать сама.

Незачатый ребенок

Лорна вообще очень одинокий персонаж — одна, в чужой стране. В конце концов, она думает, что с ней остается ее ребенок — но на самом деле она не беременна.

Жан-Пьер: Наши герои вообще часто замкнуты в себе. Современное общество побуждает людей все больше и больше закрываться от посторонних — чтобы уцелеть, спрятаться от врагов. Но укрытие — это тюрьма. Из идеи убийства родился весь фильм.

Если убийство так для вас важно, почему вы не показали его в кадре?

Люк: Мы с самого начала знали, что его не будет в кадре. Еще когда обсуждали замысел. Старались создать эффект отсутствия. Человек был и исчез. Он возвращается как призрак — в виде незачатого и нерожденного ребенка, которым бредит главная героиня. Этот ребенок ведь тоже — он как бы есть, и его как бы нет. Тут такая интересная концептуальная идея — отсутствующий отец и его отсутствующий ребенок. Хотели поиграть в парадокс, сделать что-то пустым, чтобы сделать полным.

Жан-Пьер: Перед Артой, кстати, стояла сложнейшая актерская задача. Ей надо было играть человека, который все время чувствует одно, а показывает совсем другое.

Как вы справлялись с этой задачей?

Арта: Братья работают с объектами. В их фильмах все время происходят какие-то манипуляции с предметами. Что-то взять, что-то положить. За один эпизод надо было передвинуть пять–десять вещей. Это вынуждает фокусироваться. Ты не можешь думать ни о чем другом, только сосредотачиваешься на сцене, которую играешь. Я и сама практически поверила в то, что беременна. Дарденны ведь снимают в хронологическом порядке — ты живешь с персонажем шесть-десять месяцев. Во время съемок я старалась как можно больше времени проводить в одиночестве. Не могла даже выпить с ребятами после работы — для меня это было, как если бы Лорна пошла в бар. Потом долго привыкала к людям: вернулась домой в Приштину, к своей семье, и изумилась — боже мой, такая толпа!

Вам, наверное, постоянно задают этот вопрос: и все-таки, как вы делите обязанности на площадке?

Жан-Пьер: Мы абсолютно все делаем вместе!

Братья Дарденны — дуэт бельгийских кинорежиссеров, являющихся также сценаристами и продюсерами своих фильмов. Обладатели двух премий «Золотая пальмовая ветвь»: в 1999 году они получили ее за фильм «Розетта», а в 2005-м премии была удостоена их картина «Дитя».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.