Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

В управе все спокойно

04.10.2010 | Мартемьянов Максим , Мостовщиков Егор , Туровский Даниил , Романенко Всеволод | № 32 от 4 октября 2010 года

Чиновничество боится «новой метлы»
В управе все спокойно. Отставка Юрия Лужкова — гораздо больше, чем замена одного чиновника на другого. Это смена целой команды, и она затронет интересы даже не сотен, а нескольких тысяч людей, работающих на всех уровнях московской власти. Как к предстоящим кадровым перетряскам готовятся столичные чиновники — наблюдал The New Times
20-2.jpg
28 сентября. 12.00
В управе района «Замоскворечье» стоит тишина. Даже охранник на входе смотрит новости по маленькому черно-белому телевизору с выключенным звуком. Николай Матвеев, руководитель муниципального образования Замоскворечья, выходит из здания и, пытаясь не промокнуть под проливным дождем, бежит к своему автомобилю. Матвеев признается: он не понял, как такое произошло и к чему может привести отставка мэра. По словам чиновника, настроение у людей в управе подавленное, потому что непонятно, кто придет на смену и с какой политикой. «Обязательно будет новая команда, потому что с трактовкой «по утрате доверия» в правительстве Москвы точно никто не останется, — говорит Матвеев. — Это самая жесткая и страшная трактовка. Налаженная связь рухнет, а должна быть вертикальная власть. У нас кроме одной власти еще столько всего, куча департаментов. Москва — состоявшийся мегаполис, даже страна, с налаженной работой. Они там наверху думают, что народ глупый. А народ умный. Вообще Лужкова надо было бы наградить, когда он доработал до конца срока. А теперь не поймешь что».

12.40
В холле префектуры Южного округа царит суета: чиновный люд энергично перемещается из кабинета в кабинет, несколько руководителей районных управ, закончив совещание, стремительно одеваются и разъезжаются по своим офисам. Заместитель председателя совета ветеранов ЮАО по культурно-массовой работе Виктория Кириллова говорит, что в совете «все переполошились»: «Гадаем, что будет с надбавками. В префектуре тоже все немного нервные, но оно и понятно». Помедлив, словно что-то прикинув в голове, Виктория Евгеньевна продолжает: «Надбавки не уберут. Они не пойдут на это. Мы сами всегда были за Лужкова, он для нас очень многое сделал».

13.30
В управе «Чертаново Южное» все спокойно: охранник разгадывает сканворды, трое пенсионеров читают районные газеты. Сотрудники управы от комментариев отказываются, но неофициально, «не под запись» — пожалуйста. В полутемном актовом зале молодая работница управы призналась шепотом: «Люди работают на автомате, но находятся в шоке и ожидании, будут ли ломать привычные схемы? Ведь вроде и понимали, что скоро что-то случится, но не осознавали».

14.10
Внутри управы района «Якиманка» вовсю идет торговля: продают стеклянную бижутерию, в том числе фигурки медвежат от ста рублей за штуку. У секретаря управы на столе стоит кассетный магнитофон, из которого по коридорам разносится голос Юры Шатунова. Руководитель аппарата управы Татьяна Лобанова в текстовом редакторе на компьютере безмятежно оформляет программку детского праздника; она никак не может решить, куда на странице поместить изображение воздушных шариков. Лобанова стесняется говорить о мэре, потому что она, по ее словам, «над такими небесными вещами не задумывается, а исполняет». Отставка Лужкова чиновнице показалась странной, хотя и была ожидаемой. По ее словам, в работу управы никаких изменений внесено не было, экстренных совещаний не проводилось. Напоследок она со вздохом призналась, что ей жалко мэра, который много сделал для города. «Почва была подготовлена всеми этими сюжетами, но все-таки больно, — сказала Лобанова. — Нам невозможно понять их решение, мы привыкли работать под его руководством. Уже привычка. Но он засиделся, наверное. И может быть, пора вернуть выборы, чтобы такое не повторилось».

15.00
Охранник управы района «Тверской» беспечен: руководства на работе в разгар трудового дня нет, посетителей мало. У проходной сидит крупный мужчина, в руках у него — стопка аккуратно сложенных в папочки бумаг, это прошения о размещении летних веранд в кафе на следующий год. Мужчина работает в крупной ресторанной сети, занимается «запуском новых заведений». По его словам, процедура подачи таких прошений вовсе не обязательна: «Мы просто страхуемся. На всякий случай». Об отставке Лужкова мужчина отзывается с хозяйским подходом: «Сейчас гадать рано. Пока на моем бизнесе это никак не сказалось. Придет другой человек, другая команда. Надо ждать».
У входа курит молодой человек. Он работает в компании, занимающейся вторичной недвижимостью, их офис находится в одном с управой здании. По словам Бориса (имя изменено), в самой управе тихо, ничего не обсуждают, но это вовсе не значит, что ничего не происходит: «То, что его выгнали, ничего не меняет: Батурина будет теперь еще больше рулить делами, но ее, наверное, потеснят, может быть, и силой. С ней работать не сахар. Мы, конечно, занимаемся разной с «Интеко» недвижимостью, но это проскальзывает». Докурив, Борис многозначительно добавляет: «Хотя передел давно уже идет: стреляют на улицах, Япончик и дед Хасан — это верхушка только».

15.10
Секретарь управы Таганского района развела руками: «Вы же понимаете, что никто ничего вам говорить не будет». Потом задумалась и добавила: «Вот вечером в честь этого важного события все сотрудники соберутся. Попьем чайку с тортиком, чтобы проводить Юрия Михайловича. Тогда и поговорим. Но вас я не зову». Впрочем, чиновница надеется, что отставка градоначальника на рядовых работниках никак не скажется.

15.30
В управлении по территории Китай-города Центрального округа стоит мертвая тишина. На посту нет охранника, в кабинете Захара Амирова, заместителя префекта ЦАО и начальника по Китай-городу по совместительству, выключен свет, секретаря на месте нет. По пустым коридорам блуждает дежурный Сергей Блинов, отвечает на телефонные звонки в приемной и принимает факсы. «Идите на улицу и спрашивайте граждан, — устало говорит Блинов. — Здесь работают чиновники, не надо их отвлекать».

16.10
Сотрудники управы района «Хамовники» деловито носятся по коридорам с кипами документов, из одного кабинета доносится разговор начальницы с подчиненным на повышенных тонах. Специалист службы по вопросам социальной защиты Наира Манукян в приподнятом настроении: у нее много работы, и ей это нравится. «Перемены? О каких переменах может идти речь — прошло так мало времени, ничего так быстро не может измениться. Пусть придет новый человек, но его приход на нас, управе, отразится в последнюю очередь, только после самой мэрии и префектур».
Но не все смотрят в будущее с подобным оптимизмом. Две пожилые дамы, члены совета ветеранов района, говорят, что на самом деле в управе траур, но траур тихий: «Никто эту тему не поднимает. У всех шок». По их словам, особенно подавленное настроение как раз в совете ветеранов: все опасаются отмены «лужковских» надбавок и бесплатного проезда на транспорте.

17.40
У входа в управу района «Арбат» под козырьком прогуливается сотрудница отдела имущественных отношений, лицо ее выражает крайнюю степень безразличия. «Какие настроения? — удивляется она. — А какие должны быть? Все как обычно. Никто не паникует. Как жили, так и продолжаем жить». Ее уверенности, правда, не разделяют охранники: они опасаются, что новое начальство может сменить их ЧОП на другой.

18.30
Вечером в управе Пресненского рай­она моют полы, сотрудники службы «одного окна» безуспешно пытаются завести старенькую «волгу». В проходной дежурит стриженный под «ежик» охранник. В петлице его пиджака — значок дивизии оперативного назначения ВВ МВД, в руке — большая чашка кофе. «Какое настроение в управе из-за отставки? А что, война случилась, переворот, что ли? Или президента у нас уволили? — рубит он воздух рукой. — Человек пожилой, пора бы и уйти. Придет еще один, кого небожители поставят».

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.