Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Талибский атом

27.04.2009 | Сотников Владимир | №16-17 от 27.04.09

Ядерный «Талибанистан»?
Ядерный «Талибанистан»? Страна с населением 173 млн человек и 100 ядерными зарядами в своих закромах может оказаться в руках экстремистов «Аль-Каиды» и «Талибана», чьи боевики только что взяли город Бунер, находящийся всего в 96 км от столицы Пакистана Исламабада. Насколько велики угрозы — узнавал The New Times


Волна террористических атак, прокатившаяся по Пакистану в последний месяц, породила цунами прогнозов — один другого хуже. Что Пакистан в ближайшие 6 месяцев ожидает коллапс государственных структур, что миру грозит остаться один на один с хаосом в стране, у которой есть ядерное оружие и которое может оказаться в руках исламских ортодоксов — «Аль-Каиды» и «Талибана». Что — и это мнение вполне авторитетных американских политиков и экспертов — через 12 месяцев такого государства, как Исламская Республика Пакистан, не будет, а будет Талибанистан…

Лики апокалипсиса
«В случае коллапса Пакистана это превзойдет все, с чем нам приходилось до сего дня сталкиваться в войне с террором», — цитирует сиднейская Herald Morning слова Дэвида Килкаллена, в недавнем прошлом — офицера австралийской армии и специального советника по терроризму главкома американских войск в Ираке, а в настоящее время — консультанта Белого дома. «Трудно оставаться спокойным, когда представляешь себе, что «Аль-Каида» может получить контроль над Пакистаном и его ядерным оружием», — говорит он. Не менее алармистски звучат и заявления руководителей специальной группы Атлантического совета США Чака Хейгеля и Джона Керри (первый — бывший сенатор от штата Небраска, второй — кандидат в президенты США-2004 и сенатор от штата Массачусетс), которые в своем докладе утверждают, что Пакистан, сталкивающийся сегодня с серьезными проблемами как в экономике, так и в сфере национальной безопасности, — это государство с распадающимися государственными структурами, что создает угрозу для стабильности всего региона в целом.¹ И — становится предметом ночных кошмаров мирового сообщества.

Теракты
Буквально за последние недели в Пакистане произошло несколько громких терактов, ответственность за которые взял на себя пакистанский «Талибан» («Техрик-и-Талибан Пакистан») и его лидер Бейтулла Мехсуд. Сначала — два взрыва (23 марта и 4 апреля), совершенные террористами-смертниками в Исламабаде: объектами атаки и в том, и в другом случае были полицейские. После чего один из заместителей Бейтуллы Мехсуда вышел на контакт с прессой и сообщил, как пишет известный информационно-аналитический сайт Stratfor, что группировка будет проводить в Пакистане по два теракта в неделю. Вслед за этим — теракт в Лахоре, административном центре провинции Пенджаб, где боевики пакистанского «Талибана» расстреляли курсантов Полицейской академии. 5 апреля террорист-смертник взорвал шиитскую мечеть в Чаквале в том же Пенджабе, расположенном примерно в 75 километрах к юго-востоку от Исламабада. В результате этого нападения были убиты, по крайней мере, 22 человека и ранены еще 35 человек. Ответственность на себя взяла малоизвестная организация боевиков-исламистов «Федаин аль–Ислам» («Воины ислама»), которая сообщила агентству «Ассошиэйтед пресс», что взрыв в мечети — это часть «кампании против неверных». Всего в террористических атаках с июля 2007 года уже погибло 1700 человек.

Сделка
Правительство Асифа Али Зардари — мужа убитой Беназир Бхутто — пребывает в очевидной растерянности. Месяц назад оно пошло на заключение весьма противоречивого перемирия с исламскими радикалами в долине Сват, которую часто называют «пакистанской Швейцарией». По сути, правительство отдало часть страны (а долина расположена всего в 160 километрах от Исламабада) под контроль своих ярых оппонентов, если не сказать — врагов.
Сделка была совершена с влиятельным радикальным клириком Суфи Мохаммадом, который только в прошлом году был освобожден из пакистанской тюрьмы, где он провел в заключении 6 лет за попытку подвигнуть на восстание пуштунские племена, которые выступали против ввода американских войск в Афганистан в 2001 году. Платой за перемирие стало введение законов шариата в долине, которая контролируется еще одной фракцией (или, точнее, кланом) пакистанского «Талибана» — Мауланы Фазлуллы (зятя Суфи Мохаммада), за которой долгая и кровавая история. Люди Фазлуллы (в Пакистане говорят о его тесных связях с «Аль-Каидой»), среди которых было немало чеченцев, узбеков и арабов-джихадистов, вели кровавые бои против пакистанской армии в течение последних двух лет и, в конце концов, в 2008 году захватили контроль над большей частью долины Сват. В этой войне погибли сотни и стали беженцами 350 тыс. человек. За этой группировкой — 200 взорванных школ для девочек, казни полицейских и учителей, суды шариата. Перемирие, на которое пошло правительство Зардари, яркое свидетельство того, что «методы Фазлуллы» оказались эффективны. Кстати, прежний диктатор Пакистана, генерал Мушарраф, который тоже не чурался сделок с радикалами, на такие уступки все-таки не шел.

Расколотая страна
Сделка с перемирием взорвала страну. Правые аплодируют решению правительства за то, что оно «принесло мир» в долину Сват; либералы убеждены, что эта сделка существенно расширила возможности «Аль-Каиды» и «Талибана» в Пакистане. «Все ранее предпринимавшиеся попытки, направленные на перемирие с боевиками «Талибана», делали «Талибан» только сильнее, и простые люди страдали от их варварской практики», — утверждают они. Долина Сват является жизненно важной территорией для боевиков, поскольку она недосягаема для американских беспилотников — «дронов», которые успешно бомбардируют боевиков в приграничных с Афганистаном районах — «Территории племен федерального управления», или «Зоны племен». Почувствовав слабость центральной власти, «Талибан» вряд ли остановится на Свате, но постарается взять конт­роль и над Северо-Западной пограничной провинцией, столицу которой — Пешавар — он фактически подверг осаде.

Господа генералы
Очевидно, правительство президента Зардари уже не в состоянии контролировать ситуацию, да и популярность самого Асифа Али Зардари стремительно падает. К тому же гражданские власти с трудом находят общий язык с армией, влияние которой в стране огромно и которая традиционно считается здесь стабилизирующей силой. Не исключено, что в случае дальнейшего обострения внутриполитической ситуации военные попытаются вернуть себе власть. Слабость гражданской власти — налицо, спасут ли нацию «в очередной раз» пакистанские военные от грозящего ей хаоса и коллапса — вопрос с неоднозначным на него ответом. Тем не менее многие аналитики не исключают вариант военного переворота, причем в ближайшее время.

Ядерное оружие
Особо стоит вопрос о ядерном оружии или так называемых ядерных активах Пакиста­на. Целый ряд западных аналитиков сходятся во мнении, что в нынешних условиях нельзя гарантировать безопасность пакис­танских ядерных арсеналов и что они — при самом худшем сценарии — могут оказаться в руках международных террористов, наподобие «Талибана» или «Аль-Каиды». Однако здесь следует отметить, что верхушка пакистанских военных отдает себе отчет в опасностях подобного рода: при активной помощи, в том числе финансовой, США в Пакистане уже подготовлен план чрезвычайных военно-технических мероприятий по выводу ядерных активов страны — в случае, если возникнет угроза их захвата террористами.
Кстати, военные никогда не передавали и не передают контроль за «ядерной кнопкой» даже высшим государственным чиновникам — гражданским лицам. Нынешние премьер-министр и президент Пакистана не являются исключением.
Другой вопрос, что будет с этими ядерными арсеналами в случае «талибанизации» Пакистана и возможного распада страны на отдельные исламистские квазигосударственные образования — «эмираты», во главе которых будут стоять те же лидеры боевиков «Техрик-и-Талибан Пакистан» и «Аль-Каиды»?

Сценарии на завтра
Что ждет Пакистан завтра? Падение нынешнего демократического правительства президента Зардари и приход к власти пакистанских военных в нынешней ситуации следует относить скорее к позитивному сценарию. Таким новым лидером может, например, стать начальник Главного штаба армии Пакистана и выдвиженец бывшего президен­­та Пер­­­веза Мушаррафа — генерал Парвез Каяни.²
В любом случае, придя к власти, армия столкнется с теми же проблемами, что и нынешнее гражданское правительство, — экономическим кризисом, исламистским экстремизмом и терроризмом, и как следствие — надежды на США, которые будут продолжать «накачивать» Пакистан деньгами, по той простой причине, что американцы не могут позволить себе потерять Пакистан, отдать его исламским радикалам. Именно это соображение лежит в основе новой стратегии США в Афганистане и Пакистане, заявленной публично и уже обозначенной суммой $10,5 млрд, из которых $3,5 млрд — на борьбу с терроризмом. Американцы приложат и максимум усилий, чтобы стабилизировать отношения между Пакистаном и Индией — двумя ядерными державами, которые вновь оказались на грани войны после известного теракта в Мумбае.³
Второй сценарий — это сценарий тотального коллапса Пакистана и его распада. Впрочем, апокалипсис через год, предсказываемый рядом аналитиков, не кажется неизбежным. У Пакистана с его миллионной армией есть потенциал сопротивления на ближайшие годы, хотя многое зависит от того, насколько страна сможет справиться с кризисом и активизировавшимся «Талибаном». Очевидно, что без помощи мирового сообщества не обойтись. Ядерный «Талибанистан» во главе с «Аль-Каидой» — угроза для всех.

При подготовке статьи использо­ваны материалы зарубежных газет, а также информационно–аналитического сайта Stratfor, в частности: Fred Burton & Scott Stewart. Tehrik-i-Taliban: A specious claim amd Brash Threats. Global Security and Intelligence Report.
April 8, 2009.


1 «Needed: A comprehensive U.S. Policy Towards Pakistan». A Report by the Atlantic Council. Honorary Co-Chairs: Senator Chuck Hagel & Senator John Kerry, p. 10.
2 Интервью с генералом Мушаррафом The New Times пуб­ликовал в № 49 от 8 декабря 2008 года.
3 The New Times писал об этом в № 48 от 1 декабря 2008 года.
старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.