Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Кто останется на трубе?

27.04.2009 | Астахова Анастасия (Opec.ru) , Грозовский Борис | №16-17 от 27.04.09

«Газпром» теряет позиции на европейском рынке
Газовый развод. Владимир Путин отменил свой визит в Софию на европейский газовый саммит. За демаршем российского премьера стоит желание Москвы переписать мировые правила газовой торговли, сформулированные действующей Энергетической хартией. В противном случае неизбежно снижение веса «Газпрома» на европейской арене. The New Times разбирался в новом раскладе сил


Экспортный газопровод Уренгой — Помары — Ужгород намертво связал российского поставщика и европейского потребителя больше 25 лет назад. С тех пор Европа здорово устала от непредсказуемости основного поставщика газа, а Россия — от попыток заставить ее играть по внутриевропейским правилам. Уже много лет стороны не могут согласовать основной документ, регулирующий их права и обязанности, — Энергетическую хартию.

Борьба хартий
В ходе своего визита в Финляндию президент Медведев передал европейским партнерам российскую версию документа, призванного заменить Энергохартию. К соглашению Россия предлагает подключить основных мировых поставщиков и потребителей энергоресурсов. В тексте присутствует крайне актуальный для России после регулярных новогодних обострений конфликта с Украиной пункт об ответственности стран-транзитеров. Прописано, что участники соглашения по­ощряют взаимный обмен энергоактивами — на этом Москва настаивает давно.
В обмен на предложение иностранцам миноритарных пакетов акций в российских добывающих компаниях мы хотели бы иметь доступ к пакетам акций иностранных компаний, занимающихся распределением энергоресурсов. Сейчас европейские государства фактически блокируют покупки российскими корпорациями крупнейших энергокомпаний ЕС. А «Газпром» давно мечтает о доступе к прибылям от продажи энергоресурсов конечным потребителям.
Между тем, у других поставщиков газа — Азербайджана и Туркмении — есть, в свою очередь, претензии к России как к транзитеру. А сама Европа подготовила «Новую энергетическую стратегию ЕС», глубоко разочаровавшую премьера Владимира Путина среднесрочным прогнозом уменьшения спроса на энергоресурсы на 20%. «Европа должна решить, нужен ли трубный газ европейцам из России в тех объемах, которые предлагают, или не нужен, — заявил Путин. — Не нужен, значит, мы не будем строить трубопровод, будем строить заводы по сжижению газа и отправлять на мировые рынки».

Утрата силы
Как будто в ответ на инициативу Москвы, 22 апреля Европарламент одобрил «третий энергетический пакет», утверждающий новые — «антироссийские» — правила для энергокомпаний. Согласно этому закону, компании-продавцы газа и электричества не могут владеть в Европе транспортными сетями. А значит, надежды «Газпрома» проникнуть на внутренний рынок Старого Света можно похоронить.
Новые европейские договоренности показывают, что России грозит постепенная потеря доминирующих позиций в Европе, утверждает ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН Олег Эйсмонт. С каждым годом ей будет труднее выторговывать максимально выгодные контрактные условия. Причин несколько. Первая — регулярные обострения отношений с транзитными странами, доходящие до блокирования поставок. Вторая — стремление ЕС к либерализации газового рынка. Европе нужно больше надежных поставщиков, особенно если основные продавцы периодически перекрывают вентиль. Результатом может стать строительство газопроводов в обход России, переход от длинных к коротким контрактам. Наконец, рост потребления сжиженного природного газа (СПГ) снизит газовую зависимость Европы от России.
Последняя угроза — главная. С ростом производства СПГ (для его поставки не нужны трубопроводы) возникнет мировой рынок газа, где потребители не «завязаны» на конкретного продавца и свободны в выборе цен: не нужно заключать кабальные контракты на 25 лет. Сейчас на трубопроводный газ приходится 72% мирового потребления газа, а к 2020 году, по оценкам аналитиков PricewaterhouseCoopers, его доля упадет до 38%. При этом спрос на СПГ будет расти на 10% ежегодно.
Сейчас «Газпром» еще может использовать положение доминирующего поставщика и заключать контракты с отдельными европейскими странами без согласования с ЕС, но рано или поздно Европа начнет выступать для России единым партнером, полагает Эйсмонт. Тогда настаивать на своих условиях «Газпрому» будет не в пример сложнее.

Успеть на рынок
«Газпром», традиционно ориентированный на европейского потребителя и связанный с ним паутиной газопроводов, долгое время откладывал свой выход на рынок сжиженного газа. Сейчас у России есть лишь один завод по сжижению газа, и тот построен в рамках проекта «Сахалин-2», в котором «Газпром» еще недавно не участвовал. С Сахалина СПГ пойдет в Японию, Южную Корею и США. «Нельзя утверждать, что Россия уже опоздала с выходом на рынок СПГ, ведь запускаемый на Сахалине терминал — один из крупнейших в мире», — считает аналитик «Энергокапитала» Денис Демин. Но первыми на новый рынок СПГ вышли Катар, Индонезия, Малайзия и Алжир. В последние годы экспортом сжиженного газа занялись Оман и Нигерия.
В «Газпроме» уже давно заявляют о намерении стать одним из крупнейших поставщиков СПГ. Основой для входа на рынок сжиженного газа в «Газпроме» считают Штокмановское месторождение. Запуск первой из четырех его очередей намечен на 2014 год. Еще один СПГ-завод собираются построить на Ямале — для него возьмут газ Южно-Тамбейского месторождения. Стоимость первой очереди завода оценивается в $3,7 млрд.
Но все эти намерения могут остаться на бумаге: в условиях кризиса и падения цен на энергоносители денег российскому газовому монополисту явно не хватает. Уже объявлено, что в нынешнем году его инвестпрограмма может быть уменьшена с ранее планировавшихся 920 млрд рублей примерно на 200 млрд рублей. Недавно глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что «концерн может изучить целесообразность начала реализации новых проектов в области СПГ в связи с подписанием ряда рискованных документов, где позиции российской стороны учтены не были». В переводе с чиновничьего это означает, что наполеоновские планы по экспансии на рынок СПГ могут быть отложены в долгий ящик. Тем более что у «Газпрома» и без того масса затратных проектов: добыча на шельфе, газопроводы на южном, западном и восточном направлениях. Между тем только первая фаза газопровода от Штокмановского месторождения до Петербурга с заводом по сжижению СПГ будет стоить $18–20 млрд. Понятно, что все газпромовские проекты исполнимы только при дорогой цене газа.
Ну а если России все же удастся реализовать эти планы, европейский рынок окончательно перестанет быть для нее приоритетным точно так же, как она сама перестанет быть ключевым поставщиком для Европы. Произойдет переориентация на азиатские страны и США, которые наращивают объемы потребления газа. Эта перспектива сейчас, по сведениям The New Times, используется российской стороной для давления на европейских партнеров, дабы заставить их максимально внимательно отнестись к новому концептуальному энергетическому документу, подготовленному Москвой.

На прошлой неделе «Газпром» разместил 10-летние евробонды на $2,25 млрд под 9,25% годовых. Тем самым компании удалось переломить рынок внешних заимствований, фактически закрытый для России с минувшей осени.

ГУ-ВШЭ, OPEC.RU

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.