Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Лом против слова

20.04.2009 | Савина Екатерина | №15 от 20.04.09

Лом против слова. На российских журналистов открыта охота. Только за последние месяцы трое убиты и почти двадцать ранены. Ни одно из этих преступлений не раскрыто. The New Times выяснял — почему?

Уже не один год международный Комитет защиты журналистов составляет рейтинг стран, в которых журналисты не защищены, и те, кто их убивает или калечит, уходят от ответственности. В него входит 14 стран, Россия занимает 9-е место. Хуже, чем у нас, дела обстоят в Ираке, Сомали, Афганистане, Пакистане и Сьерра-Леоне. Ни одна европейская страна в этот позорный рейтинг не входит. В докладе Комитета защиты журналистов говорится: хотя в России «функционируют правоохранительные органы и она не находится в состоянии войны, в последние десять лет уровень безнаказанности тех, кто посягает на жизнь и здоровье журналистов, остается стабильно высоким». По данным Комитета защиты журналистов, в России с 1999 года убиты 16 журналистов.

Однако из Нью-Йорка, конечно, видно далеко не все. Картина, которую рисует зампред думского Комитета по информационной политике Борис Резник, выглядит куда более удручающей: за последние 10 лет в стране убиты 257 журналистов. Девять из десяти такого рода преступлений остались нераскрытыми. Только за первые три месяца этого года от рук преступников пострадали более 15 человек, а трое — Анастасия Бабурова из «Новой газеты», Шафиг Амрахов из мурманского информационного агентства RIA 51 и Сергей Протазанов из химкинской газеты «Гражданское согласие» — убиты.
Подмосковье в лидерах

О нападении на главного редактора газеты «Химкинская правда» Михаила Бекетова 13 ноября 2008 года СМИ писали много.¹ Но такие инциденты в Подмосковье случаются постоянно. В марте был избит Максим Золотарев, выпус­кающий редактор газеты «Молва. Южное Подмосковье», а через несколько дней во время съемок оппозиционного митинга в Клину пострадал редактор газеты «Согласие и правда» Петр Липатов.

«Печатаю одной рукой. Вторая не функционирует. Кроме того, дико болит бедро левой ноги в двух местах, левая почка, середина позвоночника и до сих пор жжет лицо. Но — мне повезло. Мне очень повезло», — написал Максим Золотарев в своем блоге. Даже в милиции, утверждает он, уверены, что нападение заказное. 12 марта, около часа дня, по пути к машине ему выстрелили в лицо из газового пистолета, а затем избили. «Подумайте тысячу раз, прежде чем браться за тему. Мне повезло. Если бы они хотели, меня могли грохнуть, убить, искалечить. Но этого не произошло. Меня предупредили. Теперь я предупреждаю вас. Да, и я увольняюсь из редакции», — заключил журналист. Золотарев был в газете не репортером — выпускающим редактором. Нападение на него было совершено после того, как газета опубликовала серию материалов о коррупции в органах серпуховской власти.

Химки в рейтинге опасных для журналистов городов уверенно лидируют. Сотрудника местной газеты «Гражданское согласие» Сергея Протазанова 28 марта нашли сильно избитым в подъезде собственного дома. Через три дня от полученных травм он скончался. «Мне сложно сказать, связана ли смерть Сергея с его профессиональной деятельностью, но газета с острыми заметками про итоги выборов 1 марта из-за этого не вышла — Сергей был верстальщиком, — рассказал The New Times главный редактор «Гражданского согласия» Анатолий Юров. — Но ситуация в городе сложилась катастрофическая». (The New Times в № 49 от 8 декабря 2008 года приводил версию, которая широко гуляет по городу. А именно, что власть в городе взяли бывшие офицеры-афганцы, члены «Боевого братства». На муниципальных выборах 1 марта 2009 года прежний мэр Владимир Стрельченко, ветеран афганской войны, переизбрался на очередной срок.) На Юрова год назад также напали неизвестные и нанесли несколько ножевых ранений. Главред «Гражданского согласия» выжил, нападавших не нашли.

После нападения на Протазанова правительство Московской области даже выпус­тило специальное заявление, в котором говорилось, что «экстремистски настроенные граждане, а может, и группы лиц не оставляют попыток таким преступным образом дестабилизировать социальную обстановку в городах и районах Подмосковья», и потребовало «тщательного расследования» и «неотвратимого наказания».

Пытались убить
Нападают на журналистов, впрочем, не только в Подмосковье. География инцидентов обширна: Саратов, Краснодарский край, Екатеринбург, Архангельск, Уфа, Санкт-Петербург... 5 марта неизвестными был сильно избит генеральный директор саратовского медиахолдинга «Взгляд» Вадим Рогожин. Двое нападавших подкараулили его в подъезде дома и нанесли несколько ранений. Несколько дней он находился без сознания в больнице в крайне тяжелом состоянии и до сих пор не оправился от ранений. Региональное следственное управление МВД возбудило по факту нападения уголовное дело по статье 111 Уголовного кодекса «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью», которая, возможно, будет переквалифицирована в «Покушение на убийство». Исполняющий обязанности гендиректора медиахолдинга Николай Гуриев убежден, что нападавшие действительно пытались убить Рогожина, а не просто напугать. «Били арматурой, череп проломили. Он две недели балансировал на грани жизни и смерти. Врачи не верили, что выкарабкается, и начало процесса выздоровления сочли чудом, — рассказал The New Times Николай Гуриев. — Личных врагов у него не было, зато газета славится в регионе громкими публикациями о коррупции и уголовных преступлениях. Причем круг антигероев настолько обширен, что мы даже не подозреваем, кто конкретно мог Вадима «заказать» — это и главы районов, и руководство правоохранительных органов, и губернатор».

Необъявленная война
В ноябре 2008 года о необходимости принятия хоть каких-то мер по защите журналистов заявляли члены Общественной палаты, а в конце марта на заседании в Саратове было учреждено «Бюро журналистских расследований», задача которого — расследовать случаи нападения на журналистов. «Власть способна расследовать только те убийства и нападения на журналистов, которые не связаны с их профессиональной деятельностью, которые произошли на бытовой почве. Мы иногда не можем даже адвоката найти, чтобы помочь пострадавшим», — говорит Алексей Симонов, глава Фонда защиты гласности. Он считает, что «единственный способ для журналиста в России защититься от нападений — это уйти из профессии».

1 The New Times подробно рассказывал об этой истории в № 49 от 8 декабря 2008 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.