Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

Совет с тремя неизвестными

30.09.2010 | Малашенко Алексей, член научного совета Московского центра Карнеги | № 31 от 27 сентября 2010 года


Президент Дмитрий Медведев дал карт-бланш на создание двух новых структур: Российского совета по международным делам и Фонда поддержки публичной дипломатии имени Горчакова. Высочайшие распоряжения на этот счет подписаны еще в феврале, но сейчас, видимо, окончательно определились по цифрам (бюджету) и целям. Задача — сделать внешнюю политику более профессиональной и открытой. Для того, мол, и создается альтернативная экспертная площадка, на которой будут вырабатываться основы международной политики России, а заодно и готовиться новые отвечающие духу и букве модернизации дипкадры.
Первый вопрос: альтернативой чему станет новый Совет? Уже существующий в России Совет по внешней и оборонной политике (СВОП), позиционирующий себя, кстати, как независимая и неправительственная организация, в официальных комментариях вообще не упоминается. Остается — МИД. Но у нас ведь главные внешнеполитические решения принимаются не в МИДе — бери выше. А сейчас даже трудно сказать, где конкретно выше — то ли тандемом, то ли его частью.
Второй вопрос: как намерение стать альтернативной экспертной площадкой совмещается с внушительным перечнем учредителей — МИД, Минобрнауки, Российская академия наук, МГУ, МГИМО, СпбГУ... Не получится ли так, что эти сидящие на госбюджете структуры будут вначале сами себе давать рекомендации, а затем сами для себя их отбирать — с известным (по предыдущему опыту) результатом. Хорошо, пусть сейчас они будут выдавать на-гора не «бумаги», а «аналитические записки», у которых остается только один путь — наверх, к премьеру и президенту. Но ведь это уже было! В 1970–1980 годы в стенах Академии наук СССР ваш автор с коллегами писал аналитические записки в ЦК КПСС, которые потом благополучно клались под сукно — их даже никто не читал. Потом, по прошествии месяцев, выяснялось, что кто-то что-то все-таки прочел, да только делать выводы, а тем более принимать решения уже поздновато... (Кое-кто еще помнит ужас, в который пришли профессионалы, узнав о решении Политбюро ввести войска в Афганистан.)
 

В России при нынешнем состоянии ее гражданского 
общества альтернативные идеи дойдут в лучшем 
случае до «предверхия». До самого верха — никак    


 
Остается еще один сценарий: новый Совет станет площадкой для общения с иностранными коллегами — что-то вроде клуба «Валдай», только ориентированного не на российские, а внешние проблемы. И — снова вопрос на засыпку: у нас в отечестве к альтернативным мнениям из-за рубежа кто-то из принимающих новые решения лиц прислушивается? Пусть даже речь идет не о российских — мировых вопросах?
В отличие от президентской интеллектуальная вертикаль — вещь единственно ра­зумная: любые идеи могут идти либо вверх, либо вниз. В США идеи идут, как правило, снизу вверх: десятки неправительственных «мозговых центров» выносят экспертные решения, которые после их публичного обсуждения принимаются либо отвергаются исполнительной властью. В России при нынешнем состоянии ее гражданского общества и отношении властей к независимой мысли альтернативные идеи дойдут в лучшем случае до «предверхия». До самого верха — никак. Потому что самый верх у нас и создан для единственно правильных решений — от всех остальных требуется лишь особый дар интерпретации высочайшего мнения. Любая теория лучше всего поверяется практикой. Если нет и практики — включается воображение. Представим себе ситуацию: новый Совет собирается для обсуждения вопроса о статусе Абхазии и Южной Осетии и выносит решение: признание их независимости Россией — ошибка, чреватая серьезными внешнеполитическими издержками. Ну и что дальше? Лучше бы не собирались...

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.