Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Политика

Небоевые потери

13.04.2009 | Мастеров Валерий | №14 от 13.04.09

Польские коммандос пошли под суд за убийство мирных граждан в Афганистане
В Военном окружном суде Варшавы на скамье подсудимых — семеро штурмовиков-десантников элитного батальона Войска Польского. Прокуратура предъявила им тяжкое обвинение: убийство мирных граждан в Афганистане

Небольшой зал, где проходит процесс, каждый день набивается битком. Желающих попасть в зал так много, что журналистов обязали каждый день обзаводиться «входным билетом», за которым устанавливается очередь в пять утра. Допущена только пишущая братия. Суд запретил телетрансляцию, посчитав, что «телевидение может театрализовать процесс».

Обстрел беззащитных
Обвинительное заключение было зачитано на первом же судебном заседании. Суть его в словах прокурора Якуба Матыхи: «Военные знали, что стреляют по застроенной местности, видели передвигающихся мужчин, женщин и детей. Никто из жителей деревушки не представлял угрозы». Суд должен определить: была ли стрельба по беззащитным гражданским лицам умышленной или непреднамеренной. Потому так тщательно, по минутам и даже секундам, разбирается все, что произошло в населенном пункте Нангар-Кхель на юго-востоке Афганистана 16 ав­густа 2007 года.
В этот день совершавший запланированный рейд польско-американский патруль, входящий в состав Международных сил по обеспечению безопасности в Афганистане (ISAF), наехал на мину. От взрыва две польские машины были повреждены, а сами поляки подверглись обстрелу талибов, ответили огнем и вызвали подкрепление. На помощь попавшим в беду бросились соотечественники-спецназовцы из элитного 18-го десантно-штурмового батальона. Коммандос стали преследовать отстреливающихся боевиков, укрывшихся в предгорье.

Дальше показания расходятся. Спецназовцы сначала открыли огонь из пулеметов, потом из миномета. Под обстрелом оказалась и близлежащая деревенька. Погибли шесть ее жителей: две женщины, мужчина и трое детей. Еще три человека, в том числе и беременная женщина, были тяжело ранены.

Замести под ковер
В оперативном сообщении ISAF говорилось, что при операции преследования экстремистов-талибов, ранее атаковавших подразделение международных сил, погибли и были ранены афганские гражданские лица. Трагическое происшествие официально было прокомментировано: «Это событие достойно сожаления, наши мысли и молитвы вместе с семьями и друзьями тех, кто убит и ранен... Это еще один пример того, что талибские экстремисты по-прежнему втягивают местную общественность в борьбу и создают опасность для невинных афганцев».

На польской базе о трагических последствиях операции стало известно сразу, но начальство попыталось инцидент «замести под ковер»: сначала на месте происшествия, а потом и в министерстве обороны. Но утаить информацию было невозможно. Процедуры в НАТО точно определяют, что необходимо максимально быстро информировать общество о кризисных ситуациях, чтобы не утратить поддержку местных жителей и не потерять их доверие к миссии.

Военное ведомство Польши официально признало гибель афганских граждан от рук польских военнослужащих только спустя неделю. Согласно первоначальной версии жители деревеньки погибли в ходе столкновения с талибами. Однако Главная военная прокуратура безотлагательно начала следствие, отправной точкой которого стало нарушение международного права — положений Гаагской (1907 г.) и Женевской (1949 г.) конвенций о защите гражданского населения во время войны.¹

Паршивая семерка
Обвинение в военном преступлении было предъявлено семерым спецназовцам. Обвиняемые отстаивали версию, будто отвечали на огонь боевиков по приказу своего непосредственного командира. Следствие же пришло к выводу, что никто в это время уже не угрожал штурмовикам, версию «обмена огнем» они выдумали, чтобы избежать ответственности. Как только события в афганской деревне стали обретать реальные контуры, проштрафившихся десантников поспешили назвать «паршивой семеркой», которая запятнала честь польского мундира. Тогдашний министр обороны Александр Щигло бросил в сердцах польской тележурналистке, что не несет ответственности за то, что «банда дураков стреляла в гражданское население». Не исключено, что повод для такой трактовки дала распространившаяся информация об арестованных спецназовцах. В батальоне они считали себя крутыми парнями, носили нашивки с черепами, подражая своим американским коллегам, даже называли себя отрядом «Дельта». Уже на чпроцессе один из свидетелей назвал эту «Дельту» «группой фанатиков, впечатленных фильмом «Падение «Черного ястреба».

В ожидании наказания
Многое из того, что обвиняемые говорили на следствии, на суде подается иначе. Сразу же обнаружилось противостояние между командиром, который отрицает свой приказ «разнести деревню» и считает себя «впутанным в дело», и его подчиненными, настаивающими, что они следовали команде. Все отрицают свою вину. Защита настаивает, что причиной трагедии стали дефекты оружия, которые сказались на изменении траектории полета снарядов. Суду предстоит разобраться и в том, насколько правдоподобно предположение мес­ти: накануне трагического случая в Нангар-Кхеле погиб польский военнослужащий.

Если вину полностью докажут, наказание будет суровым. За убийство мирных граждан шестерым грозит пожизненное заключение, а седьмому за «обстрел незащищаемого объекта» — до 15 лет тюрьмы. Известный польский юрист профессор Ягеллонского университета Анджей Цолл считает «афганское дело» крайне трудным: «Судьи должны скрупулезно рассмотреть такие вопросы, как приказ, служебная подчиненность, а также установить рамки индивидуальной ответственности. Обвинительное заключение имеет большой удельный вес, а приговор будет иметь международное значение».

Эхо инцидента
Первая реакция на трагедию в афганской деревушке была моментальной. В туалетах польской базы появились надписи по-польски: «Убийцы детей». Информация еще не дошла до центра, а на месте происшествия коллеги уже вынесли приговор.

Военный аналитик Артур Бильский так оценил случившееся: «Польская армия под Нангар-Кхелем потеряла невинность. Эти выс­трелы из миномета разбили миф о пацифистском и парадном войске». Уполномоченный по правам человека Януш Кохановский заявил, что без наказания за это преступление, запятнавшее польское оружие, «Польша теряет моральное право на борьбу за свободу, демократию и права человека во всех местах, в которых могла бы и должна участвовать, — от Косово, Боснии и Герцеговины до Ливана, Сирии, Ирака и Афганистана».

«Это первый подобный процесс в наших вооруженных силах, — пишет специалист по вооруженным конфликтам Рафал Частонь. — Дело имеет огромное влияние на моральный дух наших солдат, особенно служащих в зарубежных миссиях. Если действительно гражданские лица стали жертвой намеренных действий, то виновные должны понести наказание».

События в Нангар-Кхеле резко изменили отношение поляков к участию соотечественников в военных операциях. Согласно опросам Центра исследования общественного мнения, проведенным через два дня после начала процесса над коммандос, 73% поляков не поддержали участие польских военнослужащих в миссии в Афганистане.

1 Эти правовые документы запрещают убийство гражданских лиц и уничтожение их имущества, а также применение непропорциональной по отношению к угрозе силы.

По подсчетам ООН, в 2008 году в Афганистане погибли 2118 мирных граждан. Из них 829 убиты солдатами западной коалиции, 1160 — талибами. Остальные жертвы ни одной из сторон не приписаны. В 2007 году среди погибших было более 1,5 тыс. гражданских лиц, в 2006 — около 1 тыс.

Сейчас польский контингент в Афганистане насчитывает 1600 военнослужащих. В апреле он увеличится до 2 тыс.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.