Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Наш кризис — их бонус

13.04.2009 | Водянова Маргарита , Зиброва Елена | №14 от 13.04.09

За что топ-менеджеры госкомпаний получают премии
Кризис бонусу не помеха. Премиальные для топ-менеджеров предприятий, которые просят помощь у государства, должны быть под запретом. Об этом заявил в Лондоне президент Медведев. Вслед за этим министр финансов Кудрин пообещал заморозить бонусы «топам» госбанков и госкомпаний по меньшей мере на два года. Однако, как оказалось, в некоторых компаниях премии уже выписаны. Какими бонусами порадуют себя руководители увязших в кризисе структур — выяснял The New Times

За несколько дней до заявлений Медведева и Кудрина «Газпром» объявил о выплате премий своим менеджерам по итогам прошлого года. Руководство монополии нисколько не смутил тот факт, что компания в конце 2008-го вошла в список из 295 предприятий, рассчитывающих на поддержку государства. Правда, пока, по заявлению пресс-службы «Газпрома», компания официально не обращалась за помощью в «комиссию Шувалова», принимающую решение о выделении госсредств. Но независимые эксперты газового рынка не исключают, что в ближайшее время помощь монополисту понадобится: по итогам IV квартала 2008 года чистый убыток «Газпрома» составил около 260 млрд рублей. Кроме того, в текущем году из-за снижения цен на газ «Газпром» недополучит, по крайней мере, 200 млрд рублей.

«У нас нет планов отказаться от бонусов и опционов¹ за 2008 год», — сообщил заместитель председателя «Газпрома» Андрей Круглов, оговорившись, что «если везде плохо, то сокращение бонусов и опционов весьма логично». Конкретные премиальные суммы зампред «Газпрома» не называл. В то же время источник в компании сообщил, что по итогам 2007-го бонус председателя правления Алексея Миллера составил 17,5 млн рублей, остальных членов правления — по 15 млн.

Дело в прибыли
«Я как независимый директор считаю, что если компания платит большие деньги менеджменту высшего звена из своей прибыли, а не из государственных средств, то это оправданные вложения, — заявил научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, входящий как независимый директор в советы директоров ряда компаний. Он пояснил The New Times, что именно сейчас, в условиях кризиса, особенно ценятся руководители-профессионалы, а «их высокие премиальные — это уже вопрос финансового положения компании».

Между тем с прибылью у большинства российских предприятий дела обстоят неважно. По данным Росстата, совокупный убыток компаний² в декабре 2008-го — январе 2009-го превысил 760 млрд рублей. «Из-за кризиса многие компании перестали выплачивать бонусы: у кого-то просто нет денег, а кто-то понимает, что теперь на этом можно сэкономить», — пояснил президент группы компаний HeadHunter Юрий Вировец. С ним согласна и старший менеджер отдела консультирования по управлению персоналом аудиторской компании «Эрнст энд Янг» Екатерина Ухова: «Треть суммы бонуса зависит от корпоративных показателей, треть — от личных качеств топ-менеджера и еще треть — от результатов того направления, которое он возглавляет. Думаю, по итогам прошлого года бонусы в среднем уменьшатся на 30% по сравнению с 2007 годом. Ведь первая половина 2008 года для многих компаний была весьма успешной, резкий спад пошел уже во второй половине».

Общероссийская картина с «кризисными» бонусами до конца неясна. Согласно исследованию, которое регулярно проводит «Эрнст энд Янг», многие компании к концу февраля еще не производили выплат вознаграждений за 2008 год, а около 30% предприятий заявили о том, что планируют пересмотреть политику начисления премиальных.

Вполне логичным считает уменьшение бонусов или полный отказ от них ректор Российской экономической школы и член наблюдательного совета Сбербанка Сергей Гуриев. Он убежден, что руководители компаний, настроенных на получение помощи от государства, будут учитывать «настроение общества, настаивающего на том, чтобы топ-менеджмент отказывался от премиальных».

Деликатная тема
Из системообразующих компаний, претендующих на господдержку, пока публично отказался от премиальных для менеджеров лишь АвтоВАЗ. Долг компании перед банками составляет 36 млрд рублей, а после недавнего визита в Тольятти премьера Путина АвтоВАЗу обещана госпомощь в 25 млрд руб­лей (The New Times писал об этом в № 11, 23 марта 2009 года).

В пресс-службе концерна The New Times подтвердили отказ руководства от бонусов, но воздержались от комментариев, какие премиальные планировались ранее. Между тем год назад АвтоВАЗ выплатил членам совета директоров 50,5 млн рублей, а членам правления — 68,2 млн рублей. Сейчас руководство тщательно скрывает любые сведения о своих преференциях, рассказал The New Times лидер независимого профсоюза работников АвтоВАЗа «Единство» Петр Золотарев. По его словам, публично отказавшись от бонусов, автовазовские «топы» пользуются всеми докризисными благами: летают на спецрейсах, а по городу колесят на иномарках с личной охраной. «Это в то время, когда за полгода на заводе средняя зарплата упала с 16 до 12 тыс. рублей, а у рядовых работников нет уверенности в завтрашнем дне», — сказал Золотарев.

В пресс-службе ОАО «РЖД», также претендующего на госпомощь, The New Times заявили: «Премиальные существуют, но тема выплат в условиях финансово-экономического кризиса выглядит деликатно. Бонусы распространяются на топ-менеджеров и членов совета директоров, но говорить на эту тему пресс-служба не уполномочена». Год назад подобная деликатность казалась неуместной: по итогам 2007 года премиальные президента РЖД Владимира Якунина составляли 21 млн рублей. Общий же размер вознаграждений, льгот и компенсаций расходов для членов правления РЖД за год до кризиса составил 373,3 млн рублей.

«Сокрытие сведений о бонусах не соответствует принципам «прозрачности» предприятия: акционеры должны знать, почему менеджмент заслужил премиальные, измеряемые в шестизначных цифрах», — считает Сергей Гуриев.

Вечный праздник
Ведущие отечественные банки первыми начали получать помощь от государства — путем прямых «вливаний» средств Центробанка. Это не повлияло на их решимость премировать собственных руководителей. Пример подал Сбербанк, получивший уже 588 млрд рублей (данные на начало марта): здесь без стеснения выписали на каждого из 23 членов правления в среднем по 40 млн рублей.
Любопытно, что даже после заявлений президента и министра финансов в Сбербанке от премий для «топов» не отказались, мотивируя это официальными итогами работы в 2008 году: чистая прибыль банка после уплаты налогов превышает 110 млрд рублей. «К вопросу о бонусах необходимо очень аккуратно подходить, поскольку многие компании и банки сейчас находятся в тяжелом положении. Но если бонусы привязаны к прибыли, а прибыль эта получена, то нет ничего страшного в том, чтобы компания заплатила менеджменту», — считает Сергей Гуриев.

Другого мнения придерживается Василий Солодков, директор Банковского института ГУ-ВШЭ: по его словам, никаких особых подвигов от топ-менеджмента для обеспечения прибыли не потребовалось. Сбербанк получил «антикризисные» деньги от ЦБ по ставке 7,5% годовых и тут же выбросил их на рынок под 20% годовых. Прямо скажем, зарабатывать таким способом — не бином Ньютона.
В тот же ряд можно поставить валютные спекуляции банков, особенно активные в последние 3 месяца прошлого года, когда была объявлена «плавная» девальвация рубля. Известно, что еще один «системообразующий» банк, Газпромбанк, получив от ЦБ 305 млрд рублей, заработал на валютных операциях около 65 млрд рублей. Вознаграждения членам правления по итогам года в Газпромбанке составили 72 млн рублей.

Из госбанков об отказе от бонусов для членов правления за 2008 год пока что заявил лишь глава ВТБ Андрей Костин — хотя, по его словам, прошлый год банк закончил с прибылью и изначально планировал одарить каждого из своих «топов» суммой, в среднем составляющей 48 млн рублей.

По словам Василия Солодкова, на сегодняшний день «бонусный» вопрос никак не ограничен законодательно и лежит исключительно в этической плоскости. Правда, на заседании правительства 9 апреля министр экономического развития Эльвира Набиуллина сообщила о решении ограничить выплаты бонусов топ-менеджерам компаний, претендующих на господдержку. Остановит ли это праздничный пир «топов» во время чумы?

1 Бонус — дополнительное вознаграждение, поощрение, надбавка к выплате, премия; опцион — договор, по которому покупатель получает право совершить покупку или продажу актива по заранее оговоренной цене.
2 Росстат подсчитывает финансовые результаты деятельности всех организаций, кроме банковских, страховых, бюджетных, сельскохозяйственных и малых предприятий.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.