Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Без политики

Пуще неволи

24.09.2010 | № 30 от 20 сентября 2010 года

60-1a.jpg

Пуще неволи.
Соколиная охота — древний ритуальный хоррор по-русски. Где и как к нему можно приобщиться сегодня — выяснял The New Times


Безмерна славна и хвальна кречатья добыча.
«Урядник сокольничья пути». 1656 г.
Птицы терзают птиц, люди терзают людей — символический код соколиной охоты считать нетрудно. Ничего удивительного, что сражения пернатых хищников исстари были любимой забавой русских царей.
Москва обязана этой царской потехе одной из старейших своих церквей — мученика Трифона в Напрудном. По легенде, государев сокольничий Трифон однажды упустил самого ценного сокола — белого кречета, любимца Ивана III. И увидел во сне своего ангела, мученика Трифона, с таким же кречетом в руке. Ангел открыл, где искать пропажу. На месте находки сокольник построил церковь во имя своего заступника.

60-2a.jpg

Царское дело


Распространенное заблуждение — что в России соколиная охота появилась при царе Алексее Михайловиче. Конечно, это не так. Отец Петра I действительно был страстным охотником и даже возвел соколиную охоту в ранг государственного дела. Но к середине XVII века у птичьих побоищ уже сложился свой ритуал, свои традиции и даже свой кодекс мастерства сокольников.
Первые упоминания о птичьей охоте появились гораздо раньше, чем ею заинтересовались русские цари. К V веку нашей эры относятся самые древние вавилонские фрески, на которых изображены сцены охоты. В Древней Руси статьи о соколиной охоте встречаются в «Русской правде» Ярослава Мудрого. Не раз упомянута соколиная охота в наставлениях Владимира Мономаха. Всадник с соколом на руке не редкость на средневековых монетах (его сменит потом копейщик — воин, копьем разящий дракона). Именно так, с кречетом, и был изображен зодчий Аристотель Фиораванти — строитель Успенского собора в Кремле.
После взлета, который пережила соколиная охота при Иване III, приходит новая волна интереса к птичьим боям. Связана она с именем Алексея Михайловича. Царь был безумно влюблен в охоту и посвящал ей все свободное время. Всем соколам он лично давал клички. Даже в письмах, которые Алексей Михайлович слал домой, в первых строках — всегда вопросы о здоровье пернатых. Если ловчая птица заболевала, царь сам давал рекомендации, как ее лечить.

60-3a.jpg
В эпоху царя Алексея Михайловича иностранцев на соколиную охоту не допускали, разрешали только полюбоваться на пернатых охотников. На картине А. Литовченко (1889 г.) изображен итальянский посол Кальвучи, рисующий царских соколов.

Птичья повинность

Понятно, что царь не жалел средств на поддержание своего соколиного двора. А денег нужно было много — отсюда и специальная «голубиная повинность», введенная на Руси. Называлась она так потому, что на собранные деньги выращивались голуби — пропитание для соколов и ястребов. Чтобы прокормить двести ловчих птиц (столько пернатых было у царя), требовалось не меньше ста тысяч голубиных гнезд. Кормили соколов не только голубями — Алексей Михайлович мог и со своего стола послать на соколиный двор баранину и телятину.
60-5a.jpg
Конечно, сколько всего соколов было у царя, установить трудно. Появлялись новые птицы, некоторые — в знак особого расположения — могли быть преподнесены в дар другим правителям. Историки говорят, что среди посольских даров в арабские страны, Англию, Данию, Турцию царские соколы совсем не редкость.
 
Для отлова и содержания птиц была учреждена специальная сокольничья служба. По всей Сибири и на Урале умельцы отлавливали для государя ловчих птиц. При Алексее Михайловиче был создан специальный устав (считается, что он сам его и написал): «Урядник сокольничья пути». Именно оттуда пошла известная всем поговорка «Делу время, потехе — час» (интересно, что считалось потехой для сокольничьего, обслуживающего царские забавы?) В уряднике были прописаны четкие правила: какими качествами должен обладать сокольничий, как его необходимо возводить в чин и как проходит сам обряд возведения в чин. Обряды, как и охота, считались делом государственной важности, недаром на них присутствовал сам Алексей Михайлович.

60-4a.jpg
«Выезд царя Алексея Михайловича на соколиную охоту
из Спасских ворот». Художник К. Лебедев. 1898 г.
Потехе час

Самый известный из царских соколиных дворов находился в Коломенском. Он появился там в 1650 году, когда сокольничий Афанасий Матюшкин по царскому велению приобрел сушила — специальные вольеры для птиц. Коломенское, расположенное на высоком берегу Москвы-реки, было самым удобным местом для охоты. В прудах на соседнем низком берегу обитали утки. При первых Романовых их разводили для охоты специально.
Соколиный двор в музее-заповеднике Коломенское есть и сегодня. Он был воссоздан только этим летом, но уже успел привлечь любителей острых ощущений. Справедливости ради скажем, что в наше время соколиный двор в Коломенском находится не совсем там, где он был при царе. В XVII веке первый Потешный двор появился в бывшем селе Дьяково. Там сейчас стоит церковь Иоанна Крестителя. Сегодня соколиный двор в Коломенском разместился там, где река Жужа впадает в Москву-реку. Реконструировали его с максимальной точностью. Вот только птиц в Коломенском сейчас гораздо меньше, чем при царе, — не больше десятка. Это соколы-балабаны, ястребы-тетеревятники, а еще ворон и филин. Птицы живут в кречатне, разделенной на сушилы. Сидят на специальных подставках — присадах. И все привязаны за одну лапку к присаде специальным шнурком — должником.
Идеальный боец — сокол-балабан. Он прекрасно справляется с дичью и не конфликтует с ястребом. Но по негласной птичьей иерархии сокол выше ястреба. Добавим еще, что сокол птица степная, а ястреб — лесная. Даже надбровные дуги у ястреба выступают вперед больше, чем у сокола. Это нужно для того, чтобы, пробираясь через лесные заросли, птица не травмировала глаза. Ведь глаза для ловчих птиц очень важны: ястребы, например, способны видеть вдаль на два километра.
Но больше всего на охоте ценится сокол-кречет. Белый кречет был исключительно царской птицей. Балабанов же держали и бояре, и состоятельные служивые люди. Специально для охоты иногда обучали и орлов, но они ценились еще меньше.
В кречатню птиц заселили только в конце июля. Соколы еще совсем молодые — недавно им исполнилось два месяца. Пока они постепенно привыкают к месту и своим сокольничим.

60-6a.jpg
Шах Джахан из династии Великих Моголов.
Индия, ок. 1650 г.
Страсть как охота

Первые показы соколиной охоты будут проходить в Коломенском уже этой осенью. Конечно, соколиная охота в XXI веке — совсем не то, что в XVII. Но во все времена зрители на охоте прежде всего наслаждаются полетом птицы.
При Алексее Михайловиче на охоту за пределы Коломенского выезжали «царским поездом» — процессия длиною километр состояла из приближенных к царю. Можно сказать, что соколиная охота носила семейный характер. На лугу разбивали царский шатер. Место для запуска сокола выбиралось очень тщательно. А сокольники во время охоты оставались на лошадях. Чтобы спугнуть притаившуюся дичь, часто использовали барабан или гонг.
Не воскормлён ты пищей нежной,

Не унесен к зиме в тепло,
И каждый час рукой прилежной
Твое не холено крыло.
Там, над скалой, вблизи лазури,
На умирающем дубу,
Ты с первых дней изведал бури
И с ураганами — борьбу.
Дразнили молодую силу
И зной, и голод, и гроза,
И восходящему светилу
Глядел ты за море в глаза.
Зато, когда пора приспела,
С гнезда ты крылья распустил
И, взмахам их доверясь смело,
Ширяясь, по небу поплыл.
Афанасий Фет. «Вольный сокол»
Если охота происходила в самом Коломенском, тогда она превращалась в настоящее театральное действо. Сначала выходили воины, пешие и конные. Кроме того, на соколиную охоту в каретах могли выезжать царица и царевны, в обычные дни не покидавшие свои терема.
А вот чужаков на соколиную охоту не пускали. Даже чтобы попасть на соколиный двор, почетным иностранным гостям приходилось упрашивать царя. Известна история, когда на Потешный двор не пустили посланников австрийского императора. Переговоры длились долго, но все, чего добились иноземцы — им милостиво разрешили посмотреть на птиц, которых вынесли со двора.

60-7a.jpg
Джентльмен на охоте с ястребами.
Англия, ок. 1750 г.
Зато сегодня посмотреть охоту в Коломенском может любой желающий. Да и запуск сокола в небо остался таким же, как прежде.

Полет нормальный

Соколиная охота — это всегда спектакль. Сокольничий, одетый в красный костюм с запаїхом, неторопливо выносит сокола из сушила. Сокол сидит у него на руке, защищенной от когтей кожаной перчаткой. На голове сокола — клобучок. В нем птица ничего не видит, поэтому до охоты остается спокойной. Клобучки, кстати, бывают обыкновенными и парадными, украшенными драгоценными камнями.
Раньше соколы в основном охотились на уток. Сегодня охота в музее ведется только на вабило — специально изготовленный муляж из птичьих крыльев. Делается это из гуманных соображений. Согласитесь, смот­реть, как птица раздирает живое существо, понравится не каждому.
Сокольничий снимает клобучок с головы птицы — и она взмывает в небо. Сокол начинает кругами набирать высоту, высматривая жертву. Плавный полет поистине завораживает. Заметив добычу, сокол камнем падает вниз. Его скорость при этом может достигать 300 км/ч! Настигая жертву, сокол сильно бьет ее клювом.

60-8a.jpg
Иллюстрация из «Охотничьей книги Короля Модуса» Генри де Ферьера (1455 г.)

Охотники говорят, что сразу отбирать дичь у сокола нельзя — это его обидит. Тот, кто понимает характер птицы, обязательно даст ей поклевать жертву.

Соколиная работа

Сегодня соколиная охота стала довольно прибыльным бизнесом — есть люди, которые за возможность поучаствовать в экзотическом развлечении готовы выложить немалые деньги. Но соколы несут службу не только на охоте. Хищные птицы отлично стерегут поля от галок и грачей. В аэропорту соколы защищают турбины самолетов от зазевавшихся ворон. На воде они активно разгоняют цапель — любителей полакомиться чужой рыбкой. А еще работают «кукушками» — занимают гнезда цапель и коршунов, оставляя их без жилья.
Остались соколы и в Кремле — как в прежние времена, ловят голубей. Стрелять, как известно, в Москве запрещено, так что на соколов одна надежда — кто еще защитит наши памятники архитектуры, если не они?

 
Сокольник — в Древней Руси придворный охотник, ухаживающий за ловчими птицами и обучающий их. Сокольники были участниками соколиной охоты, выводили и запускали птиц. Так же называется и охотник на соколов.

Соколятник, по Владимиру Далю, — тот, кто держит соколов; в Толковом словаре Ушакова — любитель соколов, занимающийся их разведением.

Сокольничий — придворная должность; по Брокгаузу и Ефрону — старинный чин княжеского и царского двора. Он заведовал соколиной охотой, а иногда и всеми учреждениями военно-княжеской охоты. В конце XVI–XVII вв. — глава Сокольничьего приказа.

С соколиной охотой связано название одного из районов Москвы. Современные Сокольники до XVII века были местом царской соколиной охоты. Название произошло от слободы, где жили царские сокольники. Здесь до сих пор существует улица под названием Сокольническая слободка.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.