Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Не многие вернулись с поля

24.09.2010 | Новодворская Валерия | № 30 от 20 сентября 2010 года

В истории России много роковых дат; собственно говоря, для страны с несбывшейся европейской историей почти все даты роковые, в том числе и годовщины побед, и даже особенно они.
Впервые Русь споткнулась о такую победу 630 лет назад, в 1380 году, на поле Куликовом. Казалось бы, этой победе надо радоваться: ордынское иго было большой бедой. Однако все вышло наоборот. А правда еще столетия назад утонула в громе литавров и гуле славословий. Ибо история Руси с XIV века писалась под один город, под Третий Рим, после которого не бывать четвертому, под один народ-богоносец, под единственную страну с особым путем развития. Именно в Москве начали писать «суверенную» историю, а альтернативные истории вроде «Повести о разорении Рязани Батыем» были сожжены руками монгольских «спецслужб» по доносу московских князей Юрия Даниловича и его брата Ивана (тот самый Иван Калита).
На самом деле впервые после окончательного порабощения Руси монголы были биты Михаилом Тверским еще в 1314—1317 годах. Михаил применил кроме конницы пехоту, пешцев. И он, и его сын Александр призывали Русь к сопротивлению (Александр даже рассылал своего рода листовки, отказался платить дань, в Твери при нем убили ханского брата Шевкала и перебили весь его отряд).
Но Москва не захотела сражаться с Ордой под предводительством сильной и богатой Твери, которая никого не завоевывала, а только была первой среди равных, блюдя традиции Киевской Руси. Москва предпочла предать Русь, добиться казни Михаила и осуществлять полицейские функции от имени Орды. На Куликовом поле князь Дмитрий Иванович Донской отстаивал не свободу и независимость, а ярлык на великое княжение, который хан хотел передать другому соискателю. Орда после 1380 года никуда не ушла; Русь будет платить ей дань до 1480 года. А в 1571 году Девлет-Гирей сожжет Москву дотла.


История Руси с XIV века писалась под один город, под Третий Рим


В 1378 году, за два года до Куликовской битвы, произошло куда более важное и страшное событие. На Москве состоялась первая в истории Руси политическая казнь за «государственную измену». Казнили боярина Ивана Вельяминова за попытку «отъехать» в другое княжество, что было до того непререкаемым правом любого боярина, воина, купца, ремесленника, крестьянина. На этой свободе передвижения, на этой трудовой миграции, на этом негласном референдуме, то есть праве выбора лучшего князя, на праве населения подвергнуть князя импичменту («указать путь», то есть выгнать), зиждилось богатство Киевской Руси и ее статус — что-то вроде МВФ тогдашней Европы. Конфедерация и конкуренция — все это отменила сначала Золотая Орда, а потом ее наследница Московская. Все тирании начинают с победы над регионами. С этого в 1934-м начал Гитлер. И это же мы увидели в путинскую эпоху. Кстати, это был ордынский закон, закон степных кочевников: нойон не смел оставить своего хана, а нукер — нойона. За это ломали хребет.
Одна Орда была у нас снаружи. Эта-то ушла. Зато другая, собственная, застряла внутри. Дмитрий Донской начал устанавливать крепостное право. Сначала для элиты. И он же начал подвешивать над нашей исторической сценой железный занавес. За Куликовым полем идет век силового, кровавого объединения Руси под железную руку Москвы — вокруг Лобного места, вокруг плахи и топора. Последними падут Новгород и Псков. Ордынских палачей заменят свои. Никому не станет легче. Так испанцы после завершения испанской реконкисты, после изгнания евреев и мавров получили в подарок инквизицию. Победы пагубны для автократий.
Миф о Куликовом поле стал точкой отсчета и точкой опоры для московских тиранов. Руси не суждено было вернуться с этого рокового поля. Она превратилась в Третий Рим.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.