Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Банкир, выпей яду!

06.04.2009 | Алексашенко Сергей | №13 от 06.04.09

Куда сливают "токсичные" активы
Средство от интоксикации. Мировая банковская система тяжело больна. Для ее лечения используются разные «лекарства». В США принято решение о создании Фонда проблемных («токсичных») активов, который будет выкупать у банков «плохие долги». Как работает этот финансовый инструмент и применим ли он в России — выяснял The New Times

В мировой банковской системе сложилась ситуация, когда большое количество банков одновременно столкнулось со схожими проблемами, что ставит под угрозу и их существование, и устойчивость системы в целом.
Такие ситуации обычно возникают в периоды экономических потрясений, которые выливаются в падение стоимости активов (ценных бумаг и недвижимости, широко используемых банками в качестве залогов по кредитам) и в серьезное сокращение экономической активности (в результате чего заемщик сталкивается с падением спроса и становится неплатежеспособным). Так появляются «плохие долги»: кредит, который еще некоторое время назад приносил банку устойчивый процентный доход, сегодня становится проблематичным, поскольку из-за изменения экономических условий заемщик уже не может его погашать.

Расчистка балансов
Как может государство помочь банкам в такой ситуации? Когда банки в массовом порядке сталкиваются с проблемой «плохих долгов», здесь простым вливанием ликвидности дело не ограничивается. Государство вынуждено идти на более серьезные меры, связанные с рекапитализацией банков: крупные, как правило, получают дополнительный капитал из бюджета, мелкие и средние вынуждены «идти на поклон» к крупным банкам или продаваться им. При этом, прежде чем давать деньги в капитал банков, государство обязано провести расчистку их балансов: совместно с менеджментом, аудиторами, инвестиционными консультантами, клиентами тщательно проанализировать активы банков, понять их реальную стоимость в текущих условиях и перспективы возврата выданных кредитов.
В ходе такого анализа неизбежно выявляется часть активов, реальная стоимость которых равна нулю — их нужно просто списать с баланса. Часть активов оказывается весьма неплохой, приносящей текущий доход и, возможно, лишь требующей незначительного изменения сроков погашения кредита. Выявляется и та часть активов, восстановление стоимости и текущей доходности которых связано с качественным улучшением внешних условий и может занять много лет. Таким активом зачастую является недвижимость, которая после падения цен может приносить заметно меньший текущий доход (вследствие падения арендных ставок) и чья рыночная цена может достаточно долго находиться ниже той оценки, по которой банк взял ее в залог. Cегодня в России такими активами являются кредиты РУСАЛу, который имеет весьма устойчивые конкурентные позиции на рынке, но на расплату по набранным кредитам, при нынешнем уровне цен на его продукцию, ему могут понадобиться десятилетия. Банки просто не могут позволить себе держать на своем балансе «плохие» активы в большом количестве — не выдержат надзорных требований ЦБ. Тогда государства принуждают банки к ускоренной продаже таких активов или (поскольку ускоренная продажа очевидно снижает их цену) идут на создание специальной организации, так называемого «плохого банка», который выкупает эти активы у банков. Поскольку «плохой банк» не является обычным банком, на него не распространяются требования надзора, он может держать активы на своем балансе сколь угодно долго, вступая в переговоры с должниками и в конечном итоге зарабатывая весьма неплохую прибыль. Ключевой вопрос в деятельности «плохого банка» — по какой цене выкупать проблемные активы? Если цена слишком высока, то это означает, что государство просто «дарит» акционерам банков деньги налогоплательщиков. Если цена слишком низка, то банки могут подозревать государство в желании их «ограбить». Изящный выход из этого конфликта предложен текущей администрацией США: там будет создано пять «плохих банков», которые будут управляться частными компаниями и которые будут конкурировать между собой на аукционах по продаже «плохих долгов» (см. справку).

Жизнь после санации
После того как санация баланса банка проведена, а государство приняло решение о необходимости продолжения его функционирования, возникает необходимость пополнения капитала банка, чтобы он мог нормально работать. Для этого применяется несколько инструментов. Где-то могут использоваться обыкновенные акции — хороший путь, если акции банка котировались на фондовом рынке и их текущая оценка понятна. В этом случае акционеры банка «размываются», а в отдельных случаях могут потерять всё — так было, например, в Швеции во время кризиса 1992 года, где законом было установлено, что государство может лишить акционеров банка их собственности, если норматив достаточности капитала¹ опускается ниже 2%. Где-то используются привилегированные акции, которые не дают права голоса на собраниях акционеров, но дают гарантированные и более высокие дивиденды. Как правило, они используются тогда, когда банк нуждается в незначительной поддержке и может восстановить свой капитал в течение короткого периода времени. Где-то могут использоваться конвертируемые облигации — инструмент, дающий больше гибкости государству при принятии последующих решений.
Что происходит в России? Осенью прош­лого года банковская система получила более чем значительную поддержку от правительства и Центрального банка, которые предоставили банкам кредитов в различной форме на сумму более 3 трлн рублей. После этого банки смогли расплатиться со своими вкладчиками, которые достаточно интенсивно забирали депозиты, и смогли закупить достаточное количество иностранной валюты, чтобы свести к нулю валютные риски. Полтора десятка самых слабых банков обанкротились, и государство взяло их «под опеку», чтобы минимизировать потери вкладчиков и предотвратить потерю банковских активов. И на этом все успокоились — а напрасно... Все большее количество кредитов переходит в разряд плохих, все хуже выглядят банковские балансы. Большинство экспертов склоняется к точке зрения, что «прорвется» ситуация осенью, когда количество «плохих долгов» станет настолько большим, что банковская система, включая самые крупные банки, начнет качаться.
Готовы ли наши власти к такому развитию событий? И да, и нет. Да — потому что они тоже говорят о предстоящем банковском кризисе. Нет — потому что решение всех проблем им видится исключительно в предоставлении банкам все новых и новых субординированных кредитов, на которые в бюджете отведено 555 млрд рублей. А весь мировой опыт говорит о том, что, прежде чем давать банкам деньги, нужно расчистить их балансы. Даже если банк является государственным.

Программа выкупа плохих активов PPIF (Public-Private Investment Program), предложенная министром финансов США Тимом Гейтнером, призвана решить проблему так называемых «наследственных» (legacy) активов — ипотечных кредитов на балансах банков или ипотечных ценных бумаг. Минфин США сознательно предпочел более жесткому термину «токсичные активы» (toxic asset) более благозвучный «наследственные активы» (legacy asset).
PPIF осуществляется для очищения балансов банков и других агентов финансовой системы от проблемных активов в целях последующего восстановления кредитования бизнеса и домашних хозяйств, необходимого для подъема экономики. В рамках программы создаются возможности для выкупа «наследственных» активов на сумму от $500 млрд до $1 трлн.
Выкуп проблемных кредитов с балансов банков осуществляется с помощью следующей схемы:
- банки и финансовые инс­титуты представляют проб­лемные активы и формируют из них пул под надзором Федеральной корпорации по страхованию депозитов (FDIC),
- FDIC устанавливает коэффициент отношения заемных средств к капиталу (debt-to-equity) для каждого такого пула кредитов, но не больше 6:1,
- каждый пул кредитов продается с дисконтом к номинальной стоимости на аукционе по наивысшей цене заявки,
- лучшая заявка получает доступ к PPIF для формирования 50% ее стоимости,
- если цена удовлетворяет продавца плохого актива, частный инвестор финансирует операцию за счет выпус­ка долговой бумаги, гарантированной FDIC,
- с момента продажи проблемного актива фонд управляется и контролируется частными менеджерами.
В рамках выкупа проблемных ценных бумаг пять отоб­ранных минфином США управляющих компаний получат средства из следующего расчета: $100 госсредств в уставный капитал фонда на каждые $100 средств привлеченных частных инвес­торов.

Александр Хандруев, первый вице-президент Ассоциации региональных банков
Со II квартала 2009 года можно ожидать дальнейшего обострения ситуации с погашением задолженности предприятий и граждан банкам.
В отличие от кризиса ликвидности, разрастание кризиса «плохих долгов» протекает скрыто, однако его последствия могут оказаться гораздо более разрушительными. Ассоциация региональных банков полагает, что все это потребует от правительства принятия срочных мер по управлению проблемной задолженностью на уровне банковской системы в целом.
Представляется целесообразным создать специальный Фонд аккумулирования и выкупа проблемных долгов предприятий с возможным участием в нем частных лиц на условиях государственно-частного партнерства. Участниками его могут стать как отечественные предприниматели (из тех, кто оказался сейчас «при деньгах»), так и иностранные инвесторы, которые проявят интерес к приобретению российских активов.
Такой фонд может быть реализован в виде самостоятельного юридического лица — государственной корпорации или акционерного общества.
Естественно, что выкуп долгов будет производиться с существенной скидкой (дисконтом) и только на условиях полной информационной открытости кредитных учреждений в части их реального финансового положения и реальных собственников (бенефициаров).
Выкупленные долги оформляются в государственные ценные бумаги со сроком погашения до 10 лет с возможностью их конвертации в акции предприятий-заемщиков. Такие гособлигации могут служить своеобразными «квазиденьгами», которые банк может использовать в качестве залога при краткосрочном (ломбардном) кредитовании в Центральном банке.
Когда же наступит срок погашения, облигации можно будет конвертировать в деньги и при желании вернуть себе собственность. Это ни в коем случае не будет «национализацией»: все, что будет делать государство, — обслуживать выпущенные бумаги. Это как раз рыночный способ решения проблемы. Общая сумма средств на докапитализацию банковской системы, по оценкам Ассоциации, может превысить 2 трлн рублей.
Кстати, начать можно с выкупа за государст­венные облигации просроченной ипотеки. При этом залог (квартира) перейдет в собственность государства, то есть фактически превратится в социальное жилье. Однако это не исключает приобретения заемщиком в будущем этого жилья в собственность, если, конечно, он найдет для этого средства.


1 Отношение собственных средств банка к его активам, нормой считается 10%.

директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.