Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Партии дна и покрышки

06.04.2009 | Вардуль Николай | №13 от 06.04.09

В руководстве страны нет единства в оценке ситуации
Кабинетная волна. Кто сказал, что Россия переживает только экономический кризис? Он уже успел породить свое отражение — налицо признаки кризиса аппаратного. Судя по разноголосице оценок, раздающихся с самых вершин властной пирамиды, антикризисная программа правительства не так однозначно поддерживается во власти, как кажется

Только ленивый не обратил внимания на высказывания вице-премьера, министра финансов Алексея Кудрина, прозвучавшие в конце марта. Сначала — тревожное предупреждение: «Сейчас мы ожидаем вторую волну проблем финансовой системы, в связи с невозвратом кредитов реальным сектором». Однако на следующий день его риторика заметно смягчилась: «15% — смелый прогноз, 10% — это возможная величина уровня невозвратов к концу 2009 года».

Кредит или бандит?
Может показаться, что в промежутке кто-то успел вызвать Кудрина на ковер. Но так поступить мог бы только Владимир Путин, другой кандидатуры просто не просматривается. А это не соответствует стилю Путина. На самом деле все куда серьезнее.
Экономика задыхается от кредитного голода. Ударную помощь АвтоВАЗу в целях получения мультипликативного эффекта правительство сумело оказать, тщательно изыскивая некредитные инструменты. В ход пошло, например, перечисление из федерального бюджета 25 млрд рублей в уставный капитал «Ростехнологий» — госкорпорации, которой принадлежит блокирующий пакет акций тольяттинского автозавода. Она, в свою очередь, передает эти средства на расшивку долгов АвтоВАЗу в виде беспроцентной ссуды. Очевидно: это ручная работа в том смысле, что никак не лыжня, по которой вслед за АвтоВАЗом могут пойти другие предприятия. Невозможность получения кредитов усугубляет кризис. Когда заемщик соглашается брать кредит из расчета 25–35% годовых, то и его, и кредитора впору сразу вести в прокуратуру: оба знают — на таких условиях кредит не вернуть. Как образно говаривал Александр Лившиц, «когда уходит кредит, приходит бандит».
Алексей Кудрин обычно смотрит на эту проб­лему со стороны банков. Смена его риторики объясняется тем, что он вспомнил и о другой стороне — реальном секторе.

Мишень — Кудрин
Во власти есть принципиальные противники политики Кудрина. Известны, например, едкие высказывания Владислава Суркова о том, что ошибочно против кризиса выставлять «хилое бухгалтерское ополчение». Он же поминал экономистов, которые предпочитают почивать на печи, дожидаясь подъема американской экономики. Совершенно ясно, что его мишень — Алексей Кудрин. Логика противников Кудрина такова: нужно не ждать восхода мировой экономики на Западе, а прорываться самим. Для чего переориентировать производство на внутренний спрос. Без кредитов не обойтись, но главным тормозом антикудринцы считают не инфляцию, а доллар (многие сторонники этой концепции всерьез предсказывают неминуемый и скорый крах американской валюты). Точнее, тормоз — это перманентное бегство капитала. Вывод: ключ к решению кредитных проблем — возвращение ограничений на вывоз капитала и валютного контроля как такового.
Любопытно, что ту же точку зрения отстаивал на недавней антикризисной встрече с Владимиром Путиным Владимир Жириновский. Союз Суркова и Жириновского — это впечатляет. Но пока Кудрин успешно ему противостоит. Правительство, во всяком случае пока, отказывается опускать валютный занавес.

Фискальный бунт
Кризис вызвал и такое брожение аппаратных умов, которое выплеснулось в форменный бунт. Федеральная налоговая служба предложила отказаться от механизма ускорения возврата НДС, заодно от банковской тайны, и за компанию ввести новый налог 0,5% от оборота средств, которыми юрлица расплачиваются между собой за предоставляемые товары и услуги. Понять фискалов можно: сборы падают, дефицит растет — пора предъявить креатив. Они и предъявляют, какой имеют.
Печальна их железобетонная уверенность в том, что единственная роль налогов — пополнять бюджет. Все остальное, и прежде всего стимулирование экономики, — от лукавых бизнесменов.
Это и есть бунт. Бессмысленный и беспощадный. Налоговая служба взбунтовалась против своего шефа — Минфина. Ведь на Ильинке пишут совсем другой законопроект. О механизме ускоренного возврата НДС. В чем причина фискального бунта? В неуверенности налоговиков в своих силах, прежде всего юридических. Сейчас НДС возвращается, как правило, через суд. Даже если решение принимается в пользу бизнеса, он фактически кредитует бюджет. Бизнесмены, в частности, предлагают Минфину законом жестко ограничить срок возврата НДС, а это в принципе может развернуть ситуацию: обращаться в суд будут вынуждены уже не они, а налоговики. Статистика сборов будет испорчена.
Что же касается нового оборотного налога на безналичные расчеты юридических лиц, то это настолько дико, что закрадывается мысль: налоговики специально его вписали в качестве операции прикрытия. Расчет на то, что критика сосредоточится именно на нем, шансы же остальных фискальных новаций на реализацию вырастут. Если же вынырнуть из налогового морока, то становится очевидным: аппаратные волнения усиливаются пропорционально нарастанию экономического кризиса. Растут риски, с которыми сталкиваются и банки, и предприятия реального сектора. Все критичнее состояние бюджета. Это значит, что новые бунты на корабле власти не за горами.

Партии дна и покрышки

В зависимости от высказываний последнего времени The New Times разделил государственных чиновников на «партию дна» — оптимистов, считающих, что отечественная экономика уже достигла низшей точки и дальше ее ждет рост, и «партию покрышки» — пессимистов, полагающих, что падение на дно еще продолжается.

«Газета» — специально для The New Times

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.