Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Инородные рецепты

06.04.2009 | Грозовский Борис , Астахова Анастасия (Opec.ru) | №13 от 06.04.09

Больную экономику можно лечить не только деньгами
Не только деньгами. Раздача денег — главное средство от кризиса, которое практикуют почти все правительства. Существуют ли еще какие-то рецепты спасения экономики и насколько они применимы в России — выяснял The New Times

Как подсчитал Bloomberg, только в США администрация и Федеральная резервная система с начала кризиса потратили на борьбу с ним $4,17 трлн, а пообещали уже $12,8 трлн. Последняя сумма звучит совершенно фантастически, и еще пара пакетов помощи может довести ее до размеров ВВП самой большой экономики мира (в 2008 году — $14,2 трлн). Если правительство и ФРС на самом деле потратят все обещанное, траты достигнут $42 105 в расчете на каждого американца, включая детей.

Раздали достаточно
Впрочем, в последние недели правительства стали осознавать, что тратят чересчур много. На прошлой неделе администрация Барака Обамы решила, что лучший выход для General Motors и Chrysler — банкротство. Начиная с декабря автогиганты получили от администрации $17,4 млрд на продление своих мук, и если бы не решение их банкротить, получили бы в ближайшее время еще $21,6 млрд дополнительной помощи.
Мысль, что с раздачей денег пора быть осторожнее, достигла и России в процессе подготовки правительством урезанного бюджета-2009. Не нужно «подменять собственно макроэкономическую стабилизацию, стабилизацию на международных финансовых рынках просто поддержкой тех или иных структур», заявил на прошлой неделе Дмит­рий Медведев. Правительство заморозило программу выдачи Внешэкономбанком кредитов, которые должны были помочь компаниям расплатиться по внешним долгам, и больше не пытается поддерживать котировки акций на фондовом рынке за счет средств фонда нацблагосостояния.

Пошлины и налоги
Впрочем, если исключить финансовую помощь, в распоряжении правительств остается не так много средств. Важнейшие из них — повышение пошлин и снижение налогов. Хотя лидеры всех стран хором говорят о губительности протекционизма, их реальными действиями руководит желание защитить отечественные фирмы от иностранной конкуренции. В результате мировая торговля, по прогнозам Всемирного банка и ОЭСР, упадет примерно вчетверо сильнее, чем мировой ВВП (см. график). Похожие ожидания спада мировой торговли и у Всемирной торговой организации (ее прогноз — 9%). При этом в январе (более поздних данных пока нет) мировая торговля упала на 17% по сравнению с прошлым январем, сообщает ВТО.
И страны, входящие в ВТО, и те, что до сих пор находятся за ее пределами, прибегли к значительному увеличению как тарифных (пошлины), так и нетарифных барьеров (санитарные и прочие ограничения) на пути импорта. Наиболее популярны ограничения в торговле металлом (ЕС возбудил несколько антидемпинговых расследований против экспорта из Китая, а по ряду позиций ввел запретительные пошлины), а также в секторе торговли одеждой и обувью. Так, ЕС, Аргентина, Бразилия и Канада возбудили антидемпинговые расследования против китайских изделий, спрос на которые повысился с началом кризиса.
Уже повышены пошлины на одежду и обувь в России, Казахстане, на Украине, в Эквадоре. Индия ввела лицензирование импорта стальных изделий, а Малайзия распространила техническое регулирование на 57 стальных изделий, подсчитала ВТО. «План Обамы» ($787 млрд) содержит ограничение на использование денег бюджета при строительстве и ремонте инфраструктуры: металлы и промышленные товары, закупаемые в рамках программы, должны быть американскими (если они производятся в США и доступны по приемлемым ценам).
Индия, наоборот, снизила импортные пошлины на мазут, используемый в энергетике. Несколько стран, включая Казахстан, Индонезию, Филиппины, снизили импортные пош­лины на товары, не производимые в стране.
Менее широко распространены налоговые льготы. Из поддержки компаний за счет налогов наиболее эффективная мера — снижение экспортного НДС (увеличение возврата этого налога), а также снижение экспортных пошлин. Китай обнулил пошлины на 102 вида изделий, снизил на 23 и резко увеличил возмещение НДС экспортерам. У России и здесь свой путь — понижен налог на прибыль (это бизнесу почти безразлично: прибыли в этом году резко упадут), зато Федеральная налоговая служба предлагает ввести 0,5-процентный налог на банковские продукты, который способен загнать многие компании в тень.

Тольяттинский рецидив
И все же наиболее эффективной антикризисной мерой правительства продолжают считать денежную помощь. А компании активно поддерживают это убеждение чиновников. На прошлой неделе премьер Владимир Путин слетал в Тольятти. До этого ситуация на АвтоВАЗе неоднократно обсуждалась на различных правительственных совещаниях, и чиновники хором говорили, что безусловной раздачи денег не будет. И в США, и в Европе помощь автозаводам (во всем мире на нее, по подсчетам Deloitte, уже обещано потратить около $50 млрд) выделяется с условием реструктуризации — сокращения издержек, перехода к более экологичным машинам...
В результате тольяттинский завод получит 115 млрд рублей (25 млрд — из бюджета, остальное — кредиты госбанков). Другие российские автозаводы, в сумме производящие все-таки больше машин, чем АвтоВАЗ, получат жалкие 10 млрд рублей, и то не сразу. Никаких условий АвтоВАЗу не поставлено, а значит, он еще придет за деньгами. Российское правительство явно путает поддержку компаний с антикризисной поддержкой людей во избежание социального недовольства. «В отличие от других предприятий на АвтоВАЗе не было массовых увольнений. И это дорогого стоит» — так Путин объяснил выделение денег заводу.
Любопытно, что тольяттинский гигант зарабатывает не только на российских, но и на немецких антикризисных мерах. С 15 января до конца года каждый, кто в Германии меняет авто старше 9 лет на новый или слегка подержанный (условие — небольшой расход топлива), получает из бюджета субсидию €2500. На это правительство Германии выделило €1,5 млрд, рассчитывая, что желающих будет 600 тыс. человек.
Однако уже к началу апреля на получение денег записалось 900 тыс. жителей Германии, а продажи новых авто, в Европе падающие на 10–20%, в Германии выросли на 21,5%. Вероятно, немецкое правительство продлит дейст­вие программы. Больше всего продаж приходится на экономичные модели Volkswagen и Opel, подсчитала немецкая ассоциация автопроизводителей VDA. Автолоббисты из Японии и США требуют от своих правительств аналогичной меры. Однако наибольшего роста продаж по сравнению с прошлым январем-февралем добились отнюдь не немецкие автозаводы, которым хотели помочь чиновники, а японский Daihatsu (Япония, продажи выросли в 3,3 раза) и Hyundai (Корея, в 3 раза). А на третьем месте наша «Лада» с ростом в 2,76 раза. До сих пор в Германии покупали порядка 4000 тольяттинских произведений в год. Автозаводам достанется большая доля помощи, выделенная Германией реальному сектору. Многие считают, что эти деньги потрачены напрасно: «Эта премия — большая ошибка, которая не поможет экономике, а лишь увеличит госдолг», — уверен Йохим Шайде из Института мировой экономики в Киле.
ГУ-ВШЭ, Опек.ру

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.