Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

VIP-свидетели

06.04.2009 | Барабанов Илья , Савина Екатерина | №13 от 06.04.09

Адвокаты Ходорковского хотят увидеть Путина
Свидетели из высших сфер. Открытые слушания по существу второго уголовного дела против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева начались в Хамовническом суде Москвы. Обвиняемые просят вызвать в суд Владимира Путина и Игоря Сечина, из ПАСЕ поступило заявление о том, что европарламентарии удивлены самим фактом нового процесса. За первыми днями громкого судебного разбирательства наблюдал The New Times

Первый день заседаний начался с инцидента. Если во время предварительных, закрытых для широкой публики слушаний милиция задерживала в основном активистов прокремлевского молодежного движения «Наши», выступавших против обвиняемых, то во вторник 31 марта в 7-м Ростовском переулке были задержаны сторонники. Они требовали «свободу политзаключенным» и разбрасывали порт­реты Ходорковского и Лебедева с подписью «невиновен». Милиция после этого стала еще более бдительной, но перекрыть переулок окончательно не решилась.

Не сломили, а закалили
В суде аншлаг. Журналисты и те, кто хотел просто понаблюдать за процессом, заняли помещение пресс-центра, коридоры, лестницы. Сквозь толпу с трудом пробралась правозащитница, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. Она заняла место в зале суда. В нем из-за обилия людей и духоты уже через час было практически невозможно находиться. Тем не менее собравшиеся не отрывали глаз от стеклянной кабины-аквариума, в которой сидели, обложившись материалами дела, обвиняемые. Людмила Алексеева потом сказала, что Ходорковского и Лебедева «не только не сломили испытания неволей, а закалили». Кто-то прицепил к «аквариуму» белую розу на длинном стебле. Провисела она недолго — конвой убрал.
Михаил Ходорковский начал свое выступление на процессе с неожиданного заявления-ходатайства, сообщив, что прокуроры не могут участвовать в процессе, поскольку имеют «личную заинтересованность». «Необходимо установить, покупали ли участники судебного процесса или их ближайшие родственники в период с 1998 по 2003 год бензин по цене в несколько раз ниже, чем цена на бензин в Роттердаме»,¹ — сказал он. «Юридически оправданным и справедливым для нашей страны считаю вовсе прекратить процесс. Он бессмыслен, поскольку нет смысла говорить о похищенном имуществе, когда компания уже разрушена, имущество, которое якобы похищено, уже реализовано государством, и вырученные деньги уже рассосались, в том числе и по карманам. А у нас отобрать больше нечего», — добавил Михаил Ходорковский. Впрочем, судья Виктор Данилкин ходатайство не удовлетворил.

Путина в свидетели
Еще более жестко в адрес прокуроров высказался Платон Лебедев. Он назвал прокуроров «преступной группой». Напомним, ходатайство об отводе гособвинителей Дмитрия Шохина и Валерия Лахтина, прославившихся еще во время первого суда над руководителями ЮКОСа, Ходорковский с Лебедевым заявляли также во время закрытых предварительных слушаний.² Но и тогда судья Данилкин это ходатайство отклонил, как, впрочем, и все остальные ходатайства подсудимых. Лебедев также обвинил представительницу Федерального агентства по управлению госимуществом Российской Федерации Таисию Гришину, заявленную потерпевшей и пришедшую на суд в прозрачной блузке, в том, что она пытается «прийти на халяву и повымогать чего-нибудь». Присутствовавшие в зале тщетно сдерживали хохот. 
Еще больший энтузиазм вызвало ходатайство адвоката Вадима Клювганта о вызове свидетелей. Всего их 478. Но главное здесь не количество, а качество. В этом списке — 74 высоких российских должностных лица. По мнению защиты, они могут подробно рассказать суду о хищении нефти. В частности, премьер-министр Владимир Путин в курсе того, «куда поставлялась нефть, на что расходовались средства ЮКОСа», потому что Ходорковский докладывал ему об этом «лично». Также, согласно ходатайству, важную информацию могут сообщить вице-премьеры Игорь Сечин и Сергей Собянин, министр финансов Алексей Кудрин и другие. Адвокаты также попросили привлечь следователей, занимавшихся первым «делом ЮКОСа», и зарубежных топ-менеджеров компании.
«Те свидетели, которых пытаются навязать суду обвиняемые и защита, часть их уже заявлены в обвинении как свидетели обвинения, другие же находятся в международном розыске, другие заявленные свидетелями лица не являются свидетелями, им не могут быть известны обстоятельства дела», — немедленно отреагировал прокурор Лахтин, вызвав в зале смешки. «Они боятся того, что в суд будут вызваны люди, которые бесспорно могут дать ответы на многие вопросы. Для вас это список неприкасаемых, а для нас просто свидетели, к тому же с ними лично встречался Ходорковский», — парировала адвокат Карина Москаленко. А Платон Лебедев от себя перечислил категории людей, которых по закону нельзя привлекать в качестве свидетелей в суде, добавив, что вряд ли кто-то из вышеназванных граждан «прячется под рясой священника». Помимо священников статья 56 УПК запрещает привлекать в качестве свидетелей адвокатов, подозреваемых, а также членов Совета Федерации и депутатов Госдумы без их согласия.
Виктор Данилкин все это время нервно жевал губами и что-то писал на бумаге. А потом, после перерыва, объявил, что ходатайство заявлено преждевременно и будет рассмотрено позже, и приобщил список к материалам дела. Примечательно, что, не решившись вызвать в суд свидетелем Игоря Сечина, Данилкин отказался исключить из числа истцов по второму делу компанию «Роснефть», председателем совета директоров которой является именно Сечин.

  Затишье перед бурей?
2 апреля судья отклонил очередную порцию ходатайств от Ходорковского и Лебедева, после чего объявил паузу до понедельника, 6 апреля. Сделано это было после того, как Платон Лебедев заявил ходатайство о признании недопустимыми и об исключении из материалов дела ряда доказательств. Претензии у подсудимого появились к некорректному переводу 338 документов с английского на русский. «Если в английском варианте содержится одна строчка, то переводить ее на трех страницах нельзя», — подчеркнул Лебедев. Проигнорировать этот аргумент не смог даже Данилкин, по решению которого в ближайшие дни прокуроры должны ознакомиться с переводными документами и выработать свою позицию по данному вопросу.
Одновременно из Европы для российской правоохранительной системы пришла очередная неутешительная новость.³ Докладчик ПАСЕ по «делу ЮКОСа» Сабина Лотхойзер-Шнарренбергер, присутствовавшая в первые дни открытых слушаний в Хамовническом суде, заявила, что удивлена тем, как второй раз выдвигаются обвинения по тем же самым обстоятельствам. «В праве существует основной принцип: нельзя обвинять дважды за одно и то же дело, — заявила Лотхойзер-Шнарренбергер. — Я не могу понять, почему это происходит, но у меня такое впечатление, что делается все, чтобы Ходорковский и Лебедев оставались как можно дольше в заключении».


1 Одним из пунк­тов обвинения является продажа нефти по заниженной цене, которая сравнена с ценой в Роттердаме.
2 Подробно — в The New Times № 9 от 9 марта 2009 г.
3 Решение Европейского суда в Страсбурге о принятии к рассмотрению жалобы ЮКОСа на российские власти, о котором стало известно накануне предварительных слушаний, обеспечило максимальный интерес журналистов со всего мира к новому процессу.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.