Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Политика

Двуличная Джулия

30.03.2009 | Гилрой Тони | №12 от 30.03.09

Фильм знаменитого сценариста и режиссера Тони Гилроя «Двуличность» (Duplicity) выходит в российский прокат под названием «Ничего личного». В главных ролях — Джулия Робертс и Клайв Оуэн. Их персонажи — бывшие агенты разведок, американской и британской, работающие на враждующие фармацевтические корпорации, решают одурачить своих боссов. Конечно же, между ними вспыхивает любовь. Тони Гилрой рассказал The New Times, что разведка — это большой бизнес, почему хороший киносценарий — огромная редкост­ь и как управлялась на съемках со своим ребенком кормящая мать Джулия Робертс

Идею фильма мне предложил Стивен Содерберг году в 2001-м. Я писал сценарий для него, имея в виду Джорджа Клуни в главной роли. Обычный шпионаж на тот момент, после сценариев про шпиона Борна, честно говоря, сидел у меня в печенках. И я предложил Стивену переключиться на промышленный шпионаж.
Куча моих знакомых из разведструктур ломанулась в начале века в частные структуры, где жить вольготнее и сытнее. Когда-то, в «Доказательстве жизни»,¹ я уже прикоснулся к теме корпоративной разведки и секью­­­­рити. Колоссальный, во многом теневой бизнес. Но проект застопорился, Стивен отпал. А когда я решил ставить сам, Клуни посоветовал мне взять на главную роль Клайва Оуэна.² И я рад, что взял именно его.
Ведь на такие роли список реальных претендентов чудовищно короток. Тут нужно и любовь сыграть, и авантюризм, и иронически дистанцироваться от своего героя. Вот на ком свет клином сошелся, так это на Джулии Робертс. Мы ее с продюсерами караулили очень долго. Сценарий Джулии очень понравился, но возникла долгая пауза из-за ее беременности. Мы, честно говоря, за то время перебрали массу кандидатур, но никто не глянулся. И вот счастье — звонок от Джулии: «Ребята, я похудела, вернулась в норму, когда съемки?»

Свихнусь от огорчения

Мне кажется, Джулия Робертс и Клайв Оуэн убедительны в роли тайных любовников и одновременно хитрющих конкурентов. Ведь они уже во второй раз работали вместе после фильма «Близость». Между ними сложились дружеские отношения, что очень облегчало мою работу. Меня они просто жалели, понимая, что если я не получу от них того, что хочу, то просто свихнусь от огорчения. Я ужасно волновался, ведь все мои предшествующие фильмы замешены на серьезе, я впервые делал романтическую комедию. Тон — вот что меня волновало. Нужно было найти единственно верный тон: шутливый, ироничный, теплый. Тут все сфокусировано на отношениях двух людей, которые профессионально подготовлены не доверять никому и ничему. Но матерые лгуны непостижимым образом влюбляются друг в друга. Такой портативный сюжет может быть помещен в любые декорации, в любую среду — в корпоративные джунгли.

Приватизация изменила КГБ
Я поместил этих персонажей в мир бизнеса потому, что там нет людей изначально хороших, а все как бы серединка на половинку. Моральные критерии стерты или деформированы, и подвигом считается не делать подлости. Корпоративные сюжеты дают возможность сочетать публичную и частную арены, где таится кладезь драматизма. Но честно скажу, урбанизм этого фильма меня изрядно утомил. Смертельно надоело ездить в лифтах, я их возненавидел. Следующий проект буду снимать в прериях. (Смеется.)
Джулия Робертс на съемках кормила ребенка грудью, и это давало мне передышки примерно в полчаса, чтобы привести в порядок площадку, еще раз все проверить. Нет худа без добра. Теперь, на следующем фильме, я обязательно найму другую кормящую мамочку — я уже так привык к этим перерывам...
В команде корпоративных шпионов есть русский парень в исполнении Олега Штефанко. Надеюсь, русские зрители оценят его мастерство. Когда я сочинял этого героя, исходил из того, что приватизация заставила меняться и КГБ, а потому многие умные русские шпионы ушли в частный бизнес.

Уметь врать

Писатель, драматург должен быть хорошим лжецом и врать очень убедительно. Но насчет использования совершенно невероятных технологий в современной разведке я не вру, они уже есть и вовсю применяются, просто люди об этом не знают. Но меня больше интересуют не чудеса технологической революции, а психология, драма, сас­пенс. Когда у людей все хорошо, это скучно, кино не сложится. Нужно, чтобы что-то случилось, тогда появляется горючее для повествования.
Когда я сам стал режиссером, то избавился от обиды на постановщиков и сценарную группу — тех людей, которые иногда губили мои замечательные сценарные задумки. И я стал писать гораздо меньше диалогов. Многословие губит кино. Нужно верить в информативность самого действия, максимально сокращая говорильню.
Написать грамотный сценарий — ох как непросто! Есть замечательные писатели, беспомощные в качестве киносценаристов. В книжном магазине полки завалены пособиями о том, «как писать сценарии». Вроде все знают как, но мало кто может. Люди гораздо умнее меня — не могут. Сценариев на студиях ворохи, горы, а хорошие — на вес золота. Такая это дьявольская штуковина.

Тони Гилрой — режиссер, сценарист. Сделал имя тремя сценариями для режиссера Тейлора Хэкфорда («Долорес Клейборн» по Стивену Кингу, «Адвокат дьявола», «Доказательство жизни»), а также картиной «Армагеддон» и, конечно же, приключенческой трилогией про гонимого по свету шпиона Джейсона Борна. Дебют его в режиссуре оказался на редкость удачным: «Майкл Клейтон» с Джорджем Клуни, мрачноватый фильм о корпоративной алчности и паранойе, получил две номинации на «Оскар» и восторженную прессу.

Материал подготовил: Олег Сулькин

1 Фильм 2000 года, сценарий к которому написал Тони Гилрой.
2 Знаменитый американский актер, снимался в фильмах «Интернешнл» (2009), «Золотой век» (2007), «Город грехов» (2005), «Идентификация Борна» (2002) и других.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.