Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Магнитка утонула?

30.03.2009 | Зубаревич Наталья | №12 от 30.03.09

Куда идти, если завод кончился?
Магнитка на дне. Магнитогорск одним из первых в России ощутил на себе тяжесть глобальных финансовых проблем. Сегодня он вполне может стать классическим примером для учебников по кризисной экономике
Магнитогорск, март-2009. Трубы ме­таллургического комбина­та дымят, как и прежде. Но в городском Центре занятости не протолкнуться: на Магнитке — сокращения, комбинат загружен лишь на 60%. Впрочем, еще недавно, как говорят очевидцы, здесь было гораздо хуже. Когда в октябре в городе начался рост безработицы,¹ очередь в Центр занятости растянулась на месяц вперед. Мэрия срочно откомандировала в службу шестерых сотрудников, и сегодня очередь уменьшилась до 3–4 дней. Правда, людям от этого ненамного легче...

Первые жертвы
Вся жизнь 400-тысячного города крутится вокруг крупнейшего в России предприятия по производству черных металлов — Магнитогорского металлургического комбината (ММК), дающего 11 млн тонн продукции в год. Непосредственно на комбинате работают 30 тыс. человек, еще столько же заняты на обслуживающих производствах. До последнего времени Магнитогорск был успешным моногородом: черная металлургия благодаря хорошей ценовой конъюнктуре на мировом рынке развивалась очень активно. В 2000 году на ММК демонтировали последнюю мартеновскую печь. Сейчас на заводе современное производство стали. Благодаря предприятию средняя зарплата в городе — около 25 тыс. рублей — самая высокая в области. В 2000-е годы в Магнитогорске начал активно развиваться бизнес в секторе услуг: один за другим появлялись развлекательные центры, кинотеатры, рестораны, фитнес-клубы, турагентства. С началом кризиса осенью 2008 года все очень быстро изменилось. Металлургическое производство в Челябинской области за последние полгода упало на 30%. И хотя руководство Магнитки утверждает, что ни одна домна не остановлена,² город тут же почувствовал на себе издержки кризиса. Вся сфера рыночных услуг оказалась на грани разорения, на главном предприятии активно идут сокращения. Но это еще полбеды. На рубеже 2007–2008 годов в городе начался строительный бум, цена квадратного метра в новостройках была вполне приемлемой — около $1 тыс. Заводской менеджмент, предприниматели и наиболее квалифицированные «синие воротнички» активно приобретали такие квартиры, используя ипотеку. Сейчас строительство остановилось, и люди в растерянности: они не понимают, как отдавать долги. Платить нечем: сокращение заработных плат в последние месяцы — основная проблема на Магнитке. В металлургии, как и во всех доходных российских экспортных отраслях, в успешные годы сформировалась очень специфическая система заработной платы. Она состоит из базового тарифа и всевозможных надбавок и премий. В металлургии базовая тарифная часть составляет не более 40%. И если работника, как это происходит на ММК, сажают на 2/3 оклада, это означает, что ему платят 2/3 тарифа, а не зарплаты. То есть реальная заработная плата сокращается в 3–4 раза. Российская металлургия — все еще очень трудоемкое производство, в отличие от западных стран, где уровень автоматизации намного выше. Поэтому на Магнитке по-прежнему занято огромное число людей. И хотя кризис должен санировать избыточную занятость, пойти на масштабные увольнения крупные предприятия не могут: за этим пристально следят региональная исполнительная власть и «государево око» в лице прокурора. Поэтому изобретаются самые разные схемы увольнений, чтобы обойти жесткое трудовое законодательство. К примеру, комбинат пытается снизить издержки за счет подсобных производств. Они выводятся на аутсорсинг, оформляются как отдельные юрлица, уже не связанные с комбинатом. Соответственно, работающие там люди, не нужные комбинату, юридически оказываются вне его. Вот тогда их можно безбоязненно увольнять, не неся ответственности. Используется и перемещение работников внутри предприятия — например, на строительство прокатного стана-5000, который будет производить заготовки труб большого диаметра. Бизнес хочет сохранить ядро квалифицированных кадров, но его заставляют сохранять всех, не желая видеть, что сокращение неизбежно.

Жизнь за 1000 рублей
Из-за сокращения налоговой базы в этом году бюджет города, как и всей Челябинской области, может уменьшиться на 20%, что создаст проблемы в работе всей социальной сферы. Официальных данных об уровне безработицы в Магнитогорске нет, но, по оценкам местных экспертов, она выросла примерно до 12% (по методологии Международной организации труда). Для сравнения: в целом по России безработица (по МОТ) с лета 2008-го до февраля 2009-го выросла с 5 до 8%. Служба занятости Магнитогорска оказалась не готова к массовым сокращениям на комбинате. После громогласных заявлений федеральной власти о том, что максимальный размер пособия по безработице повышается до 4900 рублей, лишившиеся работы люди стали требовать именно эту сумму. И никто не удосужился объяснить им, что увеличен только «потолок» максимального пособия по безработице, которое имеют право получать работники с высокой предыдущей заработной платой, уволенные по всем правилам. Поэтому большинство тех, кто зарегистрировался в магнитогорской службе занятости, получают пособие лишь 800–1000 рублей. Понятно, что на такие деньги жить нельзя. Между тем найти работу в Магнитогорске все труднее. Общественные работы, на которые уповают федеральные власти, бесперспективны: при резком снижении государственных инвес­тиций негде взять объекты, на которых они могли бы проводиться, да и не все безработные готовы к тяжелому физическому труду, скажем, на строительстве дорог. Впрочем, горожане стараются не терять присутствия духа. Они по-прежнему катаются на горных лыжах, ходят в аквапарк, активно болеют за любимый хоккейный «Металлург». Самолет на Магнитогорск и обратно забит до отказа, даже при вздутой монополистом-перевозчиком цене — 16 тыс. рублей (на эти деньги из Москвы можно в Лондон слетать). Иными словами, многие стремятся жить нормальной жизнью. Есть шанс, что металлургические города уже пережили самый сильный спад и достигли «дна». Три месяца на нем полежали, и пока последствия этого спада относительно терпимы, несмотря на 30-процентное падение производства. Но надо понимать, что и у металлургических комбинатов, и у бизнеса, который обслуживал потребности их работников, все-таки имелся «жирок» — благодаря тому, что последние 3–4 года были очень удачными для российской металлургии. Пока что эти запасы отчасти спасают ситуацию. Насколько их хватит, сказать сегодня не возьмется никто. И можно только надеяться, что второго «дна» не будет.


1 Руководство Магнитогорского металлургического комбината объявило о сокращении 3000 человек.

2 По данным СМИ, в феврале на ММК работало 6 печей из 8.

ОАО «Магнитогорский метал­лургический комбинат» — крупнейшее предприятие черной металлургии России. Комбинат строили всей страной, в тяжелых природных условиях, в рекордные сроки: первые строители прибыли 10 марта 1929 года, а 1 февраля 1932 года уже был получен первый чугун. Сегодня доля продукции ММК на российском рынке — около 20%. ММК — комплекс с полным производственным цик­лом — от подготовки железорудного сырья до глубокой переработки черных металлов. Около 40% продукции Магнитки идет на экспорт. В 2008 году ММК выпустил 11 млн тонн металлопродукции, а его выручка увеличилась на 19% и составила 226 млрд руб­лей (в 2007-м — 190 млрд). Чис­тая прибыль ММК в 2008 году — 10 млрд рублей.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.