Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Долгам стало плохо

30.03.2009 | Федотова Ирина | №12 от 30.03.09

Невозврат кредитов грозит новой волной кризиса
Вторая волна кризиса не за горами. Она будет связана с массовым невозвратом кредитов в банковскую систему — утверждает министр финансов Алексей Кудрин. Насколько опасна угроза — выяснял The New Times

Берешь чужие деньги и ненадолго, а отдае­шь свои и навсегда» — эта шутливая поговорка о банковских кредитах во время кризиса становится особенно актуальной. Предполагаемые «плохие долги» банковской системы, которые заемщики вряд ли смогут вернуть в течение этого года, оцениваются экспертами в $90 млрд.

Критические цифры
Для банков «плохие долги» — это отнюдь не фигура речи, а весьма чувствительная финансовая категория. Центробанк относит к числу «плохих» те платежи, которые просрочены более чем на 90 дней. Именно в течение такого срока кредитные учреждения имеют право не создавать под неплатежи дополнительные резервы. Если же 90 дней прошли, а платежи по кредиту не поступили, банк обязан зарезервировать на счетах ЦБ необходимую для покрытия долга сумму — естественно, из собственной прибыли. Поэтому чем больше «невозврат», тем меньше прибыль банка.

«Невозврат» же $90 млрд, который прогнозируют эксперты, угрожает устойчивости уже не одного-двух отдельно взятых банков, а банковской системы в целом. Очевидно, поэтому и бьет тревогу Алексей Кудрин, предсказывая вторую волну кризиса и не боясь при этом обрушить рынок. На встрече с банкирами 26 марта министр финансов упрекнул участников рынка в «улучшении отчетности» и обозначил реальный уровень просроченной задолженности в 10%. По данным Центробанка, размер просроченной задолженности со стороны физических лиц по итогам февраля составляет порядка 3,5% от общего объема выданных им кредитов, а юридических лиц — около 2,5%.

Судя по всему, сами банкиры отдают себе отчет в глубине проблем. Президент Альфа-Банка Петр Авен в интервью Financial Times заявил, что объем «плохих долгов» может составить 15–20% от кредитного портфеля. Это грозит банкротством сотням российских банков.

Такую оценку разделяет и первый вице-президент Ассоциации региональных банков Александр Хандруев. При этом уровень «плохих долгов» 10–15% он считает критическим для устойчивости отечественной финансовой системы.

Долги наши тяжкие
Граждане должны банкам в общей сложности $160 млрд. Ситуация с выплатами стабильно ухудшается — счет потерявших работу во время кризиса уже идет на миллионы, а у большинства из тех, кто ее не потерял, реальные доходы упали в 1,5–2 раза. Рассчитывать же на то, что половина тех людей, кто в «тучные» годы легкомысленно обременил себя кредитами, станет поститься, отдавая последнее банку, вряд ли стоит. А значит, на повестке дня — массовые неплатежи.

К тому же большинство банков, испытывая периодически проблемы с ликвидностью, либо временно сворачивает кредитование населения, либо заметно ужесточает его условия (повышает процентные ставки, усиливает проверку заемщиков и проч.). В результате эксперты ожидают, что в ближайшей перспективе сильно «сожмутся» ипотечные и автокредиты, а банки в массовом порядке перейдут на выдачу «коротких» потребительских кредитов.

«На конец 2009 года можно прогнозировать общий объем выданных гражданам кредитов в размере $117 млрд, — говорит директор по развитию коллекторского агентства «Пристав» Сергей Шпетер. — Что означает уменьшение заемной массы по сравнению с нынешним уровнем почти в полтора раза». Эта ситуация, по мнению Шпетера, чревата двойным риском: объем кредитов физическим лицам упадет, а доля «плохих долгов» значительно вырастет.

По оценкам аналитиков «Пристава», уровень просроченной задолженности граждан в настоящий момент составляет около 4%, а к декабрю он вырастет до 15–16%. Особую опасность может представлять рост задолженности по ипотеке, которая к концу года может увеличиться до 30–35% ($12–13 млрд) от общего объема ипотечных кредитов.

«Просрочка» на марше
Сколь бы ни сложна была ситуация с «невозвратом» от физических лиц, большинство экспертов сходится в том, что гораздо опаснее для банков массовый отказ платить по долгам предприятий. На сегодняшний день отечественные компании должны российским банкам $450 млрд. В соответствии с прогнозом Альфа-Банка, доля «плохих долгов» по отношению к общей сумме выданных предприятиям кредитов к концу года может составить 17% ($75 млрд). Особенно тяжело будет отдавать долги компаниям, постоянно нуждающимся в обновляемых кредитах (торговым и транспортным), а также тем, у которых велик срок оборачиваемости средств (строительным и металлургическим).

Пока, согласно официальным данным Центробанка за февраль, «просрочка» долгов предприятий относительно невелика — 2,4% от их общей суммы. Впрочем, Александр Хандруев призывает отнестись к официальным цифрам критически: «В отчетность ЦБ попадает только то, что каждый банк официально заявляет. И если банк по какому-то долгу, пусть даже просроченному, договорился о реструктуризации, это означает, что выплаты по нему отложены, и они не попадают в официальную статистику». Хандруев заметил, что, по его сведениям, у некоторых банков из числа 200 ведущих доля «плохих долгов» уже достигла 40–50% от общей суммы кредитов. Чтобы подчеркнуть опасность такой ситуации для банковского сектора, Александр Хандруев провел параллели с кризисом в Восточной Азии 1997 года: тогда доля просроченных кредитов местных банков доходила до 40%.

При этом от месяца к месяцу крупные негосударственные банки снижают объемы кредитования компаний. Скажем, за февраль, по данным ЦБ, у «Уралсиба» кредитный портфель стал меньше на 9,7% (16,8 млрд рублей), у Номос-банка — на 8,5% (17 млрд рублей), у Альфа-Банка — на 4,3% (19,1 млрд рублей). По мнению аналитика «Уралсиба» Леонида Слипченко, рост «просрочки» до уровня 15% с одновременным снижением портфеля кредитов потенциально может привести банковскую систему к ситуации, когда всю прибыль от кредитования банкам придется тратить на начисление резервов под проблемные кредиты. «Россия стоит на пороге кризиса плохих корпоративных долгов», — считает эксперт.

Как сбить волну
Для того чтобы сбить вторую волну кризиса, которая, по мнению замглавы Минэкономразвития Андрея Клепача, может накрыть финансовый сектор осенью, правительство собирается пустить навстречу другую волну — денежную. Андрей Клепач заявил, что в 2009 году на господдержку банков выделяется 555 млрд рублей. В условиях стабилизации рубля он надеется, что эти деньги не пойдут на валютный рынок и все же дойдут до реального сектора. К срочной рекапитализации банковской системы со стороны государства призывает и Петр Авен.

Однако независимые эксперты, опрошенные The New Times, сомневаются в том, что помощь от государства сможет решить все проблемы. Величина финансовой пропасти, которая грозит разверзнуться перед российскими банками, вполне соизмерима с запланированным на год дефицитом федерального бюджета — там тоже речь идет о сумме порядка $90 млрд. Удар по банковской системе может оказаться нокаутирующим: если дыру в федеральном бюджете правительство рассчитывает заделать за счет Резервного фонда, то на такие же по масштабу «ремонтные работы» в банковской системе у государства денег попросту нет.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.