Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Билет в один конец

09.09.2010 | Алякринская Наталья | № 28 от 6 сентября 2010 года

К чему приведет рост тарифов в пригородных поездах
37-1a.jpg

Билет в один конец. Руководство Российских железных дорог решило с нового года в полтора раза повысить цены на билеты в подмосковных электричках, а размер штрафа поднять с нынешних 100 рублей до «европейского» уровня — €60–80 (2,4–3,2 тыс. рублей). Чем обернутся нововведения для пассажиров — выяснял The New Times

От подмосковного города Пушкино до Москвы билет стоит 46 руб­лей. Столько же — обратно. В день получается около 100 рублей, в неделю — 460, а в месяц — порядка 3 тыс. При своей зарплате 25 тыс. Валерий Ч., житель Пушкино, мог бы платить за проезд, но не делает этого из принципа. «Раньше я ездил на работу к 11.00, но потом поезда в интервале 10.30–12.00 отменили, и теперь приходится вставать ни свет ни заря, — говорит он. — Почему я должен платить за грязь и холод в вагонах, за отмененные электрички?»

Школа для «зайцев»

Валера работает в Москве в районе ВДНХ и свой ежедневный маршрут выверил до мелочей — вместе с десятками таких же, как он. Дыра в заборе, ведущая на платформу Пушкино, известна всем местным: так они попадают в электрички бесплатно, минуя турникеты. Контролеров обходят так: «Видно заранее, что они идут — гонят перед собой толпу народа, которая на ближайшей остановке перебегает в вагон, уже проверенный контролерами». Но в последнее время бегать стало труднее: контролеры ходят с охраной, которая остается в уже проверенном вагоне. «В результате толпа на ближайшей остановке несется по перрону к еще более удаленным вагонам, — возмущается Валера. — Бегут и женщины с детьми, и пенсионеры». Чтобы избежать турникетов на выходе, Валера высаживается не в Москве, а на платформе «Москва-3». Там нет турникетов и до метро «Алексеевская» 15 минут пешком. Путь из Москвы домой сложнее: Валера покупает билет за 26 рублей до ближайшей станции — платформы «Лось» — и старается оказаться поближе к контролерам: так его проверят одним из первых и больше трогать не будут. «Что буду делать, если увеличат штраф? — смеясь, переспрашивает Валера. — Бегать стану быстрее».

По подсчетам Петра Шелища, председателя Союза потребителей России, «зайцев» в подмосковных электричках не менее половины.* * Ежедневно, по данным Росстата, российские электрички перевозят около 3 млн человек. Среди оставшейся половины боїльшая часть — обладатели социальной карты москвича, то есть те, за кого платит московский бюджет, остальные — законопослушные граждане. «Получается, что на одного платящего из своего собственного кошелька приходится трое тех, кто не платит. Это прежде всего учащаяся молодежь, у которой нет денег, — говорит Шелищ. — В такой ситуации повысить цену билета — значит не решить проблему, а увеличить долю тех, кто платить не будет».

У железнодорожников своя правда. Начальник департамента пассажирских сообщений ОАО «РЖД» Геннадий Верховых утверждает, что убытки от пригородных перевозок в текущем году составят 34 млрд рублей, а в 2011 году могут достигнуть 40 млрд. Электрички убыточны по нескольким причинам: огромный расход электроэнергии, быстрый износ путей, полупустые поезда между часами пик (подробнее см. The New Times № 45, 2009 г.). По словам Верховых, ситуацию может исправить только повышение платы за проезд: в Подмосковье, например, экономически обоснованный тариф за проезд в одной зоне должен составлять 26 рублей, а не 16 рублей, как сегодня.


На одного платящего из своего кошелька пассажира приходится трое тех, кто не платит


При этом понять, насколько честно РЖД в своих расчетах, трудно. «Проверить адекватность повышения стоимости проезда попросту невозможно, так как открыто расчеты себестоимости не публикуются», — говорит Олег Трудов, заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий. «Я бы хотел, чтобы ОАО «РЖД» публично доказало обоснованность своих тарифов, — вторит Петр Шелищ. — По моим убеждениям, с нас берут лишние деньги, и немало. Хотелось бы понять, из чего складываются издержки в 40 млрд рублей, на которые жалуются представители РЖД». 

Платит богатый

В самом ОАО «РЖД» озвучивают следующие расчеты: 24% стоимости билета идут на капитальный ремонт подвижного состава, 15% — на обслуживание путей и формирование составов, 14% — на содержание платформ, 8% — на оплату труда. Такое распределение средств вызывает большие вопросы у экспертов. «Не волнуйтесь, повышение платы за проезд никак не скажется на заработной плате рядовых работников РЖД и на состоянии поездов», — иронизирует Евгений Куликов, лидер Российского профсоюза локомотивных бригад железнодорожников. По его словам, зарплата машиниста по Москве и области — 40–50 тыс., график при этом тяжелейший (вечерние и ночные смены), летом температура в кабине доходит до 50–60 градусов, кондиционеров и вентиляторов нет, туалеты в кабине локомотива для машиниста просто не предусмотрены. Особой заботы о гражданах также не наблюдается: за последний год из 7 тыс. электричек, которые значились в ежедневном расписании РЖД, отменили около 500. Только из-за скоростного поезда «Сапсан» отменены пять электричек в Тверской и Новгородской областях, а десятки электричек в Подмосковье ежедневно опаздывают примерно на час. 
Сегодня убытки от пригородных перево­зок во многом компенсируются за счет прибыльных грузовых перевозок.* * В прошлом году на компенсацию убытков от пригородного сообщения ОАО «РЖД» направило 28% прибыли, полученной от грузоперевозок. Однако с 2011 года такое перекрестное финансирование отменяется в связи со структурной реформой РЖД. На регионы, которые обязаны частично компенсировать затраты на пригородные поезда, надежда небольшая: в прошлом году при убытках 35,4 млрд рублей компенсации от регионов составили лишь 2,6 млрд. «Губернаторы с неохотой отдают деньги РЖД, — говорит Евгений Куликов. — Многие предпочитают отказываться от электричек, как, например, во Владимирской области, и заменяют их полусписанными автобусами. В результате резко растет число аварий, да и экология страдает». 
Олег Трудов из Института проблем естественных монополий уверен: заставить население платить можно, только ужесточив штрафы и повысив зарплату контролерам, лишив их стимула брать взятки. Однако Петр Шелищ убежден в обратном: штрафы лишь озлобят население. «Люди будут платить, только если РЖД пойдет на снижение стоимости проезда, — говорит Шелищ. — Для этого руководству железных дорог надо пересмотреть свои издержки. Например, за регулярно отменяемые электрички мы тоже платим: эти деньги сидят в тарифе. А значит, мы уже сейчас переплачиваем».
Между прочим, последнее повышение цен на подмосковные электрички произошло совсем недавно — в январе 2010 года: проезд подорожал в 2,5 раза. К примеру, поездка от подмосковных Люберец до станции метро «Выхино» до подорожания стоила 16,5 рубля, сейчас — 42,5 рубля. Не исключено, что через год, подсчитав очередные убытки, монополист снова подотрет скупую слезу и попросит пассажиров еще туже затянуть пояса.

38-ga.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.