Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Уфимский разворот

31.08.2010 | Асафьев Артур , Гордеев Ян | № 27 от 30 августа 2010 года

Башкирия отвыкает от Рахимова

Уфимский разворот. Задача № 1, которую Кремль поставил перед новым президентом Башкирии, — лишить Муртазу Рахимова любых рычагов влияния. За месяц работы Рустэм Хамитов задачу выполнил. Перемены в республике оценил The New Times

168-28-01.jpg
Рустэм Хамитов (в центре) во время посещения нового железнодорожного вокзала. Уфа, 2010

«Может, тебе массаж сделать?» — шутливо спросил президент мальчика, стоявшего в отремонтированном и готовом к открытию медицинском кабинете школы. «Президент ведет себя как хулиганистый школьник, — комментирует первые шаги нового главы республики комплиментарная башкирская пресса. — Во время посещения школы он прошелся по клавишам пианино, общался по скайпу с гимназистами, по-мальчишески закинул ногу на ногу». В середине августа новый глава Башкирии начал выезжать с рабочими поездками за пределы Уфы, в районы республики. Перемены в поведении первого лица региона бросились в глаза сразу: Хамитова встречают очень скромно. За время президентства Муртазы Рахимова в районах привыкли устраивать лидеру Башкирии пышные приемы с хлебом-солью, наряженными в национальные костюмы девушками и обязательными застольями. Из аппарата нового президента поступает команда: никаких массовых встреч с народом не устраивать, никаких пышных мероприятий. «О том, что готовится приезд главы республики, мы узнали меньше чем за день. Обычно о приезде президента нас предупреждали за месяц», — рассказал The New Times сотрудник администрации Чишминского района Башкирии.

Президент из «беженцев»

В начале 90-х в политическом лексиконе национальных республик появился термин «московские татары» или «московские башкиры». Так региональная элита в Казани и Уфе прозвала чиновников, у которых не сложились отношения с авторитарными лидерами Татарстана и Башкирии — Шаймиевым и Рахимовым. Попавшие в опалу чиновники были вынуждены, как говорили, «эмигрировать» за пределы своих республик, поскольку на местах их карьере приходил конец. Чаще всего убежище они искали в федеральных органах власти. Подобные национальные кад­ры Москва ценила за их резкое неприятие региональных баронов, от которых они и спасались бегством. Таким «московским башкиром» был и Рустэм Хамитов, до назначения президентом занимавший пост заместителя председателя правления ОАО «РусГидро». Хамитов попал в эту структуру в июле 2009 года — за месяц до катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС. 
 

На первом же заседании правительства 
Хамитов объявил, что отныне боевые 
действия против федерального центра 
запрещены    


 
Спустя год — резкое повышение. В окружении нового президента Башкирии рассказывают, будто Хамитов, приехав на Старую площадь, где ему сообщили о скором карь­ерном взлете, грустно спросил: «За что?» К этому моменту он уже около 10 лет никак не был связан с республикой. В 1990-е будущий президент возглавлял Министерство охраны окружающей среды в правительстве Рахимова, но в 1999 году покинул Башкирию. В начале 2000-х Хамитов ненадолго вернулся в Уфу как член команды приволжского полпреда президента Сергея Кириенко, в качестве главного федерального инспектора по Башкирии. Именно под присмотром Хамитова Башкирия со скрипом привела свою конституцию и многие законы в соответствие с федеральными нормативными актами. Этого Рахимов и его окружение Хамитову не простили. Выполнив свою задачу, он вернулся в Москву, где с 2004 года возглавил «Росводресурсы».
Выбор Хамитова в качестве нового башкирского президента был стремительным — сторонники Рахимова не успели даже толком среагировать. Говорили о ком угодно — о Радии Хабирове, который руководил администрацией президента Башкирии, попал в опалу Рахимова, и его трудоустроили в Кремле. Говорили и о премьере Башкирии Раиле Сарбаеве, говорили... короче, никто не угадал. «Общественность на уход Муртазы Рахимова не повлияла никоим образом, — утверждает уфимский правозащитник Константин Потнин. — Все произошло через давление сверху, с использованием всех силовых структур, демонстрации силы во всех ее проявлениях, заведение уголовных дел на наиболее активных сторонников Муртазы Рахимова. Отсюда вывод: следующий президент может делать абсолютно все, что ему захочется. На его поведение общественность опять-таки влиять не сможет — все зависит от его доброй воли».

Задача № 1

По информации The New Times, первая задача, которую Хамитову поручила Москва, — полное отстранение от всех рычагов Муртазы Рахимова. Парламент Башкирии за несколько дней до отставки Рахимова утвердил годовое содержание экс-президента в размере €225 тыс. в год — чуть меньше 1 млн рублей в месяц. Хамитов это решение аннулировал. Рахимову назначили содержание 100 тыс. рублей в месяц, кроме того, он получил пост советника нового президента. Впрочем, эту должность Рустэм Хамитов тут же назвал формальной: никаких советов новому президенту старый лидер давать не будет. По словам Хамитова, их общение в последнее время ограничивается телефонными переговорами.
Чтобы подсластить горькую пилюлю отставки, Рахимову объявили, что отныне он будет возглавлять совет старейшин респуб­лики — эту новую структуру придумали специально для 76-летнего экс-президента. Спустя месяц после отставки Рахимову нашли еще один источник дохода — он вошел в состав совета директоров компании «Башнефть», которую контролирует АФК «Система». Год назад Рахимов передал контроль над топливно-энергетическим комплексом нефтяной Башкирии Владимиру Евтушенкову и Леониду Меламеду. По словам Евтушенкова, назначение Рахимова в совет директоров «Башнефти» было согласовано с «руководством страны». В Москве посчитали, что новая должность для Рахимова станет самым лучшим возмещением ущерба внезапной отставки.

Старая вертикаль

Отстранив от власти Рахимова, Хамитов не спешит разрушать созданную предшественником вертикаль. Он почти ничего не изменил в правительстве Рахимова: больше половины министров сохранили свои посты. Сменился глава регионального правительства, кабинет отныне будет возглавлять сам Хамитов. Бывший премьер Раиль Сарбаев остался при этом главой совета директоров крупнейшего на Урале оператора связи «Баш­информсвязь». Министр сельского хозяйства Шамиль Вахитов покинул свой пост, но сохранил за собой должность вице-премьера. В правительстве из семи заместителей председателя лишь трое новички, остальные — старые рахимовские кадры. Потеряли свои посты четыре министра, из них двое по причине реорганизации их министерств. Новые руководители появились в министерствах промышленности, земельных и имущественных отношений, сельского хозяйства, труда и соцзащиты и экономического развития. 

168-28-02.jpg
Новый глава республики старается не отставать от первых лиц государства: он не только завел 
себе блог, но и встретился с байкерами

На первом же заседании правительства Хамитов объявил, что отныне «боевые действия против федерального центра запрещены» и поручил своим министрам немедленно наладить прямые контакты с руководителями федеральных органов исполнительной власти. «Только конструктивный диалог, позитив, только добрые деловые отношения — это постулат, который не подлежит обсуждению», — ультимативно выразился президент. «Я не хочу устраивать революцию», — объяснил разочарованным наблюдателям Хамитов. Впрочем, осторожность президента вызвала неудовольствие в Москве. 20 августа в Уфу нагрянула комиссия во главе с Владиславом Сурковым и Вячеславом Володиным. По официальной версии, Сурков и Володин прибыли в Уфу для участия в так называемом «кадровом форуме» партии «Единая Россия», на который созвали партаппаратчиков со всего Приволжского федерального округа. По мнению же независимых наблюдателей, одна из причин визита Суркова и Володина заключалась в том, что Кремль и руководство «Единой России» серьезно обеспокоены возможными неудачами «партии власти» на грядущих думских выборах и настаивают на более радикальной смене руководящих кадров как в республике в целом, так и в партии.

Башкирская оттепель

Сохраняя, во всяком случае пока, старые кадры, Хамитов всячески подчеркивает свои отличия от предшественника. Выступая в прямом, интерактивном телеэфире (что само по себе стало новостью), Хамитов призвал чиновников снять его портреты со стен кабинетов и повесить вместо них пейзажи. Глава республики отменил традиционные планерки с главными редакторами главных СМИ республики. Следуя общей чиновничьей моде, он завел и собственное сообщество в LiveJournal, за короткое время его блог вышел на 3-е место по популярности в Рунете и на 1-е — среди блогов российских политиков, опередив даже блог Дмитрия Медведева. В республиканском правительстве примеру президента последовали уже около десятка министров.
Президент-блогер регулярно просит у своих читателей совета по тем или иным вопросам. Например, в преддверии августовского педагогического совета Рустэм Хамитов просил присылать предложения по реформе образования в Башкирии. Понравившиеся ему предложения он включил в свой доклад со ссылкой на авторство: «Вернулся с авгус­товского педсовета, — написал он в своем блоге. — Часть из присутствовавших в зале читали ваши сообщения, и надо сказать честно, реакция разная… Вот, я тоже ушел от сленга, пишу теперь правильно и без сокращений. Почему-то меня начали ругать за сокращение «комп». Говорят, что 55-летний дядька не имеет права так коверкать слова. А 20-летним можно? Эх, жалко, что нельзя скинуть годков 25–30!»

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.