Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Удар по тормозам

01.09.2010 | Грозовский Борис , Докучаев Дмитрий | № 27 от 30 августа 2010 года

Главные экономики мира между V и W

168-36-01.jpgУдар по тормозам. Статистические ведомства стран «Большой двадцатки» опубликовали данные о развитии национальных экономик во II квартале 2010 года. Цифры свидетельствуют: темпы посткризисного роста в большинстве государств замедлились. А на роль нового «локомотива» мирового развития претендует Германия. Динамику ВВП разных стран изучал The New Times

Казалось бы, чего волноваться? Формально внутренний валовый продукт (ВВП) большинства ведущих стран во II квартале вырос на 1,0–1,9%. Однако цифры лукавы: ведь это рост в годовом выражении, то есть в сравнении с июлем 2009 года, периодом, когда большинство экономик переживало самый сильный спад. Учитывая глубину того падения, нынешний рост никак нельзя назвать восстановительным: его темпы столь мизерны, что едва выходят за рамки статистической погрешности. Но самое тревожное: свежие показатели значительно ниже тех, что наблюдались по итогам I квартала. «Стагнация возвращается», — бьют тревогу экономисты по всему миру. А нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц предрекает новую волну кризиса, которая начнется со «слабого звена» мировой финансовой системы — Европейского союза.

Немецкий локомотив

Среди развитых экономик одна Германия идет против течения, демонстрируя вместо топтания на месте уверенный рост — на 4,1% по сравнению со II кварталом 2009 года. Это, между прочим, лучший показатель за 20 лет, с момента объединения ГДР и ФРГ. Рост немецкой экономики во II квартале в большой мере обусловлен экспортом, который увеличился на 8,2%. Прирост экспорта вызван растущим спросом на немецкие товары в развивающихся странах, США и остальной Европе. Одна из причин экспортного бума — ослабление евро по отношению к доллару, что увеличило конкурентоспособность немецких товаров в мире. Другая причина — низкая ставка рефинансирования и отсутствие большого долгового бремени у компаний.
Впрочем, Райнер Брюдерле, министр экономики ФРГ, считает, что драйвером роста является не только экспорт, но и внутренний спрос, который обеспечивает 60-процентный вклад в увеличение ВВП. Действительно, в ФРГ прекратилось продолжавшееся полгода снижение потребления, подросли и инвестиции (в оборудование — на 4,4%, в строительство — на 5,2%). Брюдерле не скрывает оптимизма: «Восстановление нашей экономики идет полным ходом».
Прогнозы аналитиков лучшее тому подтвер­ждение. 3% роста вместо планировавшихся 1,4% обещает Вольфганг Франц, главный экономический советник правительства. До 3% повысил свой прогноз по темпам роста ВВП на этот год и Бундесбанк.
Впрочем, перспективы немецкой экономики не всем в стране кажутся столь безоблачными. Причина — в жестких фискальных мерах кабинета Ангелы Меркель. К неудовольствию крупного бизнеса, ради балансировки бюджета правительство отказалось от запланированного ранее снижения налогов. Еще большее недовольство крупного бизнеса вызвал план повышения налогов на энергоизбыточные сектора и поставщиков «грязного» топлива — нефти, газа и ядерной энергии. Открытое письмо правительству, призывающее отказаться от этого плана (редкий для Германии политический акт), подписали главы 40 ведущих компаний страны. Главные же потенциальные пострадавшие — крупнейшие энергохолдинги RWE и E.On — и вовсе грозятся приостановить работу своих АЭС, поскольку налог лишает их рентабельности.

Плохие новости

Впрочем, немецкие проблемы кажутся просто невинными по сравнению с теми, которые сейчас решают другие ведущие страны. В середине августа представители американской Федеральной резервной системы констатировали замедление темпов восстановления экономики США. Оценка темпов роста во II квартале снижена, по информации Bloomberg, с 2,4% до 1,4%. Не слишком радуют и другие экономические показатели. Продолжает ухудшаться ситуация на рынке недвижимости. Только за июль продажи домов в Америке упали почти на 13%. За второй квартал фондовый индекс Standard&Poor's снизился на 12%. По-прежнему не растет потребление — продажи ведущей сети супермаркетов Wal-Mart падают уже пятый квартал подряд. Если экономические показатели останутся слабыми, ФРС придется увеличить вливание ликвидности в экономику, опасается Джеймс Гамильтон, профессор университета Калифорнии. Избыток ликвидности и низкие процентные ставки — недостаточное условие для роста экономики и сокращения безработицы. Эти деньги не оборачиваются ростом кредитов. Сейчас американские банки держат на депозитах в ФРС более $1 трлн — экономикой эти деньги не востребованы.
В Европе картина аналогичная. Французское правительство недавно понизило прогноз роста на 2011 год с 2,5% до 2%. Прогноз МВФ сулит Франции в 2011-м еще меньше — 1,4%. Причина «торможения» в том, что французскому правительству приходится активно сокращать бюджетные расходы, чтобы снизить дефицит с реальных 8% до запланированных по итогам года 6% ВВП. Франция заморозила рост практически всех госрасходов, а затраты на функционирование госаппарата должны за 3 года снизиться на 10%. Но сокращение расходов автоматически лишает экономику стимулов для роста. Всего же, несмотря на «немецкое чудо», объем промышленного производства в еврозоне в июле сократился на 0,1% по сравнению с предыдущим месяцем. Не слишком грозно смотрятся нынче и азиатские тигры. Почти на четверть замедлился в июле темп роста японского экспорта. По мнению экспертов, это вызвано укреплением курса иены к доллару, выросшей в этом году на 14% — до пятнадцатилетнего максимума.
 

В мире заметно упал спрос на сырье — 
нефть, медь, никель, и это моментально 
сказалось на российской экономике    


 
И даже «надежда всего прогрессивного человечества» — Китай — вынужден констатировать замедление темпов развития. Годовой рост ВВП по итогам I квартала составил 11,8%, по итогам II — 10,3%, а в III власти ожидают 9,2%. Конечно, эти показатели все равно выше, чем у большинства стран мира, но тенденция к понижению налицо. Между тем в мире ждут от Китая не только динамичного роста его собственной экономики, но и того, что КНР «раскачает» мировой потребительский спрос. Однако сейчас Китай вынужден постепенно переориентировать свою экономику на внутренний спрос. При этом финансовые приоритеты жителей Китая весьма специфичны: они явно не такие, какими их хотели бы видеть западные компании и правительства. Две трети жителей Шанхая откладывают на будущее более четверти своего заработка, а половина из них сберегает более 35% доходов, показал опрос Economist Intelligence Unit. Ведь государственная пенсионная система в Китае находится в зачаточном состоянии. У половины китайцев, живущих в сельской местности, нет холодильника, но только 40% из них собираются его купить, причем большинство — лишь в отдаленном будущем. Так что надежды на китайский спрос как двигатель мировой экономики будут сбываться, мягко говоря, очень постепенно.

Россия, назад!

Приостановка роста вовсю коснулась и нашей экономики. ВВП России во II квартале 2010 года вырос по сравнению с соответствующим периодом прошлого года на 5,2%. Это худшие темпы среди стран БРИК, подсчитал Росстат. Мало того, в июле восстановительный рост сменился спадом: по оценкам Мин­экономразвития, минус составил 0,3% к июню (с учетом «очищения» от сезонного фактора).
Почти на 40% ниже среднемесячных за январь—июль оказался темп роста промышленности — он упал до 5,9%, самой низкой отметки за последние 8 месяцев. Помесячно с поправкой на сезонность российская индустрия, по расчетам Центра развития ВШЭ, не растет уже четыре месяца. Стагнация вызвана приостановкой роста в инвестиционно ориентированных секторах машиностроения, а также замедлением роста внешнего спроса на сырьевую продукцию. Впервые за полгода в России подросла безработица (с 6,8% до 7,1%). На четверть снизился ввод нового жилья — в этом году строительство таким темпом еще не падало.
Уменьшились на 5,5% к соответствующему периоду прошлого года иностранные инвестиции, а прямые — и вовсе на 11%. Исчерпаны и возможности дальнейшего наращивания объемов экспорта, отмечают аналитики Центра развития. Во втором полугодии российской экономике еще предстоит пережить дополнительный спад, связанный с летней засухой и пожарами. Замминистра экономического развития Андрей Клепач оценил возможные потери в 0,4–0,8% ВВП. Независимые эксперты считают, что минус будет более внушительным — до 1% ВВП (см. подробнее The New Times № 24 от 9 августа 2010 г.).
МВФ считает, что на динамике развития российского ВВП самым негативным образом сказалось замедление роста экономик США и КНР. Ведь в результате в мире заметно упал спрос на сырье — нефть, медь, никель, и это моментально сказалось на российской сырьевой и экспортно-ориентированной экономике.
Меры оживления экономики давно известны: стимулирование внутреннего спроса, контроль за инфляцией, поддержка отечественных производителей, в том числе на внешних рынках, борьба с коррупционными схемами, отмечает старший аналитик ИК «Церих кэпитал менеджмент» Олег Душин. «Но пока статистика показывает формальный рост экономики, власти будут закрывать глаза на то, что восстановление идет медленно», — опасается эксперт.
Экономическое развитие России замедляется, согласен Александр Морозов, главный экономист HSBC Bank по России и СНГ: «Среднесрочный прогноз для российской экономики — рост в пределах от 2% до 4% в год, тогда как до кризиса среднегодовой рост составлял 7%».
По консенсус-прогнозу Центра развития, за 2010 год экономика вырастет на 4,6%, что при росте на 4,1% в первом полугодии фактически означает стагнацию во втором. Набрать темп хотя бы в 5% роста России в ближайшие пять лет не удастся.

168-36-tabl.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.