Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Вывод сделан — что дальше?

02.09.2010 | Нива Анн — специально для The New Times | № 27 от 30 августа 2010 года


168-42-01.jpg
Курс — домой: военнослужащие 2-й бригады 10-й горнопехотной дивизии США в багдадском 
аэропорту

Вывод сделан — что дальше? Президент США Барак Обама выполнил одно из главных своих предвыборных обещаний — о выводе войск из Ирака. В соседний Кувейт, причем с двухнедельным опережением графика, передислоцировано последнее боевое подразделение армии США — 440 солдат 4-й бригады Stryker и 2-я пехотная дивизия. Готова ли многострадальная страна к самостоятельной жизни — автор The New Times искал ответ, находясь в самом Ираке

Обама сдержал свое слово вопреки увещеваниям иракского генералитета, опасающегося резкого ухудшения ситуации в стране. С 1 сентября в Ираке останется 50 тыс. американских солдат — они не будут вести боевых действий на иракской территории и применят оружие только в том случае, если их атакуют.
За плечами у иракцев — семь с половиной лет американского военного присутствия. Саддам Хусейн давно уже казнен. И что же — победила демократия? Язык не поворачивается произнести слово «победа». Пять месяцев назад* * 7 марта 2010 года. в стране прошли парламентские выборы, а новое правительство так и не сформировано, иракский политический класс раздроблен. За пос­ледние 7 лет ваш автор не раз бывала в Ираке, ездила по стране свободно, без какой-либо охраны, останавливаясь на ночлег у местных жителей. В каждый новый приезд как будто видишь новую страну. Хуже всего дела обстояли в 2006–2007 годах, во время гражданской войны. Тогда повсюду царили страх и насилие. Сегодня страх продолжает жить в каждом доме, но насилия стало меньше. 

Время наемников?

Выводя войска из Ирака, Вашингтон тем самым перекладывает бремя поддержания общественного порядка и безопасности на территории страны на плечи иракских властей. В Ираке пока останутся «небоевые» части армии США, но в октябре 2011 года должны будут уйти и они. Ожидается, что к этому времени американцы полностью сформируют и оснастят иракскую армию и полицию. Те, в свою очередь, будут «усилены» американскими контрактниками, число которых, как ожидается, в ближайшие месяцы возрастет более чем вдвое — с 2,7 тыс. до 7 тыс. человек. Эту публику, костяк которой составляют наемники с сомнительной репутацией, как правило, подряжают частные компании. Через год с небольшим к ним перейдут такие функции, как управление радарами и беспилотниками, разминирование бомб, экстренная помощь гражданам и т.д. А ведь иракцы еще не забыли скандала вокруг конт­рактников, нанятых частным охранным предприятием Blackwater, за которым, как выяснилось, тянулся шлейф убийств мирных граждан. И хотя Blackwater выперли из Ирака, кто поручится, что это место не займет другая похожая структура.

Цена безразлична

Атмосфера иракской жизни по-прежнему тяжела. Многие иракцы признают: своей свободой они обязаны американцам. И в то же время обвиняют американцев в ведении дикой, жестокой войны. Они бы предпочли, чтобы янки давно покинули их землю. Нужно понять главное: существует огромный разрыв между тем, что Запад желает для Ирака, и тем, что сами иракцы понимают под целями и ценностями Запада. Немногие граждане страны искренне верят в демократию.

168-42-02.jpg
Боевые машины Humvees готовы к погрузке: всего в Ираке закрыто более 400 американских 
военных баз

Немногие доверяют иракским политическим лидерам и еще меньшее число верит в их способность построить свободную и процветающую страну. Самое мрачное из всех личных наблюдений: население впадает в апатию, близкую к той, какую довелось видеть в Чечне и Афганистане. Многие иракцы не воспринимают всерьез попыток Америки укоренить здесь демократию. Просто потому, что само это понятие им чуждо. Более того, для многих это слово стало синонимом коррупции и некомпетентности. Иракцы не просто не имеют ни малейшего представления о том, во сколько обходится эта война Западу — в смысле денег, потерянных жизней и политических интересов, — им это абсолютно безразлично!

Тоска по железной руке

Киркук, нефтяной город в Северном Ираке. В очередной приезд сюда довелось повстречаться с давними друзьями — это чета этнических туркмен. Адиб, инженер-нефтяник, заявил вашему автору буквально следующее: «Американцы вроде бы пришли дать нам свободу от тирании, а фактически ввели различия между нами. Они навязали нашему обществу квотирование по религиозной принадлежности. После чего мало-мальская дисциплина, которая была в «старом» Ираке, сменилась всеобщим хаосом. Но кому нужна такая демократия!» В постсаддамовском и почти постамериканском Ираке все население, независимо от социальной категории, переживает разочарование. Никто не стесняется открыто выражать ностальгию по порядку, царившему в стране при диктатуре. Основная мишень для критики, естественно, Америка. 35-летний коммерсант Мухамед, житель Наджафа, города на шиитском юге, недоволен тем, что дети вынуждены ходить на занятия по очереди: в одном здании расположились сразу несколько школ: «Куда смотрят американцы?» 25-летний учитель Муамер, житель Фаллуджи, «столицы» суннитского мятежа против американцев в 2004-м, утверждает, что иракские сунниты, пользовавшиеся привилегиями при Саддаме, «сегодня полностью забыты». Люди жалуются на недостаток «уважения» со стороны новых властей. 50-летний Аднан, бывший член правящей саддамовской партии «Баас»,* * Партия арабского социалистического возрождения. в свое время окончил Военно-морскую академию в Ленинграде и еще не забыл русский язык. После того как его партия была запрещена американцами, Аднан переквалифицировался — сегодня он руководит неправительственной организацией, строящей колодцы для домов, где нет проточной воды. «Они нас не уважают, никакого уважения с их стороны», — говорит Аднан про «захватчиков»-американцев. Изменилась ли как-то его жизнь при американцах? «Никаких конкретных перемен нет». На мартовских выборах Аднан голосовал за «светский блок» шиита Айяда Алауи, главного претендента на пост премьер-министра. «Нам (Ираку) нужна железная рука, — убежден Аднан, — наверху должен быть кто-то, кто понимает: Ирак продвинется вперед, только если будут дисциплина и порядок!»
Большинство иракских собеседников соглашаются, что сегодня Ирак в тупике. Но тут же добавляют: «Мы за это ответственности не несем». А кто же? Есть ли вообще будущее у страны, чье население самоустраняется от ее настоящего? Пассивность электората породила цинизм в политической среде: депутаты нового парламента не способны прийти к компромиссу, чтобы сформировать новое правительство.

Попутчики войны

Свержение режима Саддама Хусейна откроет путь для возвращения в страну всех высланных диктатором иракцев, среди которых немало квалифицированных специалистов — так звучал один из главных аргументов в пользу военного вторжения США. Многие действительно вернулись. И что же? На них здесь смотрят косо: «они вернулись сюда в чемоданах американцев» — и наверное, уже никогда не примут в «свои». «Где были эти люди, когда мы здесь страдали?» — сокрушается жительница Багдада, 68-летняя пенсионерка Фафсия, в прошлом преподаватель французского и английского. 
С такой же позицией автору доводилось сталкиваться в Афганистане и Чечне: все, кто сотрудничает с внешними силами, — предатели, они не могут улучшить положение дел в стране. Чтобы такие настроения сошли на нет, иракцам нужен не только вывод чужестранных войск — необходимо преодолеть внутренний раскол. Страна нуждается в реальном, искреннем, прочном национальном примирении.
Война сеет не только смерть. Ее верные попутчики — отчаяние, хаос, тотальная дезорганизация... Сейчас, когда американские солдаты начали покидать берега Тигра, Западу самое время задуматься и понять: на устранение всех — именно всех! — последствий войны потребуется гораздо больше времени, чем на то, ради чего войну развязали — установление демократии в Ираке. 

Перевод с французского 
Ксении Крохиной 


Численность войск США в Ираке
2003 год — около 150 тыс.
2005 год — около 130 тыс.
2007 год — около 170 тыс.
С 1 сентября 2010 года — около 50 тыс.



Аршин Адиб-Могхаддам,
сотрудник Центра восточных и африканских исследований Лондонского университета:


Идея превратить Ирак в американского демократического союзника при помощи войны была нереалистичной с самого начала. В итоге Ирак переживает гуманитарную катастрофу. Согласно данным сайта Iraq Body Count, в Ираке погибло около 100 тыс. гражданских лиц. А вот авторитетный медицинский журнал The Lancet еще в 2006 году назвал куда большую цифру гражданских потерь — 654 965 человек, то есть примерно 2,5% населения Ирака. Добавьте к этому миллионы беженцев, сотни тысяч сирот и вдов — истинная цена войны станет еще очевиднее. Прошедшие в этом году выборы в Ираке пока не привели к формированию жизнеспособного правительства. Кстати, у ведущих иракских политиков сейчас не американские, а иранские консультанты. Получается, США уходят — Иран приходит. Здесь есть над чем задуматься.
Часть иракского повстанческого движения черпает силы именно в присутствии американских войск: националисты призывают к «освобождению от империалистического врага», группировки, близкие к «Аль-Каиде», — к «священной войне» против «неверных крестоносцев». Вывод американских войск, вероятно, осложнит такого рода пропаганду. С другой стороны, последние семь лет показали: присутствие войск США не является умиротворяющим фактором. Для жизнеспособности Ирака важно, чтобы его воспринимали как самостоятельное государство, не подвластное диктату других стран. Политически и идеологически уход американцев служит этой цели. Остающийся в Ираке воинский контингент США теперь, вероятно, сосредоточится на разведывательных операциях и точечных бомбовых ударах с беспилотников, как в Афганистане и Пакистане.



Рузбех Парси,
эксперт Института Европейского союза по проблемам безопасности (EUISS):


Уход американцев из Ирака вызывает в памяти историческую параллель с британской оккупацией Месопотамии после Первой мировой войны. В конце концов британцы тоже просто захотели оттуда уйти, оставляя после себя фикцию — якобы созданное ими жизнеспособное иракское государство. Не принимать непосредственного участия в военных операциях оставшимся в Ираке американским войскам будет непросто. Правда, и раньше некоторые боевые задачи выполняли частные охранные компании. Возможно, теперь работы у них прибавится, раз принято решение беречь регулярные войска. Если США окажутся вовлечены в новые войны на Ближнем Востоке, они теперь, вероятнее всего, ограничатся воздушными бомбардировками — все наземные операции оборачиваются серьезными политическими потерями дома. Вывод войск — это еще и американский сигнал раздробленному политическому истеблишменту Ирака: поскорее объединяйтесь и спасайте страну. Ведь основная опасность, подстерегающая теперь Ирак, не столько коллапс государства, сколько внутренняя междоусобица, раскол на враждующие группы.

Записал Максим Момот

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.