Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Гражданский взрыв

25.08.2010 | Базанова Екатерина , Светова Зоя | № 26 от 23 августа 2010 года

Гражданский взрыв. Сотни незнакомых между собой людей нашли друг друга в интернете, чтобы помочь погорельцам и снабдить необходимым добровольцев, которые продолжают тушить пожары. За опытом небывалой ранее самоорганизации наблюдал The New Times

28-1a.jpg
Искусствовед Анна Баскакова — автор нашумевшего письма главе МЧС Сергею Шойгу

Час икс для активных блогеров наступил 30 июля, когда информация о лесных пожарах, сотнях сгоревших домов и тысячах оставшихся без крова людей достигла критической массы и не замечать ее стало невозможно. Тогда в ЖЖ и возникло сообщество pozar_ru. На этой страничке на протяжении последних трех недель аккумулируется вся информация об очагах пожаров, о помощи погорельцам и добровольцам. В тот же день в блоге Лизы Олесиной, руководителя группы волонтеров организации «Старость в радость», которая много лет помогает домам престарелых, появилась информация о погорельцах села Криуши Рязанской области. 29 июля там сгорели 60 изб, и 122 человека остались без крова. «Эти люди — в основном старички и старушки, они доживают свой век в бревенчатых избах Рязанщины. И сейчас у них нет ни одежды, ни посуды, ничего. Пожалуйста, давайте проявим сострадание!» — писала Олесина.

Карта помощи

А 31 июля журналист Григорий Асмолов предложил создать российскую версию платформы «Ушахиди» (см. справку на стр. 31). «Сообществу социальных медиа необходимо перейти от рассказов о локальных кошмарах и беспределах к скоординированному мониторингу, который позволил бы не только ужасаться происходящему, но и оказывать помощь», — написал он в своем блоге.
Асмолов в это время находился в Гарвардском университете, где последние несколько месяцев работает в Беркмановском центре по изучению взаимодействия интернета и общества. В 12 лет он эмигрировал с родителями из России в Израиль. Работал журналистом в российских и израильских СМИ, два года назад перебрался в Штаты, где весной 2010 года получил степень магистра в школе меж­дународных отношений при столичном университете Джорджа Вашингтона, став специа­лис­том по глобальным коммуникациям.

28-2a.jpg
Эта машина повезет пожарный инвентарь в Рязанскую область

Как должен выглядеть российский вариант «Ушахиди» Асмолов представлял, но понимал, что в одиночку с таким сложным проектом не справиться. Григорий позвал на помощь географа и программиста Алексея Сидоренко, с которым вмес­те работал на проекте «Эхо Рунета»* * В 2005 году в Гарвардском университете был запущен проект «Глобальные голоса» — Global Voices, анализирующий контент блогов по всему миру. Для анализа русско­язычного интернета в рамках проекта было создано «Эхо Рунета». и однажды встречался на конференции в Чили. Сидоренко — москвич, но сейчас вместе с семьей живет в Варшаве. 1 августа Сидоренко приступил к работе. Скачал программу, зарегистрировал домен, бросил клич на портале habrahabr.ru, ресурсе для программистов-дизайнеров: требуются волон­теры-IT-шники для создания сайта. Откликнулись человек 20. Добровольцы нашлись в Москве, Поволжье, Сибири. Проект назвали «Карта помощи». Логотип сделал дизайнер из Воронежа. Сидоренко вспоминает, что в первую неделю работа над «Картой» отнимала по 8–9 часов в сутки.

Сбор в бомбоубежище

Пока Асмолов и Сидоренко работали над созданием виртуальной «Карты помощи», московские блогеры превратили свои квартиры в штабы для сбора гуманитарной помощи. «Из-за обилия вещей, которые несли люди, откликнувшиеся на призыв Лизы Олесиной, ее квартира очень быстро превратилась в склад, — рассказала The New Times врач-реаниматолог Ася Доброжанская, которая помогала Олесиной, а потом стала заниматься сбором помощи у себя в Зеленограде. — Лиза живет в сталинском доме, и там есть огромный холл, куда мы поначалу складывали вещи. Очень быстро и этот холл завалили барахлом. Тогда нам открыли бомбоубежище — гигантский подвал, который постепенно стал заполняться гуманитарной помощью».
Собрали первые две машины и поехали в сгоревшую деревню Криуши Рязанской области, от которой остались печные трубы и, как вспоминает Ася, «пепел консистенции дамской пудры».

28-3a.jpg
Анастасия Северина, координатор «Карты помощи», в волонтерском движении не новичок

Стыд

Вскоре к Доброжанской присоединилась Анна Баскакова, искусствовед, эксперт департамента культуры Московской службы по сохранению культурных ценностей, сотрудник фонда «Подари жизнь». «Когда появились сообщения о лесных пожарах, я вообще не обратила на это внимание, потому что знала: торфяники горят каждое лето, — вспоминает Баскакова. — Я ничего не поняла, даже когда услышала о сгоревших домах и человеческих жертвах. Москва в дыму казалась такой невероятно красивой, а москвичи в масках — такими фотогеничными, что я с утра до вечера бегала и снимала репортажи. А Ася в это время уже вовсю собирала помощь, искала цепи для бензопил, ее муж тушил пожары». Доброжанская написала в своем блоге: «Люди! Купите полезного на 200 рублей». Люди не остались в стороне, и через несколько дней количество гуманитарной помощи «зашкалило», стало понятно, что погорельцы более-менее обеспечены средствами гигиены, продуктами и одеждой. Аня и Ася решили, что пришло время помогать лесничим и добровольцам, которые тушат пожары. Подруги мониторили интернет в поисках информации о том, чем можно помочь, собирали и отправляли необходимые инструменты.
«Когда мы набрали достаточно много вещей и купили бензопилу, поехали в Мурминское лесничество в Рязанскую область, — говорит Аня Баскакова. — Там я увидела прекрасный сосновый лес с зелеными кронами, который умрет осенью, потому что по нему прошел низовой пожар и корни мертвы. Оказалось, что часть леса не сгорела только потому, что оставшиеся после знаменитых сокращений лесники всерьез рисковали жизнью. Поглядела я на их «оборудование», одежду и обувь, на обожженные лица и глаза, красные от сухого ожога — и мне стало стыдно, что я радовалась задымленной Москве».
Баскакова, кажется, произнесла самое главное слово — «стыд».
Именно ощущение стыда за то, что уже невозможно делать вид, что ничего не происходит. Когда по всей стране горят леса, невозможно продолжать считать, что от тебя в этом государстве ничего не зависит. И сотни людей совершили свой личный подвиг — объединились сначала виртуально, а потом и реально. Стыд заставил их нести помощь, покупать полугайки, мотопомпы, бензопилы...
«Аня — начальник склада, которая работает на приеме вещей, — объясняет Ася. — А я веду учет средств, ищу технические параметры пожарного инвентаря, закупаю кусторезы, пожарные рукава. Мы стараемся всю эту помощь передавать добровольцам, а не МЧС, потому что я слышала, что некоторые эмчеэсовцы нашими пилами приторговывают, «толкают» их местным мужичкам, а те, в свою очередь, продают добровольцам».

28-4a.jpg

28-5a.jpg
   Квартира Анны Баскаковой быстро
   превратилась в склад пожарного инвентаря
Дверь в квартиру Ани Баскаковой на улице Вавилова не закрывается. Люди несут деньги и пожарный инструмент днем и ночью. «Потрясла меня старушка, которая принесла шесть тысяч рублей. Подозреваю, что это «гробовые» деньги, — говорит Аня. — Больше всего, как ни странно, помогают юные прекрасные девушки. Встретив таких на улице, я про себя окрестила бы их гламурными. Те, кого называли «офисным планктоном», в трудный час вдруг оказались сильными и решительными. Они несли нам пожарные шланги, костюмы сварщиков и кирзовые сапоги. Деньги мне на счет шлют со всего света: незнакомые люди из Голландии, США, Тайваня. На эти деньги мы покупаем плуги для противопожарной опашки лесов».


Выход в офлайн

Не ограничились работой в интернете и создатели «Карты помощи». К концу первой же недели они поняли: необходим координационный центр. В пострадавших от пожаров районах у людей почти нет доступа к интернету, и надо дать возможность погорельцам сообщать о своих проблемах по телефону. 6 августа за создание колл-центра взялась Анастасия Северина. В отличие от Асмолова и Сидоренко, она в волонтерском движении не новичок. Еще учась в школе, навещала больных раком детей, несколько лет проработала в благотворительном Фонде помощи детям с онкологическими заболеваниями «Настенька». Анастасия искала добровольцев через блоги. Первые несколько дней волонтеры работали у нее дома. Потом компания ландшафтного дизайна Verto бесплатно пустила их в свой офис и разрешила пользоваться интернетом.

Небольшая комната в офисном здании у метро «Автозаводская». Вдоль стены — бассейн с золотыми рыбками. Координаторы «Карты» сидят в одной комнате с сотрудниками компании. Ноутбуки приносят свои. Работают с 10 утра и до поздней ночи. Номер горячей линии, указанный на сайте «Карты помощи», — личный телефон Севериной, оплачивает она его из своего кармана. Сколько добровольцев работает в центре, Северина не знает. Многие дежурят один-два раза и уходят. Когда корреспондент The New Times приехала в офис «Карты», Анастасии помогали экономист Ольга Кожевникова, географ Глафира Паринос и музыкант Анна Махова. Они проверяли приходящие сообщения, потом выкладывали их на сайт. Телефон горячей линии звонит постоянно. Непосредственно сбором вещей здесь не занимаются, главная задача — логистика. «Карта помощи» помогает соединить пострадавших и тех, кто может им помочь.

Гнев

15 августа блог Анны Баскаковой вышел в топ после того, как она написала письмо главе МЧС Сергею Шойгу. «Письмо я написала поздно ночью, когда прочла в сообществе pozar_ru крик о помощи. Обратились добровольцы из села Деулино, они столкнулись со стеной открытого огня, не могли с ним справиться своими силами, просили прислать людей и оборудование. Я вдруг поняла, что эти люди не могут позвонить в МЧС, чтобы им прислали профессионалов, и они рассчитывают только на нас, блогеров, — рассказала Баскакова The New Times. — Тогда меня охватил гнев, и я написала Шойгу. Ведь именно он руководит борьбой с чрезвычайными ситуациями в нашей стране».
«Благодаря лесным пожарам я поняла, что такое настоящая беззастенчивая ложь, поняла, что можно спокойно уверять людей с телеэкранов, что лесные пожары стихают, когда они бушуют и ветер усиливается», — писала Баскакова в этом искреннем и пронзительном письме.
Шойгу не ответил, но электронная почта Баскаковой обрушилась от обилия сообщений и комментариев.

Без политики

Анна говорит, что не собирается вступать в какие-либо партии или движения, и просит с подобными предложениями к ней не обращаться. С ней солидарны Григорий Асмолов, Алексей Сидоренко, Анастасия Северина. Все они настаивают, что их проекты абсолютно аполитичные и никакие государственные структуры им не помогают. Но политики активно пытаются пиариться на помощи погорельцам. На сайте «Сторонников партии «Единая Россия» рядом с новостью о создании партийного штаба помощи пострадавшим появилась ссылка на «Карту помощи». Алексей Сидоренко связался со «сторонниками», требуя убрать ссылку, но ее лишь заменили на логотип.

Посадить леса

Что будет, когда настанут холода и пожары потушат? Что станут делать люди, которые в этот злосчастный август проявили ранее невиданную гражданскую активность? Закрывать «Карту помощи» после того, как последний очаг возгорания будет потушен, никто не хочет. Асмолов и Сидоренко собираются сделать из нее постоянный ресурс, на котором должна собираться информация обо всех чрезвычайных ситуациях в России.
У Баскаковой и Доброжанской свои планы: «У нас появилась мечта посадить деревья взамен сгоревших, — говорит Анна. — Пока мы не знаем, как это сделать: уж очень велики масштабы потерь и сажать деревья очень дорого. Но все равно мы посадим столько, сколько сможем».


 «Ушахиди» (Ushahidi — на суахили «свидетельство») — это информационная система, которая позволяет собирать сообщения из блогов, социальных сетей, традиционных СМИ, от очевидцев по телефону и SMS, наносить собранную информацию на карту и каталогизировать. Платформа была придумана американским программистом Эриком Херсманом 3 года назад для Кении, когда после президентских выборов страну захлестнула волна межэтнического насилия. Она же использовалась для помощи пострадавшим после землетрясений на Гаити и в Чили. Первая русскоязычная версия системы была опробована во время весенних беспорядков в Киргизии.
Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.