Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Здоровье

Человек в нашей стране абсолютно беззащитен перед стихией

16.08.2010 | Алякринская Наталья , Антонова Екатерина , Лесневская Анна | № 25 от 16 августа 2010 года


166-04-01.jpg

Человек в нашей стране абсолютно беззащитен перед стихией. Его не защитят, не предупредят об угрозах, ему не помогут. Старики и дети, самые слабые, в этой многонедельной драме жары и смога оказались заложниками бездушного государства: все, что чиновники смогли, так это констатировать, что уровень смертности в столице возрос в два раза. О брошенном народе и о том, как он пытается выжить — в Москве, Нижнем Новгороде, Рязани и деревнях Мордовии, в аномальных природных и социальных условиях, — в главной теме The New Times


Этот пост буквально взорвал интернет. «Мое дежурство закончено до половины. В корпусе открыты все окна, задымление в коридорах, палатах, операционных, процедурных, перевязочных, туалетах и в большинстве ординаторских — такое же, как и на улице. В отделении реанимации окна закрыты, гари от этого не меньше, но разносится зловоние от гниющих при 40 градусах повязок и испражнений. За прошедшие сутки в больнице умерли 17 человек. За позапрошлые — 16. К сегодняшнему утру за прошедшие сутки в морге больницы оказалось 65 трупов — наши плюс «несудебные» трупы из окрестных квартир. Трупы складывают в подвале стоя — холодильники уже заняты»…
Сотрудница одной из московских больниц опубликовала эти строки в своем «Живом журнале» в субботу, 7 августа.* * Очевидно опасаясь гнева начальства, автор удалила свой журнал, но пост перенесла в другой, который, вероятно, начальству еще не известен. — The New Times. Именно в те дни Москва потонула и задыхалась в ядовитом дыму. Концентрация угарного газа в ночь с воскресенья на понедельник, 9 августа, превысила норму, по официальным данным, в 6 раз, по неофициальным — в 9. Владельцы кондиционеров закрылись в своих домах. Те, кто задыхался без кислорода в раскаленных квартирах, шли «подышать» в торговые центры и кинотеатры. Однако у пациентов больниц и роддомов такой возможности не было. «Каждый выживает в одиночку» — эти известные слова стали мантрой что в Москве, что в Рязани, что в Нижнем Новгороде…

166-04-04.jpg

Без выбора

Это сейчас пенсионерка Любовь Васильевна сидит на высокой больничной кровати и даже слегка улыбается. Несколько дней назад она лежала дома ничком, на волосок от смерти. «Мы были на даче под Наро-Фоминском, а там дыма еще больше, чем в Москве, — рассказывает она. — Когда приехали в столицу, думала, не дождусь скорой. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди: пульс был 170!» Пока пульс доводили до 100 ударов в минуту, от духоты в закупоренной квартире плохо стало и врачу скорой помощи: пришлось устраивать сквозняк и впускать дым в помещение.
 

Нынешняя ситуация с пожарами катастрофическая,
но все же это не война, и России не является
экономически отсталой страной  
  


 
В кардиологическом отделении 4-й клинической больницы, где лежит Любовь Васильевна, открыты все окна. Сегодня первый день можно дышать. Сквозняки гуляют по больничным коридорам, ветер играет развешанными на окнах простынями. «Что делали, когда был дым? — все четыре обитательницы палаты удивляются вопросу корреспондента The New Times. — Открывали окна, иначе находиться в палате невозможно. По очереди смачивали простыни водой, потому что высыхают мгновенно». Та же картина не только на семи этажах терапевтического корпуса — во всех корпусах больницы. В 79-й городской клинической больнице та же естественная вентиляция путем открытых окон. «А как же иначе? — искренне удивляется одна из медсестер. — Окна всегда открыты, если их закрыть — задохнемся». Очевидно, что иная вентиляция — с помощью кондиционеров и вентиляторов — в больницах для простых смертных в стране не предусмотрена. При этом и пациенты, и врачи воспринимают это как данность. Так лечебные учреждения (sic!) при первой же чрезвычайной ситуации превратились в фабрики по производству новых болезней.

166-04-05.jpg
Нижегородская область, поселок Виля. Врачи увозят пострадавших от пожаров

ВОЗ предупреждает

Чтобы понять это, достаточно прочитать рекомендации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) (выдержки из него читайте на стр. 6–9), которые она выпустила 10 августа специально для России в связи с лесными пожарами и жарой. Открытые окна, которые пациенты российских больниц воспринимают как спасение от жары и духоты, на самом деле в период смога грозят их здоровью значительно большими неприятностями, чем духота и жара. «Коктейль» из веществ, выделяющихся при пожарах, насыщен ядами до предела. Всемирная организация здравоохранения особо подчеркивает: медицинские учреждения и дома престарелых должны иметь помещения, оборудованные кондиционерами. Ну да, должны...

Родиться в дыму

Анна родила своего мальчика весом 3 кг, когда Москва была в дыму и стояла самая сильная жара — 8 августа. Рожать было тяжело: кондиционеры, установленные в родовом отделении, не справлялись ни с температурой (из коридора в родовое шел раскаленный воздух), ни с дымом. «Но куда бы я делась, — отмахивается теперь Анна, — родила! Страшно только было, что мой малыш будет дышать гарью в первые же секунды своей жизни».
 

Уровень угарного газа, цианистого водорода и других ядовитых веществ превышен с 28 июля, — заботливо информируют американские врачи сотрудников своего посольства. — В настоящее время он признан опасным для всех, независимо от возраста и состояния здоровья».    

 
Анна рожала «по контракту», поэтому лежит с малышом в отдельной палате, где стоит вентилятор, повернутый к стене, чтобы не продуло ребенка. На окне — мокрая простыня, ее сын — в медицинской кювезе в одном памперсе, и она все время протирает его смоченным полотенцем. Средняя температура в помещении — за 30, к вечеру и под 40, потому что все палаты послеродового отделения выходят на солнечную сторону. Сталинская трехэтажка со стенами толщиной почти метр за день нагревается так, что не успевает остыть за ночь. И хотя плановый ремонт тут был недавно, центральной вентиляции в роддоме нет, как нет и кондиционеров в палатах. «Сейчас еще ничего, воздух хоть как-то движется, — рассказывает медсестра в послеродовом отделении, — а вот когда был дым и мы окна закрывали, тогда было совсем плохо. Тяжело было, конечно, но роды ведь не отложишь из-за жары и дыма, так что справились».

166-04-02.jpg
Первый вдох для новорожденного становится глотком дыма

Кондиционеры в этом роддоме есть только в родильном отделении и реанимации. Ни в предродовых, ни в послеродовых их нет. Поэтому в период жары и смога администрация приняла решение по возможности отпускать домой тех, кто лежит на сохранении, и максимально быстро выписывать тех, кто уже родил... Роженицы приносят с собой из дома вентиляторы, очистители воздуха, кто-то даже устанавливает в своей палате мобильный кондиционер. Неонатолог роддома не против: «Если новорожденный не лежит прямо под кондиционером, то ничего страшного с ним не произойдет. Он такой же человек, как мы, и если нам лучше в кондиционированном помещении, то и ему лучше». Впрочем, этот роддом скорее исключение из правил, а отдельные палаты — для тех, кто способен за это заплатить.
 

Представитель морга московской больницы №50 сказал,
что за  июль поступило 120 умерших с диагнозом
инфаркт мозга и сердца. Обычно — вполовину меньше  
  


 
Пользователь ЖЖ aku6erka, работающая в роддоме, не сдержав возмущения, написала письмо президенту Медведеву: «Первый вдох для новорожденного становится глотком дыма. Дети сильно перегреваются из-за того, что во всех помещениях очень высокая температура. В реанимации, где лежат недоношенные дети и дети в тяжелом состоянии, температура в палате около 35 градусов, при этом у детей температура поднимается до 39 градусов». Автор предлагает президенту срочно организовать поставку оборудования и специалистов, чтобы оснастить кондиционерами роддома и, по возможности, больницы. «Нынешняя ситуация с пожарами катастрофическая, но все же это не война, и России не является экономически отсталой страной», — заключает она.

Воздух по контракту

Впрочем, такая идея может понравиться не всем. «У нас такая старая проводка, что если каждый принесет с собой кондиционер, сеть просто не выдержит. А вообще лучше уезжайте рожать в Питер», — сказала корреспонденту The New Times сотрудница регистратуры платного отделения 4-го роддома сразу после того, как озвучила стоимость контракта на роды: 60 тыс. рублей — с дежурной бригадой, 110 тыс. — с персональным врачом. Средняя температура в этом роддоме +30–32 градуса.
Иначе дело обстоит в роддомах, построенных относительно недавно, — там есть центральная приточно-вытяжная вентиляция. Заместитель главного врача 25-го роддома на Ленинском проспекте Лариса Есипова рассказывает: «У нас средняя температура +27, система вентиляции работает постоянно, и окна мы не открываем, так что у нас гари не было. Мы сами очень боялись наступающей жары и задымления, но обошлось, центральная система справилась».

166-04-03.jpg
В дни задымления скорая с трудом успевала по вызовам

Гарантированно идеальные условия для родов в Москве предоставляет, похоже, только самый престижный Перинатальный медицинский центр, на сайте которого висит объявление: «Мы рады сообщить Вам о том, что стоимость контракта на роды в Перинатальном медицинском центре начинается от 95 000 рублей». А если таких денег нет и занять негде?
Ответ на этот вопрос повис в воздухе. По словам сотрудницы пресс-центра Министерства здравоохранения и социального развития Светланы Крыловецкой, «к Министерству здравоохранения, даже к детскому департаменту министерства ситуация с московскими роддомами не относится. Санитарные нормы разрабатывает Роспотребнадзор, он же контролирует их выполнение. Мы к этому отношения не имеем и за все это не отвечаем. Звоните в Роспотребнадзор». Тщетно: и.о. пресс-секретаря Роспотребнадзора Сергей Ерастов заявил The New Times, что не уполномочен давать какие бы то ни было комментарии. Ситуация доведена до полного абсурда: когда информация — это вопрос здоровья, а иногда жизни и смерти людей, главврачи больниц, Минздрав и Департамент здравоохранения Москвы будто в рот воды набрали. Лиана Алексанян, замглавврача больницы № 50: «Комментарии даем только с разрешения Департамента здравоохранения». Приемная главврача 1-й Градской больницы им. Пирогова: «Журналисты одолевают нас звонками, но мы не можем кого-то заставить общаться: люди работают». Руководитель женской консультации при 71-й районной поликлинике Ирина Осадчая: «Нам запретили общаться с журналистами. Только главный врач поликлиники имеет на это право, но она сейчас в отпуске».

Их нравы

И это в те дни, когда иностранные посольства срочно эвакуировали из Москвы своих сотрудников, особенно тех, у кого здесь семьи. Король Саудовской Аравии лично распорядился отправить самолет для эвакуации своих граждан из Москвы. Германия, Италия, Швеция, Норвегия, Латвия и другие выпустили для своих граждан предостережения о небезопасности поездок в Россию. «Уровень угарного газа, цианистого водорода и других ядовитых веществ превышен с 28 июля, — заботливо информируют американские врачи сотрудников своего посольства. — В настоящее время он признан опасным для всех, независимо от возраста и состояния здоровья». И еще: «Нельзя находиться на улице более 10 минут. Не стоит пользоваться метро, там скапливается угарный газ, автобусами, перемещаться надо только в кондиционированных машинах; обычные маски абсолютно бесполезны — помогут только специальные». На прошлой неделе Государственный департамент США принял решение: те, в ком остро не нуждается миссия в столице РФ, вместе с семьями должны покинуть город (100 человек), ситуация в котором квалифицируется как экологическая катастрофа.
У американцев есть опыт: в 2003 году горели 78 тыс. гектаров кедровых лесов в Сан-Диего: огонь потушили за 5 дней, степень загрязнения воздуха была вполовину меньше, чем в Москве. Однако исследования показали: длительное вдыхание угарного газа даже в низких концентрациях приводит к отложенным и порой необратимым последствиям для головного мозга. «Если у вас проблемы с сердцем или легкими, вам следует незамедлительно покинуть Москву», — говорят американские врачи.
Исследования канадских специалистов в провинции Онтарио также показали, что смог является серьезным фактором преждевременных смертей: если в 2000 году от загрязнения воздуха до срока там ушло 1925 человек, то в 2005-м — уже 5829, прогноз на 2015-й — 7436... «Обычные тканевые маски и мокрые повязки абсолютно не защищают от угарного газа», — предупреждают американские врачи. Более того, медики категорически не рекомендуют использовать их: «эти средства дают обманчивое ощущение безопасности и могут только ухудшить ваше состояние».
Тем временем рекомендации москвичам появились на сайте Департамента здравоохранения Москвы лишь 9 августа — спустя 10 дней (!) после начала дымного кошмара. И там под пунктом № 1: «/.../при выходе на улицу плотно закрывать нос и рот влажной марлей, сложенной в несколько слоев». Не знали, что маски нужны особые (например, 3М № 95 — рекомендуют американские врачи), не было, скажут, прецедента? Однако на сайте Всемирной организации здравоохранения «работающая защита» указана, соответствующие рекомендации там выкладываются как минимум с 2005 года. Только 10 августа главный терапевт Москвы Леонид Лазебник сделал заявление о том, о чем написали американцы: обычная медицинская маска не может защитить от дыма и угарного газа. Лишь 10 августа мэр столицы Лужков, «добровольно-принудительно» вышедший из отпуска, объявил, что из Москвы будут вывезены в Болгарию, Одессу, Крым и на Кубань 10 тыс. детей, а также 1600 пенсионеров из «группы риска». Из Нижнего Новгорода, как сообщает корреспондент The New Times, — 300 детей. Но почему детей нельзя было вывезти раньше? Власть опоздала минимум на 10 дней. И за тех, кто в эти дни ушел из жизни, она теперь в ответе.

Ногами вперед

9 августа глава московского Департамента здравоохранения Андрей Сельцовский заявил, что смертность в Москве выросла вдвое: «Средняя летальность в городе в обычное время — это 360–380 случаев, сегодня — около 700». В основном это люди преклонного возраста (среди них сердечников — до 80%), а также страдающие хроническими заболеваниями, связанными с дыханием. В других городах «огненного кольца» — та же картина. По сведениям The New Times, с 5 по 11 августа в рязанской городской клинической больнице скончались 25 человек. При этом в среднем в год на больницу приходится 530 летальных исходов. Получается, что смертность в Рязани возросла почти в 3 раза. Среди умерших большинство — пожилые люди. Однако есть и совсем маленькие: в ночь с 3 на 4 августа от отравления угарным газом умер годовалый Никита Жданов, страдавший врожденным пороком сердца. Немногим лучше и в Нижнем Новгороде, хотя официальных данных либо нет, либо их тщательно скрывают. Главный врач городской больницы № 13 Александр Разумовский заявил корреспонденту The New Times, что смертность по больнице выросла: если в мае было зарегистрировано 47 смертей, в июле — 67, то за 10 дней августа умерли 40 человек. Морги в Нижнем переполнены, катафалки, по свидетельствам очевидцев, стоят в очереди.
По словам представителя морга московской больницы № 50, за июль поступило 120 умерших с диагнозом инфаркт мозга и сердца. Обычно — вполовину меньше. «Скоро 24 часа, как умер дед, — пишет в своем ЖЖ пользователь molitva_i_post. — Дедушка до сих пор лежит в квартире, за окном +35. Мы накрыли тело мокрой простыней и закрыли окна, чтобы замедлить разложение... В службу трупоперевозки дозвониться нереально, на один «прозвон» уходит несколько часов. В скорой и милиции пожимают плечами — они сделали что могли. Правительство Москвы, санэпидем и главврач РФ на автоответчике. Платные перевозки не работают. В моргах нет мест, им невыгодно ездить от одного к другому, их «отфутболивают». Когда прозвонились в службу трупоперевозки, там сказали: «Есть на вас нарядик, но он еще не в работе». Мы сказали: «Заплатим». Диспетчер ответила: «Мы бы сами заплатили, лишь бы все это кончилось». <…> Дед распух. Будут хоронить в закрытом гробу».
Дельцы от ритуального бизнеса тут же взвинтили цены на свои услуги: за приведение тела в порядок они стали запрашивать до 19 тыс. рублей (средняя цена на эту услугу в государственных службах — 7–10 тыс.). При этом, по словам замруководителя департамента потребительского рынка и услуг Москвы Алексея Сулоева, официально цены на подобные услуги городские службы не повышали в течение трех последних лет.
Все это никак не нарушило спокойствия федеральных властей. Данные Сельцовского министр здравоохранения Татьяна Голикова с недоумением назвала «неофициальными» и заявила, что оснований для введения чрезвычайного положения нет. Рядовые врачи на условиях анонимности рассказывают: им запрещено ставить диагнозы «тепловой удар» и «интоксикация продуктами горения». Но если в чиновниках нет милосердия, то им хотя бы стоит подумать об экономическом ущербе. Исследования, проведенные в США в штате Калифорния в 2005 году, показали: из-за загрязнения воздуха — смогом прежде всего — штат каждый год теряет $521 млн: это потери от вызова скорой помощи, госпитализаций и т.д. Главное, не сердить начальников — принцип, который власть усвоила еще со времен Чернобыля, хотя уже нет ни той страны, ни того ЦК КПСС. Тогда чиновники посоветовали населению от радиации просто закрыть форточки, а сами тем временем со всех ног удирали из зараженных областей. История повторилась через 24 года...



Первая помощь при отравлении угарным газом
В легких случаях: дать пострадавшему кофе, крепкий чай; давать нюхать на ватке нашатырный спирт. При сильном отравлении (тошнота, рвота) пострадавшего срочно вынести в лежачем положении (даже если он может передвигаться сам) в незадымленное помещение, если такового нет, надеть на пострадавшего изолирующий противогаз, самоспасатель или фильтрующий противогаз марки СО. Главное — как можно быстрее обеспечить длительное вдыхание кислорода: он вытесняет СО из его соединения с гемоглобином крови. Первые три часа пострадавшему необходимы высокие концентрации кислорода (75–80%) с последующим снижением до 40–50%.

В подготовке материала принимали участие:
Константин Барановский (Нижний Новгород),
Сергей Ежов (Рязань), Дмитрий Крылов (Москва)

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.