Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Выборы

Переворот на Зеленом континенте

18.08.2010 | Грозовский Борис | № 25 от 16 августа 2010 года

Как отправили в отставку премьер-министра Австралии

166-32-01.jpg

Переворот на Зеленом континенте. Олигархи договорились сместить премьера, решившего резко поднять налог на сырьевые отрасли — основные для экономики. Запустили рекламу против него на ТВ и радио, дали денег оппозиции. И добились своего — затравленный глава кабинета ушел. Думаете, это про Россию 1990-х? Нет — про благополучную и демократическую Австралию, где 21 августа пройдут досрочные парламентские выборы. Подробности выяснял The New Times


Вначале мая тогдашнее правительство Кевина Радда объявило о введении с 2012 года налога на сверхдоходы компаний, добывающих цветные металлы, руду, глинозем, уголь, — давняя мечта российского Минфина. В результате налоги на добычу сырья в Австралии должны были стать самыми высокими в мире. Примеру Австралии были готовы последовать и другие страны, богатые ресурсами, — Бразилия, Чили. И тут металлурги Зеленого континента не на шутку возмутились.

«Кевин-40 процентов»

Кевин Радд задумал ввести 40-процентный налог не от плохой жизни. Бюджетная ситуация в его стране совсем не такая, как в Греции или Португалии. Госдолг Австралии даже ниже, чем у России.* * Госдолг РФ — чуть более $36 млрд, т.е. 8% от ВВП, что считается очень хорошим показателем. Но местные чиновники планировали увеличить траты на инфраструктуру, медицину, снизить другие налоги, в частности, чтобы стимулировать пенсионные накопления. Население Австралии довольно быстро стареет, а инфраструктура требует больших инвестиций. На медицину тратится уже около 10% ВВП. Однако детали нововведения оказались не до конца продуманы.
Во-первых, кабинет Радда предложил считать сверхдоходом все, что превышает доходность австралийских гособлигаций (сейчас — около 6%). Металлурги, конечно, к такой низкой рентабельности не привыкли. Будь порог для сверхдоходов хотя бы вдвое выше — ну порядка 12%, они возмущались бы не столь сильно. Во-вторых, хотя правительство собиралось ввести налог только через полтора года, тот должен был получить «обратную силу», то есть касаться и старых проектов. А ведь инвестиции в них не учитывали резкого повышения налогов. Наконец, металлурги хотели бы, чтобы для разных металлов налог имел разную величину.

166-32-04.jpg
1. Кевин Радд — жертва собственной неуступчивости;
2. Джулия Гиллард: новая заявка на премьерство;
3. Тони Эбботт — надежда оппозиции


В Австралии работают крупнейшие горнодобывающие компании мира: BHP Billiton, Alcoa, Rio Tinto, Xstrata. Они и богатейший человек страны миллиардер Эндрю Форрест (контролирует Fortescue Metals Group) попробовали было вступить в переговоры с правительством, но не нашли у того готовности изменить основные параметры налога. После этого началась война.
 

Удивительно, как один неверный шаг
может погубить популярного премьера

Джэйсон Текс, управляющий Investors Mutual  
  


 
Образцовая кампания

Сначала все металлургические компании объявили о сворачивании инвестиционных проектов на общую сумму $20 млрд. Затем началась скоординированная антиправительственная кампания на ТВ, радио и в газетах. Она стоила всего $38,5 млн и была профинансирована отраслевым объединением, куда входят австралийские и иностранные металлургические компании. К тому же металлурги наняли известного пиарщика Нила Лоуренса, который три года назад помог самому Радду привести лейбористов к победе на парламентских выборах. Государство, говорилось в оплаченных металлургами сообщениях, хладнокровно забивает дойную корову национальной экономики — отрасль, обеспечивающую около 10% австралийского ВВП. Металлурги грозили безработицей, потерей бюджетных доходов, вымиранием целых регионов и т. д. «Весь этот апокалипсис процентов на тридцать имел под собой реальные основания, — разъясняет The New Times независимый австралийский журналист Джереми Уолш. — В остальном это была безупречная работа Лоуренса».
Меньше чем за месяц американская аудиторская компания Ernst & Young, одна из крупнейших и влиятельнейших в мире, подготовила по заказу металлургов 20-страничную записку под названием «Критика экономической теории и модели, на которой основано предложение правительства Австралии». Тем временем BHP Billiton профинансировала исследование Джерри Хаусмана, профессора экономики Массачусетского технологического института. Тот доказывал: налог в редакции Радда чреват значительным сокращением инвестиций. Крупнейшие инвестбанки выпустили похожие доклады, которые широко цитировались в австралийских СМИ и постоянно озвучивались лидером оппозиционной правоцентристской коалиции 52-летним Тони Эбботтом, полностью поддержавшим металлургов. К тому же правительство поймали на лжи: настаивая на том, что, мол, сейчас компании отдают бюджету лишь малую часть своей прибыли, чиновники передергивали цифры, в 2–3 раза занижая выплаты металлургов. В итоге пиар-кампания оказалась невероятно эффективной. Радду не помогли даже 20 авторитетных экономистов, написавших коллективное письмо в защиту его плана: если в самом начале конфликта общественное мнение было на стороне премьера (его рейтинг в мае составлял 60%), то уже через месяц приняло точку зрения его оппонентов.

Дожить до 21-го

Кабинет Радда оказался не готов ни к компромиссу с металлургами, ни к ожесточенной политической борьбе. Бывший дипломат, владеющий китайским языком, Радд оказался неважным политиком. В рядах возглавляемых им лейбористов назрел раскол. Заместитель премьера 48-летняя Джулия Гиллард понимала: неуступчивость Радда чревата поражением партии на грядущих выборах. И тогда она уговорила влиятельных лейбористов выразить ему вотум недоверия. Голосование назначили на 24 июня. Накануне этой даты, предчувствуя поражение, Радд сам подал в отставку. Лидером партии избрали Гиллард, автоматически ставшую премьером — впервые в истории страны этот пост заняла женщина. Гиллард пошла на существенные уступки металлургам, снизив величину скандального налога до 30%. В ответ BHP Billiton и Rio Tinto свернули антиправительственную кампанию.
А в середине июля на волне перемен в партии премьер объявила дату досрочных парламентских выборов — 21 августа. Основную конкуренцию лейбористам во главе с Гиллард составят либералы во главе с Эбботтом. Согласно пос­ледним социологическим опросам, за правящую коалицию готовы проголосовать 52% избирателей, против  — 48%. Но в любом случае итог схватки зависит от того, кто лучше сумеет «приласкать» местные и иностранные металлургические компании, ведь налог на сверхдоходы все еще остается основным политическим вопросом в стране.



166-32-02.jpgДжулия Эйлин Гиллард родилась 29 сентября 1961 года в Уэльсе (Великобритания). В Австралию ее семья переехала в 1966 году. Гиллард не замужем и не имеет детей. Она депутат парламента Австралии от лейбористов с 1998 года. В декабре 2006 года заняла второй по значимости пост в партии, став заместителем Кевина Радда. С декабря 2007-го стала заместителем премьер-министра Австралии. 24 июня 2010 года Гиллард стала не только первой женщиной премьер-министром Австралии, но и первым человеком, занявшим столь высокий пост, не будучи уроженцем страны.

166-32-05.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.