Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#Только на сайте

Разрыв

16.08.2010 | Шендерович Виктор | № 25 от 16 августа 2010 года


Нет, революции не будет: для «идеального» общественного шторма (cметающего вместе с авгиевым дерьмом сами конюшни с прилегающим пейзажем), слава богу, не хватает нескольких метеоусловий… Но внутренний разрыв власти и общества, еще недавно радостно торчавшего на игле путинских «побед», уже бросается в глаза. Мачо-гэбист, косящий под парня из нашего двора, стал раздражать уже не только Валерию Новодворскую. Достаточно послушать — именно послушать, заглянув на YouTube, — его приезд в Выксу. В эфир федеральных телеканалов отчего-то не попало то, что словила съемка с мобильного телефона: откровенно неприязненные, вплоть до угрожающих, реплики «из публики»...

Неужели, чтобы сошел матрешечный лак «великой России, встающей с колен», надо было непременно погореть столь буквально? Лак стек, обнаружив под хохломой пепелище и дикость общественного устройства — на фоне все того же бесстыжего коллективного куршевеля.

В этом куршевеле нет ничего нового, кроме контекста. Ибо когда начальство оттопыривается там, а население стоит раком на шести сотках — это еще можно преодолеть усмешкой. Но когда, как у библейского Иова, доходит до кости, когда миллионы горожан вместе с детьми задыхаются безо всяких метафор и в аптеках нет даже марлевых масок, а мэр, чисто Бекхэм, объявляет, что «лечится от спортивных травм» (как судачат, в австрийском шале своей супруги), — усмешка переходит в скрежет зубовный. «Мы, народ» — давно отдали в бывалые лубянские руки все механизмы общественного контроля, мы радостно станцевали под кремлевскую дудочку на костях «лихих девянос­тых» и многократно выдали вотум доверия негодяям… Теперь — поди отлепи путинские пальцы от весел на этих доходных галерах, поди верни обратную связь!

Не связанные никакими обязательствами перед публикой, федеральные и местные «сами себе режиссеры» лепят кино по своему вкусу и пониманию.

 

Неужели, чтобы сошел матрешечный 
лак «великой России, встающей с колен», 
надо было непременно погореть 
столь буквально?    


 

Пуп земли московской может позволить себе забыться в своем шале — его номенклатурная судьба давно не зависит от отношения москвичей... Его бывший зам, ныне пуп земли нижегородской, товарищ Шанцев устраивает инаугурацию прямо на областном пепелище — ему не избираться, и класть он хотел с прибором...

«Мы, народ» — ментальные погорельцы — стоим в стороне от этого фуршета и пытаемся понять: как жить дальше? Мама-Медведев в Сочи впал в детство, переименовывает милицию в полицию, папа-Путин приехал на пепелище весь в белом, собрал с куста рейтинг, торжественно пообещал пресечь воровство со стороны тех, кого сам на это воровство поставил, — и отчалил летать в прайм-тайм на самолете-амфибии на радость убогим.
Спросить с него теперь не то чтобы некому — нечем! Ни судов, ни парламента, ни прессы, ни выборов. Весь общественный диалог — через ОМОН.

В «великой России», на втором десятке победительной истерики, вышеупомянутых амфибий обнаружилось четыре штуки на всю бескрайнюю тайгу — этого хватило для аттракциона с Путиным, но не более того.

Генералов больше, чем в НАТО, а рынды нет. И Герой России Шойгу, прославивший свое имя в веках доставкой льда самолетами МЧС в Гватемалу, на пятый день всероссийского пожарища жалуется игрушечному президенту страны на невыполнение под­опытными гражданами РФ правил противопожарной безопасности... Ничего не работает, кроме пиара этого, прости господи, национального лидера.

Ежедневно, по всем каналам…

Эта машинка — единственное, что не выходит из строя, и дай бог ему здоровья, этому национальному лидеру, но как бы он не пережил нацию.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.