Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Огненные версты

09.08.2010 | Барановский Константин , Новиков Константин , Здобнов Антон, Самара , Гордеев Ян | № 24 от 9 августа 2010 года

Как выгорают регионы
11-1a.jpg
Для борьбы с пожарами в Выксунском районе Нижегородской области перебрасывают десантников из Сибири и Алтая

Константин Барановский


Нижний Новгород: горький дым отечества


Аномальная жара накрыла Нижегородскую область еще в конце июня. Сначала всем казалось, что еще два-три дня жары за +30 и все возвратится на круги своя. Потом как-то незаметно высохли на корню зерновые на юге региона, потихоньку стали вводить чрезвычайную ситуацию в дальних районах… Сейчас огонь охватил без малого 100 тыс. га лесных угодий, из которых пятая часть приходится на Выксунский район. В огне погибли уже 36 жителей области, из которых семеро — дети. Эвакуировано более 1200 человек, еще 1000 мобилизованы на борьбу с огнем. В район прибыли 100 пожарных десантников из Сибири и Алтая. Сюда же стянуты армейские подразделения, тяжелая техника. Пока огонь удается удерживать на границе городской территории Выксы. Именно в Выксу наблюдать за ходом спасательной операции прилетал премьер-министр Владимир Путин. Как говорят очевидцы, глава правительства был крайне удивлен количеством пепла, в котором ноги утопали чуть ли не по щиколотку.
Рассказывают: мобилизованные правительством региона население и солдаты были брошены на тушение пожаров практически без пищи и воды. Нижегородцы кинули клич на интернет-форумах и возят купленное на пожертвования питание и питье огнеборцам на личных автомобилях.
Тревожная обстановка, по словам губернатора Валерия Шанцева, наблюдается в Навашино, Кулебаках, Сарове. Кроме того, горят торфяники в Бору (город-сателлит Нижнего Новгорода) и поля в Лукояновском районе. Над Саровом, находящимся в федеральном подчинении, под «крылом» Росатома, постоянно патрулируют 4 самолета и 2 вертолета. Сюда направлены два пожарных поезда, переброшены 500 военнослужащих.
Огонь сдерживают в том числе за счет вылетов на очаги возгорания специально оборудованных Ил-76 и Бе-200. По оценке находящегося в Сарове главного военного эксперта МЧС России генерал-полковника Павла Плата, ситуация находится под контролем. Все объекты ядерного центра работают в обычном режиме.
11-2a.jpg
Приехавшие на помощь в села горожане поражаются местным жителям: «В Лысковском районе мужики матерятся и чешут затылки, но ничего не делают. Бабульки вкапывают в огородах иконы Богородицы лицом к огню и прячутся по погребам и подполам. Боремся только мы, дачники… В одной деревне горожане, у кого там дачи, набили морду трактористу, после чего он соизволил опахать вокруг деревни защитную полосу. Мы-то уедем, квартиры в Нижнем, а деревенские как? А им самим все равно!» — рассказывает финансист Юля. Огонь подобрался и к предместьям Нижнего Новгорода. Город погружен в дымный смог. Он настолько густой, что шедшая по Волге баржа протаранила понтонную переправу, связывающую Нижний Новгород и Бор. Обошлось без жертв, но мост отремонтируют только через полтора месяца.
Власти уже подсчитывают убытки: потери агропромышленного комплекса от засухи оцениваются в 1,5 млрд рублей, ущерб лесному фонду — 2,8 млрд рублей, дефицит областного бюджета — 100 млн. Есть данные о массовой гибели медведей, лосей, мелкой живности.


12-1a.jpg

Константин Новиков


Рязань: полигоны в кольце огня

«Рязань — город-инферно, — рассказал The New Times местный житель Роман Сергеев. — На расстоянии 10 метров ничего не видно. Идешь — здания из дыма выступают. На въезде Георгий Победоносец красиво вырисовывается из розоватых клубов... Практически всадник Апокалипсиса». Вокруг Рязани горит неделю: если верить картам, фронт огня понемногу сдвигается на восток. Если верить очевидцам — горит во все стороны.
Главная проблема — здесь сосредоточено много стратегически важных объектов: несколько военных частей, десантное училище, аэродром, военные склады с боеприпасами. Если пожар перекинется на них, то последствия могут быть катастрофическими. В пресс-службе Минобороны The New Times заверили, что рязанские склады надежно окопаны и огонь им не грозит. Но после пожаров на подмосковных базах ВМФ и ВДВ верится в это с трудом.
Ирина Глебовна Сосенкова — хозяйка дачи в деревне Сельцы Рязанской области. Она рассказывает: в прошлую субботу ночью их вывезли на берег Оки в километре от поселка, а тем временем на горящий лес бросали бомбы. Очевидно, эвакуация понадобилась для подстраховки, если по ошибке наводчика снаряд упадет на село. Похоже на то, что как минимум с одной стороны огонь подобрался «критически близко».

12-2a.jpg

Антон Здобнов


Тольятти: лес горел, а мужики-то не знали

Жители Тольятти говорят, что примерно так представляли себе последствия ядерной катастрофы. «Честно говоря, было не просто страшно, а очень страшно, — признается житель Портпоселка Олег. — То, что коттеджи да и весь Портпоселок уцелели — чистая случайность! Огонь был в 10–15 метрах от моего дома, за пару минут до того как он перекинулся бы, ветер изменился и увел пожар в лес». Леса загорались тут весь засушливый июль, но особого впечатления на местные власти это почему-то не производило. Днем 30 июля начался грандиозный «верховой» пожар в лесхозе между двумя крупнейшими районами Тольятти и расположенным между ними четырехтысячным Портпоселком, то есть фактически в середине города. Вскоре улицы стало посыпать пеплом.
12-3a.jpg
Руководство города очнулось не сразу: по слухам, мэр Анатолий Пушков был на рыбалке, когда огонь бушевал уже возле элитных коттеджей в «зеленой зоне». Ночью из профилакториев и детских лагерей, расположенных в черте города, срочно вывезли 550 человек. Санаторий «Лесное», по словам очевидцев, выгорел дотла. «Пожарные расчеты метались между очагами, но масштаб был такой, что их сил и на одну десятую не хватало, — рассказывает активист местного экологического движения Артем Яковлев. — Мы делали что могли: брали воду из чьего-то крутого бассейна и поливали стены и кровли домов». Местные экологи уверены, что столь плачевных последствий реально было избежать, если бы не халатность чиновников. «Мы еще в начале лета говорили властям, что надо вводить ограничения на посещение лесных массивов. Но им ведь все до фени! — недоумевает один из тольяттинских экологов. — Уже в 20-х числах было ясно, что сильных пожаров не избежать. А к моменту, когда они начались, губернатор — в отпуске в Италии, глава города — на рыбалке, а министр природопользования Самарской области Азаров занят выборами в мэры Самары — ему на нас наплевать!»
Выгорело уже около 1000 га леса. И это не предел: новые очаги появляются каждый день, город стоит в плотном дыму. АвтоВАЗ объявил о вынужденных каникулах до 8 августа — в связи с аномальной жарой. Представители профсоюзов утверждают, что это решение было принято лишь после того, как прямо в цехах, где температура превысила 55oC, умерли несколько рабочих. «Ощущение, что я в аду! — делится впечатлениями последних недель жительница города Елена. — Вчера видела, как человек потерял сознание прямо в маршрутке и его откачивали...»

13-2a.jpg

Ян Гордеев


Татарстан: крестьян призывают запасаться соломой

2 августа Казань затянул сладковатый желтый дым: в близлежащих к городу сельских районах загорелись торфяники. 4 августа из Азнакаевского района республики пришла новость, что там горит 10 га сухих полей. В остальных районах ситуация не лучше. 84 лесных пожара — 180 гектаров охвачены огнем — это кратно больше, чем случалось в республике в прошлые годы. Пока МЧС Татарстана уверенно рапортует о том, что «ситуация под контролем»: во всяком случае огонь с полей и лесов еще не уничтожал деревни и не убивал людей. Впрочем, уверенность татарстанских спасателей заканчивается ровно на административных границах республики. В соседних с Татарстаном областях пожары досаждают сильнее: в Удмуртии, Марий Эл и Чувашии горят леса — дым от пожаров уже «доплыл» до Казани, которая и так затянута смогом от торфяников.
13-1a.jpg
Но настоящим ужасом для Татарстана стал катастрофический неурожай. Если республика в прошлые годы пожинала на своих полях 5–6 млн тонн зерна, в эту жатву она не соберет и трети. Подобной засухи в Татарстане не видели со времен поволжского голода — почти сто лет. Под солнцем сгорели четыре пятых всех посевов, засохли озимые на половине полей, погибли две трети урожая картофеля, погиб урожай сахарной свеклы. Крестьянам нечем кормить свой скот: Министерство сельского хозяйства призывает сельских жителей запасаться соломой, как в войну, и искать в лесах «веточный корм» для животных. В некоторых районах не хватает даже питьевой воды — водоемы стремительно мелеют.
13-3a.jpg
Власти Татарстана поначалу пытались сохранять спокойствие, дескать, неурожай этого года будет компенсирован запасами зерна прошлых годов. Однако очень скоро выяснилось, что запасы существуют лишь на бумаге. Главы районных администраций занимались традиционными еще с советско-колхозных времен приписками. Министерство сельского хозяйства дает клятвенные обещания сохранить неизменными цены на хлеб до конца года, но татарстанцы уже скупают муку, подсолнечное масло, макароны, крупы, сахарный песок. Чтобы не подогревать панику, чиновникам запретили употреблять словосочетание «повышение цены», в правительственных отчетах пишут теперь о «сдвижении цены в сторону». Общий ущерб от засухи оценен в 2,5 млрд рублей.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.