Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Наломали дров

09.08.2010 | Перцев Андрей | № 24 от 9 августа 2010 года

Подмосковный лес стал полем битвы
Химкинский лес — это словосочетание стало символом противостояния общества и власти. В сущности, небольшой клочок земли — 1000 га — уже не просто арена борьбы экологов и строителей платной дороги Москва—Санкт-Петербург. Борьба за лес вышла за пределы района и области, перенеслась на страницы газет и журналов, на телеэкраны, в интернет, дошла уже до офисов Европейского банка реконструкции и развития и Страсбургского суда. Подобных историй сотни по всей стране. И все они — о праве людей быть услышанными, даже если их аргументы не являются абсолютными

«Пока мы тут точечно собираемся, власть нас не будет слушать, а вот если перекрыть Ленинградку, то мигом приедут и губернатор Громов, и Путин, и Медведев. Чиновников так просто не пробьешь», — агитировала собравшихся на поле у поселка Старбеево защитников леса местная жительница Надежда. Этот сбор в поле 2 августа фактически был последней акцией общественности, проведенной рядом с лесом. Лагерь экологов 28 июля уже был ликвидирован ОМОНом, вырубки охраняют чоповцы, а в Химках общественные собрания мигом разгоняет милиция. Но и чистое поле не спасло. На месте сходки химкинских активистов поджидали стражи правопорядка. За несколько минут задержали всех лидеров, в том числе «яблочника» Сергея Митрохина и руководителя «Левого фронта» Сергея Удальцова, посадили в автобус и увезли, а остальных, видимо, посчитали уже неопасными и оставили в поле. «Нам говорят, что людей не хватает пожары тушить, а тут собрали около сотни милиционеров», — Габи из поселка Лобаново просто не понимала, что для химкинской милиции борьба с экологами гораздо важнее пожаров.

Как начинали вырубать

Битва за Химкинский лес идет уже более трех лет. В 2004 году Минтранс принял решение о строительстве платной скоростной автодороги Москва — Санкт-Петербург, которая должна пройти через лес. А весной 2006 года химчане узнали о постановлении губернатора Московской области Громова. Глава региона широкой рукой отводил под строительство автодороги просеку в лесу шириной 600 мет­ров, кроме того, по три километра по обе стороны дороги отводилось под строительство коммерческой недвижимости. В результате было бы вырублено 90% леса. В городе начались акции протеста.
В 2008 году во дворе своего дома в Старбееве был жестоко избит главный редактор газеты «Химкинская правда» Михаил Бекетов, который подробно освещал ситуацию вокруг леса. Он долгое время находился в коме, сейчас журналист не может самостоятельно передвигаться и говорить.
Первые попытки вырубки леса начались в 2009 году, уже тогда активисты во главе с Евгенией Чириковой (подробно о лидере химкинских несогласных читайте на стр. 22) стали организовывать первые палаточные лагеря, тогда же людей стала разгонять милиция. Со временем региональная власть пошла на некоторые уступки — под дорогу теперь отводится уже только просека шириной 100 метров. Но, по мнению защитников, лес так или иначе погибнет — трасса нарушит его экосистему. Окончательный приговор в ноябре 2009 года вынес Владимир Путин, подписав постановление о переводе леса в земли транспортного назначения.

Кто лезет в петлю?

Активисты уверяют, что они совсем не против строительства дороги, только прокладывать ее нужно в другом месте: в месте Химкинского леса дорога делает петлю. По словам Евгении Чириковой, это, во-первых, удлиняет трассу, во-вторых — снижает скорость движения автомобилей по ней. Первоначально предполагалось, что магистраль будет идти параллельно Октябрьской железной дороге, так должна идти и Северная рокада в Москве, с которой должна в итоге соединиться трасса.
По мнению научного руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, оптимального варианта строительства дороги не существует, все они имеют очень серьезные недостатки. «Два варианта, отвергнутые строителями, — простое расширение Ленинградки и прокладка дороги через район Молжаниново — сопряжены с большими тратами, и это делает их для чиновников неперспективными», — говорит Блинкин. Но видимая дешевизна дороги через лес объясняется лишь тем, что тут Минтранс напрямую договорился с Минлесхозом: и там и там бюджетные деньги, которые можно было просто провести по бумагам. Никаких собственников, которым пришлось бы платить реальные деньги для выкупа земель, строительства для них жилья и т.п., — нет. Но самое важное, по мнению эксперта, вообще не обсуждается. Ни один из вариантов, объясняет Блинкин, не рассматривает среднесрочное будущее: ведь после того как дорога через лес или — вдруг — через Молжаниново будет построена, она все равно упрется в Бусиновскую развязку на МКАД, которая ведет не на прекрасную московскую Ленинградку, а в никуда, потому что Северная рокада, частью которой должна стать Бусиновская развязка, существует только в проекте. И это совершенно типичная ситуация. Ни у проектировщиков, ни у строителей, ни у властей нет единого продуманного плана, который бы учитывал не только будущие транспортные нужды, но и социально-инфраструктурные. Никто не заглядывает вперед — за дату окончания строительства и освоения выделенных средств. «Так что хорошего варианта просто не существует. Его вообще никто не разрабатывал», — резюмирует Блинкин.
Еще одно обстоятельство: дорога будет платной, проезд за один километр будет стоить 3,6 рубля для легкового автомобиля и 12,24 рубля — для грузового. Доехать на легковушке до Питера — влетит в 2,5 тыс. рублей. На грузовике еще больше. Так что проблема пробок останется — водители предпочтут бесплатную Ленинградку. «Вообще Химки — пилотный проект. Если здесь удастся успешно вырубить лес под трассу, значит, то же самое можно сделать и для строительства Центральной кольцевой автодороги, тоже платной, — говорит один из активистов-защитников Сергей. — А ведь строительство ЦКАД окончательно уничтожит лесозащитный пояс столицы». Пока строители дороги ищут новых инвесторов взамен засомневавшегося Европейского банка реконструкции и развития, экологи ждут ответа от Европейского суда по правам человека, среди местных жителей вновь и вновь звучат не самые мирные предложения: перекрыть Ленинградку или просто потребовать референдума о смещении региональной и даже федеральной власти.



По территории Москвы трасса идет в общем транспортном коридоре с Октябрьской железной дорогой.
При входе в Химки дорога резко сворачивает к лесопарку.
Здесь будет уничтожена лесополоса, отделяющая жилые дома от городской свалки, которая проектом сохранена.
Трасса пересекает канал Москва-Волга и вторгается на территорию уникальных дубовых рощ.
Широкая просека рассечет Химкинский лес, что приведет к деградации лесонасаждений— места обитания многих видов животных (лосей, кабанов, лис и др.).
Одному из уникальных природных мест лесопарка — клюквенному болоту прежде намеревались присвоить статус ООПТ (особо охраняемой природной территории). В случае реализации проекта болото будет невосполнимо уничтожено.
Новая дорога должна пройти и по другой заповедной зоне — долине реки Клязьмы, где предусмотрена еще и транспортная развязка, что неизбежно уничтожит речную экосистему с ее обитателями (речными птицами, рыбами, насекомыми).
После Химкинского леса трасса приближается к аэропорту.
От Шереметьево дорога опять следует вдоль Октябрьской ж.д. — сделав петлю, которая удлиняет маршрут на несколько километров, тем более не оправдывая предлагаемый проект.

 
Хронология борьбы за Химкинский лес
Весна 2007 года. Жители Химок узнают о постановлении губернатора Громова (от апреля 2006 года) о строительстве дороги через лес.
Июнь–ноябрь 2007 года. Серия митингов в Химках и Москве.
Май 2008 года. Взрывают автомобиль главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова.
Август 2008 года. Начало работы бессрочного протестного лагеря на опушке леса.
Ноябрь 2008 года. В Химкинском районе около поселка Старбеево на Бекетова совершено нападение. Итог: закрытая черепно-мозговая травма, множественные гематомы, перелом голени.
Декабрь 2008 года. Мэр Химок Владимир Стрельченко отменил подписанное им распоряжение о вырубке леса. Но планы строительства дороги не изменились.
Июнь 2009 года. Под давлением общественности проектировщики дороги решают в 30 раз уменьшить полосу под трассу в Химкинском лесу.
Июль 2009 года. Губернатор Московской области Борис Громов подписал постановление, касающееся сокращения вырубки лесного массива с 3 км до 100 метров.
Сентябрь 2009 года. Юрий Трутнев, глава Минприроды, ходатайствует перед Минтрансом и Минсельхозом о переносе магистрали и сохранении леса.
Январь 2010 года. Химкинский лес защищают 40 экологических организаций России. Они призывают банки не кредитовать проект.
1 марта 2010 года. Решением Верховного суда РФ 150 га Химкинского леса передают из лесного фонда в фонд транспорта. Экологи обжалуют решение в Страсбурге.
15 июля 2010 года. Экологи организуют круглосуточное дежурство, чтобы не допустить вырубки деревьев.
23 июля 2010 года. Лагерь экологов разгромлен.
28 июля 2010 года. ОМОН окончательно ликвидировал лагерь защитников леса.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.