Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Без политики

Нательная роспись

20.07.2011 | Стахов Дмитрий | № 24 от 9 августа 2010 года

60-1a.jpg
Лицо гватемальского наркоторговца. Фото Родриго Эбда

Вслед за модой на голые животы, спины и плечи логично пришла мода на татуировку. Зачем люди рисовали на себе, какую информацию вкладывали в изображения на коже и с чем связан сегодняшний интерес к несмываемым письменам — изучал The New Times


На шее у нее имелась татуировка в виде осы длиной два сантиметра. Одна вытатуированная цепочка обвивала бицепс левой руки, а другая — щиколотку. В тех случаях, когда Саландер приходила в маечках, Арманский мог убедиться, что на лопатке у нее присутствует еще более крупная татуировка, изображающая дракона.
Стиг Ларссон. «Девушка с татуировкой дракона»

Чезаре Ломброзо, в середине ХIX века изучавший психологию преступников, осмотрев почти 4 тыс. заключенных и 5 тыс. солдат, сосчитал, что число татуированных среди них было около 8 процентов. Не так уж и много, если иметь в виду специфику контингента. Татуировка была знаком маргинальности, а маргиналов, по свидетельствам социологов, в любом обществе от 6 до 15 процентов. Нынешняя мода на тату — явление, вероятнее всего, временное и не говорит напрямую о социальных проблемах, скорее о широком распространении молодежной субкультуры. Да и мир стал другим. Татуировки давно перестали быть ритуальными. Они уже не несут в себе, за исключением замкнутых сообществ (преступный мир, отчасти военные, моряки), четкой социальной информации. И хотя нагружены многими смыслами, зачастую непонятными, по большей части рассматриваются как чистое искусство украшения тела. Носители татуировок в наше время могут быть вполне респектабельными членами общества.

61-1a.jpg
Многоцветная татуировка на спине японской женщины

Красота — страшная сила 

На заре человечества тело раскрашивали для отпугивания злых духов, устрашения врагов, в культовых целях и для подчеркивания высокого общественного статуса. Но очень многие знатоки и адепты татуировки считают, что главным мотивом на протяжении тысячелетий был мотив эстетический. Будто бы еще в древности люди, нарисовав или наколов на своем теле некий узор, увидели, что это хорошо, красиво, и продолжили в том же духе, совершенствуя узоры и технику их нанесения, чтобы в ХХI веке украшать тела уже с помощью самых современных татуировочных машинок. Вовсе не отрицая эстетической составляющей, признаем, что это все-таки романтическая трактовка. Татуировка изначально служила для передачи информации о принадлежности ее носителя к некой группе — этнической, религиозной, социальной, культурной. Нанесение татуировки входило в комплекс культовых мероприятий, предваряющих, например, переход в разряд взрослых или награждение отличившегося в битве с врагами доблестного воина. Или, как у аборигенов некоторых племен Новой Гвинеи, помогало узнать, сколько детей у женщины, замужем ли она, кто ее отец и мать, из какой она деревни — своего рода удостоверение личности. Часто татуировка была знаком своеобразного отличия. Рабов или преступников не только клеймили, но и татуировали, как, например, в Японии, где воришкам последовательно накалывали на лбу сначала вертикальную линию, потом две дугообразных горизонтальных, чтобы в результате составился иероглиф, обозначающий слово «собака». В Японии многофигурные и многокрасочные татуировки, где каждый элемент и фигура имеют четкое значение, веками были принадлежностью низших слоев общества. Такие татуировки — словно открытая книга, и бывшему члену якудзы, японской мафии, если он попытается встать на добропорядочный путь, именно из-за татуировки крайне трудно устроиться на работу. Красивые рыбки, покрывающие предплечья настоящего якудзы, далеко не безобидное украшение. Тем более если это не просто рыбки, а карпы — японский символ мужества, отваги, презрения к смерти…

61-2a.jpg
Матрешка, Сталин, АКМ. Московский международный съезд татуировщиков

В отличие от архаичных обществ, где татуировки использовались очень широко, эллины и позже римляне считали их откровенным варварством. Выделялись из окружающего политеистического мира древние иудеи, следовавшие данным Моисею заветам, один из которых — «Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен» (Левит. 19, 28).
Ранние христиане, особенно если они не были выходцами из семей граждан Рима, а вольноотпущенниками или рабами, татуировали на теле изображение двух рыб — знак Иисуса. Тем не менее и в христианстве, и в исламе со временем были выработаны свои своды запретов, среди которых запрет на татуировки был одним из самых важных. Исключения первоначально делались лишь для паломников, с риском для жизни достигавших Иерусалима и Святой Земли или исламских святынь Медины и Мекки. Таким образом паломники могли доказать, что совершили паломничество. Христианам с использованием довольно грубых инструментов, деревянных дощечек с вделанными в них иголками, предприимчивые «мастера», чьи тату-мастерские по закону должны были находиться за стенами Иерусалима, штамповали аляповатые изображения богоматери с младенцем, святого Петра и кричащего петуха и тех же рыб. Болезненная, но зато быстрая операция — ведь чтобы получить «свидетельство», приходилось выстоять очередь. По схожей технологии паломникам-мусульманам штамповали суры из Корана, которые должны были гарантировать попадание в рай после смерти.

61-3a.jpg
Восток — дело тонкое

Однако борьба с татуировками в христианском и мусульманском мирах постепенно набирала обороты. Когда в Х веке арабский путешественник и дипломат ибн Фадлан отправился из Багдада по пути из греков в варяги и встретил язычников, тела которых татуировка покрывала «от ногтей на пальцах ног по шею набором деревьев, фигур и иных знаков», то для него подобное телесное украшательство было уже удивительным. 

61-4a.jpg
Тату на Цейлоне
Языческая мода

Запрет на татуировки продержался долго, пока в XVII–XVIII веках не расширились контакты с аборигенами Нового Света, Дальнего Востока, островов Полинезии. Кругосветные путешествия знаменитого капитана Кука, позже съеденного татуированными жителями Гавайских островов, сыграли большую роль в постепенном отступлении от запретов и в популяризации татуировки. Поначалу наколки делали моряки, солдаты, каторжане, начавшие заселять открытую Австралию. Помимо полинезийских мотивов их нательные рисунки носили и религиозный характер. Татуировки должны были защитить от гибели в шторм, от зубов акулы, от телесных наказаний, широко применяемых на английском военном флоте. Моряки делали у себя на спине большие кресты, наивно полагая, что рука с плеткой-семихвосткой не посмеет опуститься на столь святой символ.
После французской революции татуировкой стали украшать себя борцы за свободу, равенство, братство. Надпись «Смерть королям» украшала плечи сына нотариуса, позже наполеоновского маршала Бернадотта, ставшего шведским королем Карлом Юханом  XIV и основателем нынешней династии. В англоязычном мире татуировка стала модной среди аристократов после неофициального визита в Японию принца Уэльского, будущего короля Эдуарда VII, привезшего на себе изображение дракона, символ власти и силы. То есть в конце XIX — начале XX века «языческую» моду формировали люди «благородного сословия», открывшие для себя глубоко символичную и сложную японскую культуру. Даже будущий российский император Николай II, по слухам, во время визита в Японию, сделал себе татуировку, и примеру брата якобы последовали великие князья Алексей и Константин. Говорят, что и будущий император, и великие князья, и принц Уэльский делали татуировки у мастера «ирэдзуми» Хорите из Кобе, самого известного татуировщика Японии. Августейшие особы при этом продемонстрировали стойкость и силу воли — ведь Хорите наносил татуировку традиционным, весьма болезненным способом.

61-5a.jpg
Племена, населявшие север Ирландии 
и Шотландию, украшали себя 
еще за 200 лет до РХ
Вечное клеймо

ХХ век внес в искусство и практику татуировки много нового. Пожалуй, впервые после прошедшей тысячи лет татуировки применялись как клейма. Например, в Великобритании во время Первой мировой войны по приговору суда наносили татуировку буквы «D», то есть дезертир. В нацистских лагерях выкалывали номера заключенным. Появились обязательные татуировки группы крови (у эсэсовцев), а татуировки представителей преступного мира превратились в настоящий язык, изучению которого посвящают себя не только борцы с преступностью, но и социологи, антропологи, культурологи.

Разомлею я до неприличности,
Ковш холодной — и все позади, —
И наколка времен культа личности
Засинеет на левой груди...
Сколько веры и лесу повалено,
Сколь изведано горя и трасс!
А на левой груди — профиль Сталина,
А на правой — Маринка анфас.

Владимир Высоцкий. 
«Банька по-белому»

Язык татуировки ХХ века — именно татуировки, а не боди-арта, где царит в основном вавилонское смешение языков, — предельно социален и политизирован. Недаром словари воровского арго традиционный набор татуировок называют «фрак с орденами». В воровском мире татуировка практически официальная форма одежды, мундир со знаками отличия, за каждый элемент которого его носитель должен ответить: имеет ли он право на ношение? кем это право предоставлено? когда? при каких обстоятельствах?

62-1a.jpg
Намалеванные хной перчатки — не греют, но красиво

Исследователи обычаев отечественного преступного мира отмечают, что такие нательные росписи представляют собой сложнейшим образом организованный речевой акт, в котором могут быть как актуальные сообщения (например, послание воров с воли на зону), так и «вечные», своего рода отчет о жизненном пути носителя. В них сконцентрированы принципы воровского мира, через аббревиатуры — законы и правила. Татуировки «неправомочные» заставляли убирать с помощью мучительных операций (даже ампутации — например, пальца, на котором вытатуирован перстень, носить который было не по рангу). 

62-2a.jpg63-1a.jpg
Образец татуировки с Маркизовых островов
ВВП забрался под кожу

Сложность, нелинейность этого языка такова, что понять его может, конечно же, только посвященный. Например, в изображении на груди Ленина или Сталина только непосвященный может увидеть приверженность коммунистической идеологии. Обычное изображение Ленина (скрытая аббревиатура ВОР — вождь Октябрьской революции) — это отметка о статусе. Ленин с рогами и хвостом — символ враждебного мира, Сталин — сатана. И удивительно, что в России, где блатной язык давно стал отличительным знаком власти, пока еще не вошел в моду специфический уголовный язык татуированного тела.

Книжка с картинками

Мода на татуировку, может быть, не более чем мода. Но показательно, что она совпадает по времени с массовым падением интереса к письменной культуре, с утратой ее прежней значимости, десакрализацией. А разрушение сердцевины культуры неизбежно сопровождается интересом к ее периферии. К тому, что можно назвать маргинальными областями. И тут уже не столь важно, как, по каким принципам разрисовано тело — по жестким законам преступного мира, например, или по постмодернистским, подчиненным бизнесу законам боди-арта. Новый язык тела формируется параллельно с кризисом традиционной культуры, наступлением виртуальности, отчуждением когда-то казавшихся незыблемыми принципов. Хотя внешне игра «Раскрась свое тело» вполне безобидна.

63-2a.jpg
С опознавательными знаками якудзы не пускают в японские общественные бани



Татуировка, тату — рисунок на теле, который наносится введением под кожу красящих веществ с использованием специальных игл. Современная татуировка выполняется с помощью индукционной машинки, что значительно снижает болезненность операции и делает ее более привлекательной для большого числа людей. Тем не менее врачи предупреждают, что мода на татуировку чревата заражением гепатитом С, который передается через кровь.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.