Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#В блогах

Людмила Алексеева и Сергей Ковалёв:

26.07.2010

Правозащитники опубликовали совместное заявление по поводу традиционного митинга на Триумфальной площади
http://lm-alexeeva.livejournal.com/:

Вопрос о традиционной попытке в традиционное 31-е число очередного подходящего месяца, на традиционной Триумфальной площади провести мирное собрание в защиту права, гарантированного 31-й статьей Конституции РФ стал сейчас, в конце июля, одним из главных, повсеместно обсуждаемых. Московская власть тоже соблюла традицию – отвергла заявку на проведение митинга. Но возникла версия, что митинг разрешили бы, будь несколько иным состав заявителей на его проведение.
Мы считаем необходимым заявить, что это условие незаконно, более того – антиконституционно. Ст.31 вводит единственное ограничение для граждан, проводящих «…собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» – эти акции должны проходить «…мирно, без оружия,…». И эта, и другие статьи Конституции (ст.13, ст.19, ст.29) недвусмысленно защищают права граждан независимо от их убеждений или политических предпочтений. Никто не может быть отвергнут, как участник или инициатор законного мероприятия. Вот почему сторонники мирных акций в защиту ст.31 вправе пренебречь компромиссными предложениями московской власти и последовательно добиваться безусловного соблюдения этой статьи.
Кроме того, такая позиция была бы, несомненно, достойным решением.

Есть ли это, однако, единственное возможное и достойное решение? В самом ли деле компромисс с властью являлся бы проигрышем Движения 31 и шагом, неприемлемым по нравственным причинам?
Мы полагаем, что при строго определённых условиях вариант компромисса заслуживает самого серьёзного обсуждения. Эти условия таковы: сохранение всех целей митинга, обозначенных в прежних заявках, от первой до последней буквы: «Соблюдайте Конституцию РФ; защитим статью 31 Конституции РФ; даешь честные выборы; граждане, на улицы!»; подчеркнутое признание заслуг в Движении 31 первоначальных заявителей и в тексте новой заявки, и в ходе митинга (предоставление им слова в первую очередь, прямые заявления на этот счет в последующих выступлениях и т.д.); в заявке на митинг, поданной новыми заявителями, должна содержаться оценка требования московского правительства о смене заявителей как не соответствующего конституции РФ; публичное и вполне определённое заявление о том, что принимая условие власти, участники движения отчётливо сознают, что это компромисс и осознают цену этого компромисса, который рассматривают как первый шаг долгого и трудного процесса.
Что можно сказать об этой цене, о трудностях и перспективах далёкого пути? Как расценивать предлагаемое нам соглашение – как победу или как поражение движения?
Мы не думаем, что принятие условия, выдвинутого московскими властями, означало бы поражение. Согласиться отторгнуть кого бы то ни было от этих митингов стало бы капитуляцией, но согласие провести митинг при всех перечисленных выше условиях, но с другими заявителями на это мероприятие – отнюдь не позорное соглашение. Это все-таки победа. Да, не полная, но – победа.

Да, власть нарушает Конституцию, но Движение констатирует и порицает это. Ведь это не первое известное нам беззаконие власти даже не такое ужасное, что и с самим митингом можно погодить, лишь бы сохранить прежних заявителей? Так ли уж это важно для основной массы участников Движения 31?
Цели движения слишком серьезны, чтобы тратить время в горячих спорах ни о чем. Что может быть труднее и важнее, чем превратить бездействующую Конституцию в действующую? Такое намерение не может обойтись без жесткого конфликта с нынешней властью. Но любая форма мирного, ненасильственного разрешения конфликта обязательно включает диалог с властью, не с какой-нибудь, а с нашей, живущей не по законам, а по понятиям. Именно ее предстоит вынудить вступить в диалог с гражданами – участниками Движения 31. Но готовность к диалогу непременно включает в себя и способность соглашаться на компромисс, если он не затрагивает принципиальную сторону наших требований.
Мы исходим из того, что уступки со стороны власти – общее завоевание всех участников движения 31, число которых постоянно возрастало в течение года, несмотря на угрозу попасть под дубинки ОМОНа, быть задержанным и т.п.
Уступка в виде изменения состава заявителей, с нашей точки зрения, не является принципиальной, если подателями новой заявки будут известные активисты движения 31. Ведь и без давления со стороны властей возможно принятие такого правила проведения этих митингов, когда время от времени происходит смена заявителей при сохранении основных целей митинга. Это более демократично и справедливо, чем законсервированная навек монополия на подачу заявки за инициаторами движения. В течение прошедшего года оно стало массовым. В этом безусловная заслуга зачинателей движения, но этим его новым качеством диктуется и необходимость принятия новых правил, не стесняющих его развития.

На сегодня обозначились две позиции: 1) отказ от какого бы то ни было компромисса – «или все или ничего»; 2) согласие на персональную смену заявителей при полном сохранении лозунгов и целей движения.
Можно бесконечно обсуждать преимущества и недостатки каждой из этих позиций, но при неопределенном и пестром составе участников Движения 31 невозможно легитимно выработать согласованное решение не только всех его участников, но даже его безусловных активистов. В этом движении. Как оно сложилось, невозможно найти легитимный способ отобрать тех, кто правомочен принимать решение о выборе между этими позициями. В такой ситуации мы решили, что 31 июля мы, ничего не предпринимая, конечно же, придем на площадь, но на этот раз с тяжелым чувством, что не удалось использовать реальную возможность предотвратить безобразный разгон, которому мы не раз были свидетелями, из-за нашего неумения договариваться не только с властями, но и между собой.
У нас нет уверенности, что компромисс, возможный перед 31 июля, будет возможен и в дальнейшем. Ведь очевидно, что решение о предложении нам этого компромисса во властной сфере принималось отнюдь не единодушно. Без ворожеи понятно, что сейчас «ястребы» говорят «голубям»: ну вот видите, эти маргиналы не способны к переговорам, им не нужен никакой митинг, только скандал!

Тем не менее на будущее мы делаем такое предложение: в назначенный срок пусть будут поданы две заявки на митинг на Триумфальной площади 31 августа: за подписями прежних заявителей и в точности такая же заявка за подписями других известных активистов Движения 31. Если для властей так важны именно подписи под этой заявкой, а не ее суть, пусть удовлетворят заявку за приемлемыми для них подписями, митинг-то будет общим!
Мы приглашаем участников Движения к обсуждению этой идеи. Сама по себе дискуссия на эту тему будет необходимым этапом развития Движения, поскольку эта дискуссия прояснит для его участников их отношение к важнейшей для жизнеспособности Движения проблеме, а именно проблеме диалога с властью. Эта проблема рано или поздно встанет перед активистами Движения, как и проблема о допустимости компромиссов и о их неизбежности.



http://oleg-kozyrev.livejournal.com/:
 
Сурков по дороге в Крым выронил интересную бумажку, в ней написан план компромиссов для участников Стратегии-31. Привожу документ без купюр.

Календарь приемлемых компромиссов для несогласных

При принятии этих компромиссов митинги за свободу собраний будут разрешены.

31 августа 2010
Среди заявителей не должно быть Лимонова.

31 октября 2010
Все пришедшие на митинг должны быть в опрятных шортиках и в сандалях согласно советам Онищенко.

31 декабря 2010
Хотим у елки Киркорова и Пугачеву. Митингующие должны водить хороводы и петь новогодние песни.

31 января 2011
Пуcть участники Стратегии-31 сделают какое-нибудь доброе дело. Например запустят в небо шарики с забавными рождественскими зайчиками.

31 марта 2011
Разрешим митинг всем оппозиционерам, вступившим в молодежное движение НАШИ. Это требование относится и к пожилым участникам оппозиции.

31 мая 2011
А зачем теперь-то митинги нужны. Всем пора по домам.

Напоминаем, что наши простые требования направлены исключительно на заботу о гражданах и на защиту Конституции в том смысле, как нам это видится.
...

Очень жаль, что они вообще это начали обсуждать.

В Кремле политтехнологи от радости немало памперсов сегодня сменят.

Я высказался в комментарии:

http://lm-alexeeva.livejournal.com/11415.html

Позорна сама постановка вопроса "вон тех пусть сажают и пусть запрещают, а я цивилизованный, договороспособный - меня можно на площадь и пропустить".



http://anarh-oren.livejournal.com/ :

Эх, уважаемая Людмила Михайловна (а также Сергей Адамович), когда и где вы научились такому витиеватому обтекаемому стилю письма, в худших традициях советско-российской бюрократии? Ведь, понятно, что речь идет о Лимонове и ни о ком другом. но вы даже ни разу его не упомянули. давайте честно обозначим проблему - проблему "Лимонов". Кремль фактически ставит умеренной части оппозиции очередное условие: либо вы отторгаете от себя Лимонова (при этом не объясняется почему, просто он им "не удобен"), либо мы продолжаем вас всех щемить, и не только по 31 числам. Готовы ли мы обсуждать с властью разделение ее противников на "агнцев и козлищ"? Если готовы, то пусть обнародуют весь список "плохих". Или там всего одна фамилия?

Вы же сами пишете, что наша власть живет не по закону, а по понятиям. Так вот "по понятиям" она оппозицию и пытается "развести". Но разве можно назвать разговор по понятиям - диалогом? только если и оппозиция владеет языком "понятий". Так мы переходим на "понятия" или продолжаем отстаивать Закон?
к слову, о понятиях: даже в криминальном мире развито представление о то, что своих предавать, "кидать" нельзя, "западло". Ваше предложение отдает тем, что вы предлагаете всем обсудить, готовы ли мы (оппозиция) кинуть одного Лимонова ради общего блага. Весьма эфемерного, кстати: в Кремле очень хорошо владеют не только понятиями, но и имперским стилем: "Рим предателям не платит". Не думаете, что рано или поздно услышите эти слова оттуда, из-за красного забора?
Предложение о двойной заявке также нарушает негласные принципы Стратегии-31. помимо драматического принципа "единства места, времени и действия", предложенного всё тем же Лимоновым, сложилась традиция - нравится это кому-то или нет - "единства действующих лиц". И вот это единство еще более страшно для власти. впрочем, Михаил Козырев в своем ЖЖ уже писал об этом весьма убедительно. Вы же по сути подвергаете сомнению саму необходимость в таком единстве. Так сложилось, что вы, Людмила Михайловна, как не сторонитесь вы политики и идеологий, привлекаете людей либеральных взглядов. Косякин символизирует и притягивает левых, социалистов. На Лимонова ориентируются люди яростные, буйные, несистемные, люди на стыке правых и левых идеологий, молодая интеллигенция. и вот эту часть протестной массы - самую опасную для власти - вам в лице Лимонова и предлагают отторгнуть. Готовы ли вы на это?
Алексеева, Косякин, Лимонов - это всё-таки уже символ надпартийного гражданского протеста. Не позволяйте умеренным партийцам право-либерального толка увлекать себя в их игры! увидимся 31-го июля на Триумфальной!

Хотелось бы получить ответы на поставленные вопросы от самой Людмилы Михайловны, но и мнение остальных читателей интересно.



http://yasina.livejournal.com/ :

Наверное, в силу своей гражданской позиции я целиком на стороне ЛМ. И дело не в том, симпатичен или не симпатичен мне Лимонов. Мне кажется очень важным уметь реагировать на предлагаемые компромиссы.
Предложенный властью компромисс для нас - непринципиальный. Лозунги, место, люди и всё остальное - за оппозицией. Поэтому мне кажется, что важнее перейти к следующему этапу. Каким он будет и надо определить. А определять удобнее без дубинки над головой.
И ещё очень важно. Может быть для запрещённого митинга 31 июля - наиболее важно. Организаторы должны попросить собирающихся не лезть на рожон, не провоцировать ментов. Такими быть Махатмами Ганди.
Это сугубо моё личное мнение.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.