Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

Если бы этого шпионского скандала не было бы, то его стоило бы придумать

12.07.2010 | Альбац Евгения

Как минимум для того, чтобы еще раз показать, насколько бессмысленны в современном мире все эти игры в Джеймс Бондов и Маты Хари.

Собственно, они в большой степени были бессмысленны и в последние десятилетия Холодной войны. Сначала ХХ –ый съезд КПСС, на котором Хрущев рассказал о художествах товарища Сталина, а потом советская оккупация Чехословакии в 1968-ом году открыли глаза сторонникам левой идеи и в десятки раз снизили число идеологических помощников КГБ – таких, как Карл Фукс, Бруно Понтекорво или супруги Розенберги, кому СССР был обязан раскрытием атомных секретов США , Великобритании, Канады. Тех, кого удавалось вербовать потом , шли на это исключительно за деньги. И очень большие деньги. Например, Олдриджу Эймсу, советскому кроту в ЦРУ заплатили два с лишним миллиона долларов. За близкие суммы работали и другие. Как американские шпионы в СССР, а потом в России, так и советские/российские – в США и прочих странах Запада. Причем, платили не столько за научно-технические секреты - в этой сфере, кстати, советская разведка в 80-х вполне преуспела, но эймсы тут были не причем – платили за информацию о шпионах, которые сидели в разведках и контрразведках по обе стороны океана. Другими словами, за возможность расстрелять или посадить на долгие сроки отступников.
Что касается военно-технической информации, то за большие деньги продавали большую панаму. Так ЦРУ многократно переоценило и жизнеспособность советской экономики, и мощь ее ВПК: то, что на спутниковых снимках выглядело как советские ракетные шахты, на практике оказалось потемкинскими деревнями – шахты – были, а вот ракет, как правило, нет, не было.
В век интернета и невероятной доступности практически любой информации, эффективность разведывательных упражнений и вовсе равна нулю. Как минимум, в сфере политической разведки. Видит бог, журналисты, как показал последний шпионский пук, умеют находить информацию о планах политиков и правительств в десятки раз лучше и за неизмеримо меньшие деньги. И при этом, что принципиально важно, не нарушают законы и не покушаются на права человека – а ведь ровно это лежит в основе деятельности любой разведки , вне зависимости от того, какой режим в стране – демократический или авторитарный.
Впрочем, в демократических странах у разведок есть хотя бы финансовая подотчетность: в тех же США, что ФБР, что ЦРУ, что остальные 13 или сколько там осталось других служб получают деньги исключительно после того, как их отчеты рассмотрены соответствующим комитетом Конгресса США. А поскольку деньги из одного кармана – налогоплательщиков, то есть бюджета, то службы пристально следят друг за другом и о малейших просчетах конкурентов доносят конгрессменам – членам комитета по разведке. Куда, сколько и на что тратят деньги наши спецслужбы – не знает никто, включая Министерство финансов, а то, что тратят много и бессмысленно – видно не только по все разрастающейся вширь и вглубь Лубянки, но и на примере нынешнего шпионского скандала в США.

В свое время, в начале 90-х, когда бывшие советские разведчики уже и еще не боялись встречаться с журналистами, мне много приходилось спорить с ними о смысле всей этой шпионской казуистики. Они в ответ обычно говорили, что профессия шпиона и журналиста мало чем отличаются друг от друга – и те, и другие добывают информацию. Нынешняя история еще раз подтвердила, что отличие между нами принципиальное: журналисты достают информацию ради своих читателей, то есть налогоплательщиков, шпионы – в интересах узкой группы людей, именуемой «государством». Иными словами, заказчики у нас разные. Мало того: дурная работа журналиста видна сразу –на полосе или на экране телевизора, дурость шпионской деятельности обнаруживается только, когда они раскрыты спецслужбами чужого государства, и – когда истрачены на эту дурость уже десятки миллионов долларов.

Правда, нынешний шпионский скандал обнаружил одну старую проблему: российские СМИ, причем не только те, кто живут на средства бюджета, но и частные плохо умеют различать такие понятия как « страна» и «власть». Им почему-то показалось, что быть патриотами – это поддерживать идиотизм одного из государственных институтов – в данном случае СВР, в то время как без вины виноватым оказалось общество, страна, которые оплатили все это позорище из своего кармана. Остается только догадываться, с каким же удовольствием пресс-служба СВР слушала FM-диапазоны или читала иные газеты – дескать, «кушают» г-да журналисты, заглатывают, даже не поперхнувшись…

Нет, я вовсе не хочу сказать, что современный мир окончательно может отказаться от спецагентов. Есть сферы, в которых ни журналисты, ни бизнесы (кои достают секреты у конкурентов) работать не могут. Таких сфер, с моей точки зрения, две: терроризм и наркотрафик. Конечно, и журналистам нет-нет да удается получить информацию из этих сфер, но достоверность этой информации часто невысока, а риски, связанные с ее получением – запредельны. Тут должны работать специально обученные профессионалы.
А выяснять, чего там Обама собирается делать в Афганистане или в Иране или какие шаги собирается предпринять новый премьер Великобритании или Германии – если, конечно, Российская федерация не предполагает с ними в следующем месяце/году воевать – видит бог, это не стоит ни миллионов долларов, ни искалеченных человеческих судеб.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.