Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Лишь бы не было войны

05.07.2010 | Керим Кадыралиев, Ош-Бишкек

Киргизия сегодня
На референдуме 27 июня подавляющее большинство - 90,56 % -  граждан Киргизии формально проголосовало за новую Конституцию и парламентскую республику. По существу - за прекращение братоубийственного кровопролития и хаоса, за стабильность и спокойную и жизнь.  За настроениями киргизских граждан наблюдал The New Times

- Накануне референдума в моем районе все – узбеки и киргизы - скинулись деньгами и зарезали барана. Это жертвоприношение Аллаху, чтобы не было войны, - рассказывает житель Оша узбек Кадыр. – Нанесли продукты, сварили мясо во дворе, съели. А на следующий день пошли голосовать.
Все, кто живет в моем доме, пошли голосовать. А накануне вечером мы тоже резали барана, - подтверждает слова Кадыра киргизка Максуда. Она разместила в своем доме в Оше 15 семей. - Я верю в итоги этого референдума, потому что люди голосовали за стабильность, а не за что-то еще.

Легитимизация «любой ценой»?

До последнего момента многие сомневались в успехе референдума – ведь  страна только-только  пережила самые кровавые события за всю историю своей независимости. С того момента, когда временному правительству удалось взять под контроль ситуацию на юге страны после серьезного межнационального конфликта, в адрес новых властей сыпались упреки: мол,  нельзя проводить легитимизацию новой власти «любой ценой», прежде должны зарубцеваться раны.
- Как можно проводить голосование в Оше, если жители узбекских махаллей боятся выйти из-за баррикад?! – задавались гневным вопросом оппоненты временного правительства.
И, казалось, они правы. Ситуация на юге - в Оше и Джалал-Абаде, все еще оставалась напряженной. За несколько дней до референдума в Оше киргизские женщины взяли в заложницы несколько узбекских женщин-членов участковой избирательной комиссии. Они требовали обменять их на своих родных, которых держали в заложниках в одном из узбекских махаллей. И хотя к исходу дня конфликт удалось разрешить, этот случай только добавил скепсиса и опасений.
А страха – перед рецидивами погромов -  в эти дни было много. И не только на юге страны. Даже столица – Бишкек, да и  Чуйская область жили в ожидании чего-то страшного.

- Отец сказал мне, чтобы я проголосовал и сразу же шел домой, чтобы не ходил на базар, в магазины, другие места скопления людей. Он говорит, что в Бишкеке возможны теракты, - рассказывал автору этих строк за сутки до референдума его друг  - Эркин Акбаров. Его отец, отставной полковник милиции, очевидно, знал, о чем предупреждал сына.

Отставному полковнику вторила член временного правительства Эльмира Ибраимова. 21 июня она предложила ввести чрезвычайное положение в Бишкеке и трех северных городах  - Караколе, Токмоке и Кара-Балте. После событий на юге  именно здесь ожидали вспышки новой волны межнациональных столкновений.

Казалось, в такой ситуации общего страха референдум обречен на провал. Но именно страх обрек этот плебисцит на успех. Когда ЦИК начал объявлять первые результаты – все улыбнулись. Шутка ли – 90 % проголосовавших поддержали новую Конституцию?! Таким цифрам в Киргизии давно никто не верит. Но с каждым часом тотальная поддержка проекта Основного закона становилась все более очевидной...

Вершина карьеры
Если не провести референдум в назначенные сроки, то страна застрянет в потрясениях, - отвечала оппонентам президент Киргизии на переходный период Роза Отунбаева. Она была заинтересована в положительном исходе этого референдума, пожалуй, больше других.  На референдум 27 июня выносился не только проект новой Конституции, но и вопрос о полномочиях самой Отунбаевой. Говоря «да», граждане Киргизии одобряли не только новую форму государственного устройства, но и избирали Розу Отунбаеву президентом на переходный период -  до 1 января 2012 года. Такой политический расклад не устраивал очень многих. Причем, не только сторонников Бакиева или оппонентов временного правительства, но и некоторых членов самого правительства.
Ни для кого не секрет, что 16 «временщиков» имеют зачастую кардинально противоположные взгляды на будущее страны. Когда временному правительству представили проект Конституции, разработанный Конституционным совещанием,  противоречия обострились. Двое членов ВП Азимбек Бекназаров и Эльмира Ибраимова предлагали декретом вернуться к Конституции 1993 года. По их мнению, она была наиболее удачной в истории страны. Но в этом варианте Основного закона не была предусмотрена частная собственность на землю, которая действует со времен референдума октября 1998 года. Кроме того, в Конституции 1993 года не были разделены полномочия двух палат парламента. Член временного правительства, и.о. министра обороны Исмаил Исаков настаивал на том, что Киргизии нужна президентская форма правления.

Все эти споры грозили завести конституционную реформу в тупик. Поэтому основной идеолог изменений Омурбек Текебаев предложил своим коллегам по правительству ход с избранием Розы Отунбаевой президентом на переходный период. Таким образом, все члены временного правительства лишались возможности в ближайшее время баллотироваться в президенты и, следовательно, бороться за то, чтобы в новой Конституции за главой государства все-таки оставили хоть какие-то весомые полномочия. А значит, у Киргизии появился реальный шанс стать парламентской республикой. Кроме того, президент на переходный период становился своего рода проводником и гарантией осуществления конституционной реформы в полном объеме.

- В данном случае Роза Отунбаева является не каким-то конкретным человеком, а механизмом, гарантирующим полноту реформы, - прокомментировал решение временного правительства вице-премьер Омурбек Текебаев. – После вступления в силу новой Конституции планируется полная замена всего судебного корпуса, руководителей и состава органов местного самоуправления, создание нового парламента с новыми принципами работы. В процессе такой масштабной реформы неизбежны конфликты. И Розе Отунбаевой предстоит осуществить эту коренную реформу. Кроме того, если бы мы не сделали этого, то сразу после референдума страна могла бы оказаться во властном вакууме. Во-первых, после объявления выборов в парламент все члены Временного правительства, желающие баллотироваться, должны уйти со своих постов. Претендовать на депутатство будут практически все мои коллеги по ВП. И Отунбаева, если она имела виды на депутатское кресло, тоже должна была уйти. Кто бы тогда управлял государством?
Но даже если бы Отунбаева баллотировалась в депутаты и оставалась бы у власти, аналогичная ситуация могла бы случиться на следующий день после парламентских выборов. Тогда Отунбаева уже не была бы главой временного правительства, но еще и не стала бы депутатом. При этом, она не была бы беспристрастна. И в неизбежных послевыборных конфликтов поддерживала бы свою партию. А в нынешних исторических условиях такая политическая предвзятость потенциально опасна для стабильности в Киргизии. Имея же статус президента на переходный период, Отунбаева будет контролировать ситуацию после выборов до того момента, пока новый парламент не приступит к своим обязанностям.
После референдума Отунбаева стала первой полноправной женщиной-главой государства в Центральной Азии. И это, безусловно, вершина ее политической карьеры, потому что, скорее всего, она бы не смогла стать главой государства путем всенародных выборов. Таково уж отношение к женщинам в стране. Теперь же Отунбаевой предстоит осуществить первый в истории независимой Киргизии мирный переход власти от одного президента к другому. Во всяком случае, все на это надеются.

Время для ноу-хау
Чтобы провести проект Конституции через референдум, временное правительство основательно подкорректировало закон «О референдуме». Своим декретами оно фактически упразднило порог явки. И если бы в день голосования пришли только сами члены временного правительства с членами своих семей, он был бы признан состоявшимся. Серьезные изменения пришлось вносить после событий на юге страны. Закон запрещает проведение референдума в условиях чрезвычайного положения на всей территории страны или ее части. Это положение было значительно смягчено. А чтобы обеспечить возможность проголосовать беженцам, оставшимся без документов, Временное правительство своим декретом разрешило принимать участие без паспорта и других документов, удостоверяющих личность, но при условии, что как минимум двое членов участковой комиссии подтвердят, что беженцы действительно живут в Киргизии.

- Как правило, у нас все знают друг друга. Так что мы таким образом даем беженцам право осуществить свое законное право – голосовать, - пояснил эту норму Омурбек Текебаев в эфире одной из телепередач на государственном телеканале.
Другой декрет Временного правительства вызвал немало споров и сомнений. Каждый гражданин Киргизии получил право голосовать не по месту своей прописки, а по месту своего фактического нахождения. Киргизия имеет богатую практику проведения референдумов и выборов. Их итоги всегда вызывали сомнения. Потому как зачастую фальсифицировались. Выборное законодательство страны от раза к разу усложнялось. До нынешнего референдума считалось, что прописка является гарантией, что один и тот же человек не будет голосовать на разных участках. В просторечии этот метод называют «каруселью». На последних президентских выборах 2009 года «карусели» использовались с размахом на большом организационном уровне. Группы людей ездили от участка к участку на автобусах и голосовали… Поэтому прописка, как показала практика Киргизии никак не препятствует фальсификации итогов народных волеизъявлений. Зато довольно большое количество внутренних мигрантов десятилетиями не могло проголосовать в Бишкеке, потому что не имело прописки в столице.
- Мы имеем массу примеров, когда внутренние мигранты смогли впервые проголосовать, что, отчасти, и дало такую высокую явку 27 июня, - отмечает руководитель Ассоциации «Таза Шайлоо» («Чистые выборы») Айнура Усупбекова.
А явка была действительно высокой.  Все, кто готовили референдум, рассчитывали на то, что к урнам придет в лучшем случае 30 % избирателей. Оказалось  - в два раза больше. И ноу-хау этого референдума уже кажутся привлекательными в преддверии парламентских выборов.

Конституция- это стабильность

В Киргизии мало кто читал проект Конституции, хотя он и был издан гигантским тиражом. Суть конституционной реформы пытались донести до каждого. Впервые в истории независимой Киргизии проект Конституции был переведен на узбекский язык, чтобы вовлечь в процесс это меньшинство. Специально для слабовидящих была записана аудиоверсия Конституции, сделаны специальные театральные постановки, в доступной форме разъясняющие положения проекта Основного закона. Сторонники временного правительства боролись за симпатии всех групп. Но, все понимают, не это стало определяющим. Граждане Киргизии устали от хаоса и страха. И 27 июня большинство голосовало за то, чтобы все это, наконец-то, закончилось.

- Никто из моих знакомых, сходивших на голосование, не сказал ни слова о Конституции, о парламентской республике, о временном правительстве... Люди пошли потому, что решили - может быть, это даст хоть какую-то стабильность, - поделилась своими впечатлениями от референдума ошская журналистка Алла Пятибратова. - По большому счету, им все равно, кто во власти, лишь бы было спокойно. А что такое парламентская республика, простые люди не понимают и вообще об этом не говорят. Временное правительство активно использовало девиз «новая Конституция = стабильность». Однако, это, скорее, манипуляция общественным сознанием. Для всех очевидно, что до стабильности в Киргизии довольно далеко.
- Противодействовать проведению референдума никто не будет. Партии готовятся к выборам. Тратить свои силы и ресурсы на борьбу с референдумом и его итогами они не будут, - с долей большой уверенности утверждал Омурбек Текебаев накануне референдума. И оказался прав.

Короткая передышка
Сейчас Киргизия получила короткую передышку перед более серьезным испытанием – парламентскими выборами, которые должны состояться до конца года. По подсчетам Омурбека Текебаева, они станут самыми дорогими в истории страны – на предвыборные баталии партии потратят как минимум $50 млн.
 В 2007 году, когда проводились предыдущие парламентские выборы, фактическую победу одержала оппозиционная Курманбеку Бакиеву партия «Ата-Мекен» во главе с самим Текебаевым. Манипулируя законодательством, Бакиев не допустил «Ата-Мекен» в парламент. Сама же партия не смогла отстоять свою победу, так как на следующий день после выборов у нее просто не было денег. В нынешнем году все партии учитывают этот опыт – и отложить часть средств в заначку. Но поскольку по стране гуляет слишком много оружия, да и крупные партии имеют фактически военизированные крылья, то есть опасение, что борьба за победу будет вестись не только с помощью слов и денег, но и пуль.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.