Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Призрак парламента

05.07.2010 | Новиков Константин | № 23 от 05 июля 2010 года

Какие проблемы интересовали думских депутатов в прошедшем политическом сезоне

164-11-01.jpg

9 июля — последнее пленарное заседание весенней сессии Государственной думы. За шесть месяцев работы парламентарии приняли почти 1200 решений — законов, постановлений, заявлений и т.п. Что изменилось в жизни государства в связи с их принятием и что более всего интересовало думских депутатов — выяснял The New Times

Президент Дмитрий Медведев, встречаясь 29 июня с лидерами парламентских фракций и подводя предварительные итоги весенней сессии, заметил с неудовольствием, что ситуацию, когда большая часть депутатов прогуливает пленарные заседания, надо как-то исправлять. Спикер Госдумы Борис Грызлов справедливо рассудил: президентская критика заслуживает не только принятия мер, но и поиска каких-то оправданий. И через день нашел их.
Как подсчитал спикер, эта сессия будет рекордной: по предварительным оценкам, до ее окончания Дума должна принять около 200 законопроектов — «прежде это была годовая норма». Так что, по словам Грызлова, «депутаты работают очень эффективно и конструктивно». Президент выразил сомнение в такой эффективности и предложил депутатам подумать: может, продлить сессию на неделю? Парламентарии обещали доказать, что справятся в срок.

Рекордная статистика

За весеннюю сессию в Госдуму был внесен 531 законопроект. Из них Совет Думы принял к рассмотрению 476. Всего думцы, с учетом недовыполненного задания осенней сессии, рассмотрели 480 законопроектов. В первом чтении — более 100 законов, во втором — до финального аккорда этой недели — всего 6. В третьем чтении, если верить обещанию Грызлова, должно быть принято 200 законов.
Президент внес в Думу всего 41 законопроект, из них в третьем чтении принято 22. Правительство проявляло законодательную инициативу более энергично: из Белого дома на Охотный Ряд поступило 88 законопроектов, принято пока только 15. Надо отметить, что документы, поступавшие от президента и правительства, Думой ни разу не отклонялись. А вот Совет Федерации внес в нижнюю палату всего четыре законопроекта, но один из них был отклонен.
По мнению вице-спикера Думы от КПРФ Ивана Мельникова, активность Госдумы — «категория во многом фантомная, хотя оборот документов огромный. Все законопроекты и поправки оппозиции, инициативы регионов в ситуации монополизма партии власти заранее обречены». Коллегу-депутата поддерживает и зампред Комитета по безопасности эсер Геннадий Гудков. «Политика «Единой России» — это консервирование ситуации, — заявил Гудков The New Times. — В Думе обсуждаются в основном третьестепенные вопросы и обходятся вопросы сложные. В большинстве случаев мы принимаем законы поспешно, в угоду правительству и сиюминутным эффектам. Да, по числу принятых законов наш парламент занимает одно из первых мест в мире. Но плохая работа над ними приводит к тому, что Дума занимается в основном поправками». Как заявил The New Times зампред Комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Виктор Илюхин, парламент вообще работает как придаток исполнительной власти, и недовольство Медведева депутатами-прогульщиками нелогично. «Не ходят, потому что все решено в правительстве или в Кремле, — убежден Илюхин. — «Единая Россия» не имеет своей позиции, она превратила Федеральное собрание в путинский придаток. Я им говорю: ребята, выведите ваши кнопки на одну в Кремле, пусть там оператор нажимает. Какой смысл ходить в парламент?»

Все для людей

Тем не менее можно выделить несколько действительно важных и заметных решений, принятых Госдумой. Так по инициативе президента был рассмотрен и принят блок законов, отменяющих арест предпринимателей, подозреваемых в совершении экономических преступлений. Для смягчения государственного давления на бизнесменов внесены поправки в закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении госконтроля (надзора) и муниципального контроля»: теперь внеплановая выездная проверка юрлица или ИП должна согласовываться с прокуратурой. Не забыли парламентарии и о гражданах: для защиты заемщиков приняты изменения в закон «О банках и банковской деятельности», запрещающие кредиторам в одностороннем порядке повышать ставку по кредитам, менять сроки возвращения денег и размеры комиссионных.
164-11-02.jpgДискуссию в обществе и среди экспертов вызвало принятие закона «Об обращении лекарственных средств». По версии главы Минздравсоцразвития Татьяны Голиковой, он «опрозрачивает процедуру регистрации лекарственных средств по всем этапам» и вводит госрегулирование цен на жизненно важные лекарства. Глава Росздравнадзора, клинический фармаколог профессор Николай Юргель высказал собственную версию: этот закон спровоцирует небывалую коррупцию в Минздраве. Сразу же после этого высказывания был уволен с госслужбы.
Но завершение весенней сессии предоставило общественности более чувствительные поводы для критики законодателей. В начале июня парламентарии приняли в первом чтении поправки в Закон о ФСБ и Кодекс об административных правонарушениях, которые устанавливают ответственность за неподчинение устным требованиям чекистов и готовят почву для возможного введения уголовного наказания за неисполнение их письменных распоряжений (The New Times писал об этом в  № 21 от 21 июня 2010 года ). Несмотря на возражения парламентского меньшинства, до конца сессии эти поправки могут пройти второе чтение. А 23 июня правительство внесло в Думу проект поправок в закон «О государственной тайне». Наконец, Минсвязи, которое еще с апреля готовит изменения в закон «Об информации, информатизации и защите информации», в ближайшее время может передать их на согласование в правовой комитет правительства, чтобы в осеннюю сессию поправки были рассмотрены в Думе.
 

Ребята, выведите ваши кнопки 
на одну в Кремле, пусть там оператор 
нажимает. Какой смысл ходить в парламент?    


 
Эти законодательные инициативы объединяет одно: они направлены на бесконтрольное и неоправданное расширение полномочий ФСБ и других силовых ведомств, а также на сокращение и без того призрачной свободы СМИ и установление жесткого контроля над интернетом. Назвать эту законодательную активность «фантомной» не решится, наверное, уже никто из оппозиционных парламентариев — ведь в этой ситуации Дума выступает фактически в качестве юротдела ФСБ.

Секретить все

В пояснительной записке к проекту поправок в закон «О гостайне» отмечается: правительство обеспокоено «необоснованным засекречиванием материалов», связанных с террористической активностью, что «влечет за собой ослабление защищенности государства». Авторы законопроекта предлагают секретить материалы обоснованно. По их мнению, гос­тайной следует считать информацию «о защищенности критически важных и потенциально опасных объектов инфраструктуры РФ от террористических и диверсионных актов», «о формах, методах и условиях организации и планирования террористической деятельности», сведения о финансировании антитеррористических мероприятий. Информация о результатах финмониторинга в отношении организаций и физических лиц, подозреваемых в причастности к терроризму и экстремизму, тоже уходит «под гриф».
Таким образом, публичное обсуждение с силовиками степени защищенности важных объектов инфраструктуры РФ становится невозможным. И разглашение сотрудниками компетентных органов любой информации о теракте (кроме того, что он был), оказывается противозаконным. А критерии, по которым та или иная организация, тот или иной человек объявляются причастными к терроризму и экстремизму, выводятся из поля зрения общества.
«Это делается для того, чтобы было невозможно проверить, насколько обоснованно отнесение той или иной организации к финансированию экстремистской деятельности, — уверен адвокат Дмитрий Аграновский. — Чем хороша гостайна — она обеспечивает абсолютное отсутствие общественного контроля». По мнению экспертов, схема проста: неугодную организацию (человека) обвиняют в пособничестве экстремистам, но основное доказательство замалчивают, потому что оно относится к категории государственной тайны...

Сеть в капкане

В апреле под эгидой Минсвязи была создана межведомственная рабочая группа по подготовке проекта закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам регулирования отношений при использовании сети Интернет». В нее вошли представители Минсвязи, Минкульта, Минюста, МВД, ФСБ, Росохранкультуры и сотрудники компаний отрасли. Первое же предложение рабочей группы: ввести механизмы проверки личности человека, регистрирующего домен, чтобы в Рунете не было анонимных хозяев сайтов. Далее: предлагается закрывать домены «на основании мотивированного решения» руководителей правоохранительных органов. Следующее предложение: признать и закрепить в законодательстве признание того, что размещенная в интернете информация по умолчанию носит публичный характер. И все, что размещено в сети, может быть приравнено к публикации в СМИ.
Эта мера только усиливает уже вступившие в силу законы, ограничивающие свободу слова. 15 июня пленум Верховного суда принял в окончательной редакции постановление о практике применения Закона о СМИ. Теперь интернет-СМИ могут привлекаться к ответственности за содержание читательских комментариев. Если ресурс допускает экстремистские высказывания на форуме, Роскомнадзор вправе потребовать убрать их в течение суток. Если руководство СМИ не успевает этого сделать, ему выносят предупреждение. После второго за 12 месяцев предупреждения регулятор вправе обратиться в суд с иском о закрытии ресурса за злоупотребление свободой массовой информации.
«Это четкое свидетельство: госсистема делает ставку на жесткий контроль неконтролируемого, — комментирует законодательные инициативы правительства депутат Госдумы 4-го созыва, офицер КГБ в отставке Анатолий Ермолин. — Вместо того чтобы создавать конкурентную среду, власть пытается ставить ограничители, барьеры перед людьми с другой точкой зрения. Мы становимся закрытой системой, возвращаемся в тупик, к энтропии и стагнации».


Решение пленума ВС — в жизнь 
21 июня Роскомнадзор отправил редактору сайта «Агентство политических новостей» по электронной поч­те письмо с требованием убрать комментарий к статье «Останкинский суд закрыл газету «К барьеру!», в котором содержался призыв к убийству судей. Сутки спустя комментарий не был убран, и АПН.ру получил предупреждение. 24 июня регулятор вынес предупреждение газете «Ведомости» за статью Майи Кучерской «Вечные ценнос­ти. Провал коммуникации» (опубликована 09.04.2010 г.). «Основанием для вынесения предупреждения стало экспертное заключение, согласно которому в статье содержатся высказывания, которые публично оправдывают террористическую деятельность», — говорится в сообщении Роскомнадзора. Редакции обоих СМИ намерены обжаловать предупреждения.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.