Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Приоритетная версия

07.07.2010 | Светова Зоя | № 23 от 05 июля 2010 года

Убийство Натальи Эстемировой пытаются свалить на боевиков

164-20-01.jpg

15 июля исполнится ровно год, как убили Наталью Эстемирову — известную правозащитницу, сотрудницу грозненского отделения Правозащитного центра «Мемориал». По информации The New Times, следствие активно разрабатывает версию о причастности к этому преступлению боевика, погибшего в ходе спецоперации восемь месяцев назад. Кто стоял за ним? Обвинение пока никому так и не предъявлено. Подробности выяснял The New Times

«У нас тут прямо какой-то вал преступлений идет... Сотрудники силовых структур взяли двух парней, еще двух ребят из села привезли и при этих четверых расстреляли Ризвана Альбекова. И сказали, что этот человек помогал боевикам и так будет с каждым. А его сын Азиз до сих пор неизвестно где. Людям сказали: говорите, мол, что Альбеков умер от сердечного приступа...» — это отрывок из последнего интервью Натальи Эстемировой, которое она дала вечером 14 июля 2009 года корреспонденту «Кавказского узла». По мнению  друзей Эстемировой, информация именно об этом преступлении могла стоить ей жизни.

Чисто чеченское убийство

15 июля 2009 года в половине восьмого утра Наталья вышла из своего дома на улице Богдана Хмельницкого и собиралась на маршрутном такси ехать на работу. Но в офисе грозненского «Мемориала» она так и не появилась, и в середине дня ее коллеги забили тревогу. В последнее время Эстемирова оставалась единственным источником информации о похищениях людей в Чечне, и было известно, что местные власти недовольны ее активностью (см. справку на полях стр. 21). Друзья и коллеги оберегали ее, не оставляли одну, но в это утро она отправилась на работу без сопровождения. Не дождавшись Натальи в офисе, сотрудники «Мемориала» поехали к ней домой на улицу Богдана Хмельницкого и нашли свидетелей, которые видели, как неизвестные люди силой затолкали правозащитницу в белую «семерку». Наталья успела крикнуть, что ее похищают. Номер машины очевидцы не записали и в милицию сообщать не спешили. Через несколько часов тело Эстемировой с пятью огнестрельными ранениями было найдено в окрестностях села Гази-Юрт в Рес­публике Ингушетия. Расследованием этого жестокого преступления, которое вызвало шок и возмущение не только в Чечне и России, но и во всем мире, занялись следователи Главного следственного управления СК при прокуратуре РФ по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам. Глава Правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов уже в день убийства возложил политическую ответственность за смерть своей коллеги на главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Российский президент Дмитрий Медведев оперативно отреагировал на обвинения Орлова и назвал версию о причастности чеченского руководства к смерти правозащитницы «примитивной и неприемлемой для власти». 

164-20-02.jpg
Наталья Эстемирова с друзьями в Итум-Калинском районе Чечни. Осень 2007 г.

Направление и задачи будущего расследования таким образом были определены. Но поначалу следователи все же рассматривали все возможные версии. По информации The New Times, была даже версия об убийстве из корыстных соображений: следователи интересовались, не получала ли Эстемирова грантов от зарубежных фондов. Сыщики внимательно изучали последние дела, которыми занималась правозащитница. Среди них самым острым, вызвавшим недовольство рес­публиканской власти, было дело о публичной казни Ризвана Альбекова сотрудниками Курчалоевского РОВД (см. справку на полях стр. 22). По информации источника The New Times в МВД республики, следствию не удалось добиться эксгумации тела Ризвана Альбекова, чтобы проверить версию Эстемировой о его казни и заодно узнать: если Альбеков был убит, а не умер от сердечного приступа, то из какого оружия он был убит?

Найти обвиняемого

Ближе к концу 2009 года приоритетной стала версия о причастности к убийству Эстемировой боевиков.
По информации источников The New Times, близких к расследованию, в начале 2010 года появился и подозреваемый. Им стал 25-летний Алхазур Башаев, который еще весной 2009 года примкнул к незаконному вооруженному формированию (НВФ) под руководством известного полевого командира Ислама Успахаджиева. Сыщики нашли в поселке Шалажи схрон: в нем хранилось оружие, в частности, пистолет, из которого была застрелена Эстемирова. Вместе с оружием были найдены некие документы, которые подтверждали, что схроном пользовался именно Башаев. Возможно, поэтому следствие пришло к выводу, что убийство правозащитницы было совершено именно им. Мотив? Сыщики сформулировали его так: боевики хотели дискредитировать действующую в республике власть и показать ее неспособность контролировать криминогенную ситуацию.
Как выяснили следователи, убийцы Эстемировой беспрепятственно проезжали через блокпосты, пользуясь поддельным удостоверением сотрудника правоохранительных органов. Кроме того, в материалах ПЦ «Мемориал», сыщики нашли сообщение от 7 мая 2009 года. В нем говорилось, что Алхазур Башаев вербовал молодежь в отряды боевиков. Так у следствия появился еще один мотив: боевик Башаев мог мстить Эстемировой за то, что она собирала сведения о нем. Правда, сообщение «Мемориала» от 7 мая 2009 года не подписано, и неизвестно — кто именно из мемориальцев опрашивал жителей села Шалажи и собирал информацию о Башаеве.
Дело было за малым: найти самого обвиняемого. Но с этим вышла неувязка. Оказалось, что 13 ноября 2009 года, в Ачхой-Мартановском районе Чечни была проведена масштабная спецоперация, в ходе которой убили 20 боевиков. Агентство «Интерфакс» цитировало тогда заявление президента Чечни Рамзана Кадырова: «Тела троих боевиков опознаны. Это ближайший соратник Умарова Ислам Успахаджиев, Рустам Акуев и Алхазур Башаев».
Впрочем, старший следователь по особо важным делам Главного следственного управления СК при прокуратуре РФ по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам Игорь Соболь не уверен, что один из трех убитых 13 ноября боевиков — действительно Башаев. «Неизвестно же, жив он или нет, — заявил Игорь Соболь The New Times. — Никто не проводил опознание его трупа. Надо проводить экспертизу, брать ДНК у близких родственников подозреваемого, а родственники живут во Франции. Надо устанавливать их адреса. Следствие продлено до 15 октября».
Друзья и коллеги Натальи Эстемировой говорили The New Times, что никогда не слышали от нее об угрозах со стороны боевиков. «Зачем боевикам убивать человека, который защищал права мирных жителей?» — удивляется Светлана Ганнушкина.
«Версия о причастности боевиков к убийству имеет право на существование, как и любая другая, — говорит координатор сводных мобильных групп в Чеченской Республике Игорь Каляпин.* * С ноября 2009 года в Чечне работают группы правозащитников из других регионов. В том числе те, кто занимается «милицейским беспределом», как Игорь Каляпин из «Нижегородского комитета против пыток».  — Проблема в другом: мы прекрасно видим и знаем, как ведется в республике работа по расследованию подобных дел. Поэтому есть очень большие опасения, что другие, более вероятные версии о том, что Эстемирова все-таки была убита какими-то представителями силовых структур, недостаточно тщательно изучались и проверялись. Мы с самого начала боялись, что подозреваемыми в убийстве Натальи окажутся некие люди, которые уже погибли. А ведь это законное основание для прекращения уголовного дела».

«К. против О.» Дубль два

Сотрудники ПЦ «Мемориал» пока воздерживаются от комментариев по поводу расследования убийства Эстемировой. Глава ПЦ «Мемориал» Олег Орлов готовится к судебному процессу — глава Чечни Рамзан Кадыров обвинил его в клевете: его оскорбило высказывание правозащитника о политической ответственности чеченского руководства за смерть Эстемировой. Сначала Кадыров решил судиться в гражданском порядке и подал иск о защите чести и достоинства (The New Times писал об этом в № 36 от 12 октября 2009 года). А уже потом обратился с заявлением в ГУВД Москвы — о возбуждении уголовного дела по факту клеветы.* * 6 октября 2009 года Тверской суд г. Москвы вынес решение частично удовлетворить требования истца в гражданском деле, а именно: опровергнуть сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию Кадырова, а также выплатить 70 тыс. рублей в качестве компенсации морального ущерба.
Но 9 февраля 2010-го стало известно, что по просьбе мамы Рамзан Кадыров решил отозвать иски и прекратить любые действия по возбуждению уголовных дел в отношении Орлова и группы журналистов.

Ослушался маму?

Тем не менее через несколько месяцев ситуация вновь изменилась. 6 июля 2010 года Олег Орлов должен явиться к следователю, который собирается предъявить ему обвинение по делу о клевете.
«Юридические советники Кадырова его сильно подвели, — объяснил The New Times адвокат Генри Резник. — Согласно УПК, если заявление о клевете подано, то его отзыв потерпевшим не может служить основанием для отказа в возбуждении уголовного дела. Его можно было бы прекратить по двум основаниям. Первое: за примирением сторон, но на это Олег Орлов пойти не может, он не признает себя виновным. Второе: следователь может прекратить дело за отсутствием состава преступления. Для этого есть все основания».
Адвокат Резник говорит, что если дело дойдет до суда, президенту Чечни придется участвовать в процессе, несмотря на ранее высказанное им нежелание судиться с Орловым. У адвоката Кадырова — Андрея Красненкова другое мнение: «Несколько дней назад президент Чечни был опрошен в Грозном по инициативе Следственного управления ЦАО Москвы, — рассказал The New Times Красненков. — Он подтвердил в полном объеме свои требования. Что же касается дела об убийстве Эстемировой, то мне известно, что там есть подозреваемые. И это прямо подтверждает нашу правоту».
Окончательно правота Рамзана Кадырова и его адвоката будет подтверждена после того, как будет доказано: Наталью Эстемирову убили боевики, которые уже ничего никому не смогут сказать — их ликвидировали в ходе спецопераций. Дело об убийстве правозащитницы будет закрыто, а репутация чеченской власти останется как будто бы незапятнанной. Следствие уже прикладывает для этого все усилия.


«10 июля руководитель грозненской приемной «Мемориала» Шахман Акбулатов был приглашен уполномоченным по правам человека в ЧР Нурди Нухажиевым. Нурди Нухажиев говорил, что Наташа позволяет себе выступать в прессе, спрашивал, требуется ли ей разрешение для того, чтобы давать интервью. Шахман ответил: нет, не требуется. В словах Нухажиева прозвучали, может быть, предупреждение и угроза одновременно. Он сказал: «Вам нужно изменить ваши методы работы, чтобы не случилось непоправимое...» После этого Нухажиев пригласил корреспондента, который снял как будто бы его встречу с представителем правозащитных организаций в лице Шахмана Акбулатова. Тон, которым он разговаривал с Шахманом под запись, уже был другим — поучающим. Я полагаю, что это было сделано, чтобы отчитаться перед Рамзаном Кадыровым, поскольку мы предполагаем, можно даже сказать, нам известно, что Рамзан Кадыров вызывал Нурди по информации о прошедшей публичной казни и делал ему замечание... Кроме того, Нурди Нухажиев на самом деле еще и высказался по поводу наших неправильных методов работы...» (25. 09. 2009 г. Показания главы Комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной в Тверском суде на процессе по иску Рамзана Кадырова о защите чести и достоинства к Олегу Орлову.)

21 июля, через несколько дней после убийства Натальи Эстемировой, в Гудермесе появился Азиз Альбеков, похищенный 7 июля вместе с отцом. Он сообщил, что ему ничего не известно о пуб­личной казни отца, а сам он из-за угроз боевиков скрывался в заброшенном доме. Правозащитники же связывали «возвращение» Азиза с тем, что Эстемирова предала гласности его похищение. Но вскоре Азиз бесследно исчез.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.