Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#— 1 —

Волен умереть

28.06.2010 | № 22 от 28 июня 2010 года

Симоновский суд Москвы закрыл уголовное дело в отношении бывшего вице-президента компании ЮКОС юриста Василия Алексаняна
01-1a.jpg Его обвиняли в хищении акций и имущества «Томскнефти» и Восточной нефтяной компании на сумму 8 млрд рублей. Но за истечением срока давности — такова официальная формулировка — дело прекращено. 
В следственном изоляторе «Матросская Тишина» Алексанян провел 32 месяца. Все это время защита требовала отпустить подозреваемого из-под стражи по состоянию здоровья: Алексанян болен раком и СПИДом, он практически ослеп. Европейский суд по правам человека в Страсбурге трижды выносил Российской Федерации предписание о необходимости оказания ему медицинской помощи — переводе в больницу. Потом в больницу его все-таки перевели и держали пристегнутым наручниками к койке. И лишь в декабре 2008 года бывшего вице-президента ЮКОСа все же отпустили под домашний арест и залог 50 млн рублей. Дальше защита требовала прекращения уголовного дела на основании того, что подозреваемый умирает. И вот 25 июня Симоновский районный суд города Москвы вынес решение о прекращении уголовного преследования. Алексанян боялся ехать на это заседание в суд — опасался, что его вновь отправят за решетку. Не отправили, теперь он волен умереть на свободе. По информации The New Times, он намерен в ближайшее время уехать на лечение в Лондон: а вдруг? По мнению адвоката Алексаняна Геворга Дангяна, решение Симоновского суда вряд ли как-то скажется на судьбе других фигурантов «дела ЮКОСа».

***
Так сошлось на прошлой неделе, что и разрешение дела Алексаняна, и процесс по делу организаторов выставки «Запретное искусство–2006», и вызов в прокуратуру художницы Лены Хейдиз, и новые подробности расследования гибели юрис­та Сергея Магнитского, и наконец, сенсационные показания высоких чиновников в Хамовническом суде на процессе Ходорковского и Лебедева — все это совпало, и этот номер The New Times оказался в большей своей части посвящен судебной системе страны. А состояние этой системы впрямую связано с тем, что с первого процесса над Ходорковским навсегда вошло в современную историю страны как «басманное правосудие». Даже если оно отправляется в судах других городов или районов столицы.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.