Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Дети капитана Гранта

29.06.2010 | Барбан Ефим | № 22 от 28 июня 2010 года

Эксперт Центра военных исследований при Университете Глазго — The New Times

28 июня исполнилось ровно 5 месяцев с момента проведения Лондонской конференции по Афганистану, утвердившей новую стратегию сил коалиции. Один из ключевых аспектов документа — интеграция умеренных талибов в мирный процесс. Между тем накал боевых действий в Афганистане не спадает, а тут еще на июль запланирован вывод из страны первой партии американских войск. У профессора Алекса Маршалла, сотрудника Центра военных исследований при Университете Глазго (Шотландия), нет сомнений: новая стратегия пробуксовывает, так как «ей с самого начала не хватало реалистичности». Свою позицию эксперт изложил в интервью The New Times

42-1a.jpg
Алекс Маршалл — родился в 1967 г. 
Профессор Университета Глазго 
(Шотландия), специалист по вопросам
 российской (советской) военной 
истории и политики, а также 
истории Кавказа, Центральной Азии 
и Афганистана. Автор 
многочисленных публикаций 
на эту тему.
На политиков в Вашингтоне и Лондоне огромное впечатление произвел подготовленный в 2009 году служебный меморандум офицера спецназа армии США капитана Джима Гранта — «Стратегия для успеха в Афганистане» (One Tribe at a Time: A Strategy fоr Success in Afghanistan). Суть меморандума: в Афганистане воюет вовсе не «Талибан», а ополчение провинций, сопротивление там носит локальный характер и, по существу, в нем участвуют лишь местные племена. Из этого делается вывод: в случае их привлечения к управлению страной проблема талибов в Афганистане в течение года-полутора исчезнет. Увы, такой анализ лишь частично отражает афганскую реальность. Во-первых, «Талибан» не является чисто афганским движением, в нем много иностранцев, хотя многие его члены воюют, исходя из интересов афганских племен. Во-вторых, в Афганистане существует широкое неприятие иностранного присутствия и коррумпированного кабульского правительства. Сколько денег ни закачай в талибов — это неприятие не испарится. Пока лидеры «Талибана» не проявили никаких признаков согласия на переговоры.

Как вы думаете — почему?
«Талибан» в огромной мере подпитывается выпускниками мусульманских медресе в Пакистане. Это фанатичные фундаменталисты, их мало волнуют нужды афганского населения, на ублаготворении которого строится новая стратегия в Афганистане. Никакое умиротворение этой страны невозможно без жесткого контроля афгано-пакистанской границы.

Будет ли в таком случае вообще работать новая стратегия?
Ее авторы предлагают вначале вытеснить «Талибан» из отдельных регионов с последующим немедленным вводом туда афганской армии и созданием правительственной администрации. Затем с помощью крупных инвестиций создать здесь привлекательные для остального населения анклавы с более высоким уровнем жизни. Стратегия построена на представлении, что материальные, а вовсе не религиозные и идеологические причины питают афганское сопротивление. Лично мне такой подход — переманивания талибов на сторону правительства за деньги — кажется крайне опасным. Получается, что новая стратегия строится на идее коррупции. Но ведь смотрите — деньги пока не сработали. Не удивлюсь, если огромные суммы будут растрачены в течение года-полутора без какого-либо значительного долгосрочного эффекта.

Как в таком случае вообще может быть решена афганская проблема?
Только с помощью консолидированных усилий его соседей и государств региона — Китая, Ирана, Индии, Пакистана и России. Огромное значение для умиротворения страны имело бы принятие силами НАТО четкого графика вывода своих войск. Неопределенность в этом отношении играет на руку «Талибану».  

42-2a.jpg
Афганские дехкане в округе Пандшвал, южная провинция Кандагар

Какую роль могла бы здесь сыграть Россия?
Это очень деликатная проблема — ведь афганцы не забыли годы советской оккупации. В то же время СССР инвестировал значительные средства в экономику Афганистана. Причем не только в 80-е годы — он начал это делать еще в 50-е. Транспортная инфраструктура, аэропорты, электростанции, предприятия горнодобывающей промышленности — все это было построено советскими инженерами. К тому же у русских есть многовековой опыт сосуществования с азиатскими народами в их собственной стране. Если Россия не решится реализовать все эти преимущества, ее место займут в первую очередь китайцы. Серьезные инвестиции в Афганистан, причем уже сейчас, направляет и Индия, прежде всего в сфере дорожного строительства.

Москва предлагала Кабулу реконструировать предприятия, построенные здесь во времена СССР, но получила отказ...
Москва думала сделать это не безвозмездно, а на коммерческой основе: платить по счетам должны были международные организации. Афганцы не решились с ходу сказать «да». Российская идея, кстати, обсуждалась в ходе одной из прошлогодних встреч президентов Обамы и Медведева, но только в общих чертах: ясно, что вначале нужны отдельные переговоры на уровне экспертов. Здесь многое будет зависеть от состояния российско-американских отношений — ведь финансирование афганской модернизации в основном ложится на плечи США.


28 января 2010 года на Лондонской конференции по Афганистану утверждена новая стратегия международных сил в этой стране. Ее основой стал предложенный госсекретарем США Хиллари Клинтон план по передаче в течение ближайших полутора лет всех полномочий по обеспечению безопасности от сил коалиции — к афганской армии и местным силам безопасности. Другой важный пункт стратегии — доктрина национального примирения, предложенная президентом Афганистана Хамидом Карзаем. Она предусматривает переговорный процесс с умеренными представителями движения «Талибан» с целью привлечь их к управлению страной. В этих целях создан специальный фонд, средства которого пойдут на улучшение жизни населения в тех провинциях, где сильны позиции талибов. Конференция высказалась также за увеличение международной помощи афганскому руководству в его усилиях по искоренению коррупции и улучшению государственного управления. 


Андрей Серенко, ведущий эксперт российского Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА):

В руководстве «Талибана» сейчас происходит смена поколений. Основатели движения, включая муллу Омара, — люди уже не очень молодые и не очень здоровые. А новое поколение не готово сражаться за ценности прежнего, не получая ничего взамен. Оно уже хочет зарабатывать не только на войне и контрабанде наркотиков, но и на чем-то более стабильном и надежном. В этом смысле трудно переоценить недавнюю новость, что в афганской провинции Газни обнаружены крупные месторождения полезных ископаемых, в первую очередь лития — потенциальной суммарной стоимостью $1 трлн. То, что Афганистан богат сырьем, известно уже давно. Львиная доля залежей полезных ископаемых расположена вдоль афгано-пакистанской границы, той самой «линии Дюранда», вблизи которой в основном идут столкновения с талибами. Ходят слухи, что Пакистан, создавая свою атомную бомбу, использовал афганские урановые рудники — в период, когда весь Афганистан находился под талибами. Сейчас, скорее всего, концессию на разработку литиевых месторождений получат американские компании, но Хамид Карзай может объявить и тендер. Но в любом случае добыча сырья может стать экономической основой озвученной Карзаем в Лондоне концепции национального примирения. Ресурсы в обмен на безопасность — такова сегодня перспективная формула внутриафганского урегулирования. Появляется новый предмет торга и на региональном уровне: за судьбой литиевых месторождений уже начали внимательно следить Пакистан и Индия.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.