Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

Угадать и заработать

21.06.2010 | Барабанов Илья | № 21 от 21 июня 2010 года

Аналитики и везунчики могут неплохо заработать на тотализаторе

162-08-01.jpgТысячи людей во всем мире надеются, сделав удачную ставку, быстро разбогатеть. Насколько возможно предсказать итог спортивного матча и заработать на этом? Ответ The New Times искал у букмекеров и ученых


Управляющий букмекерской конторой Владимир давал интервью в перерыве между таймами матча Бразилия—Северная Корея. Чемпионат мира — золотое время для букмекерского бизнеса, число ставок возрастает в дни турнира в десятки раз. «Огромный интерес к мировому первенству обеспечивает нам неплохие прибыли», — улыбается Владимир. В зале спортбара непривычно тихо, люди за столами изучают таблицы коэффициентов, раздумывая над следующей ставкой, несколько человек переминаются у окошка, в котором симпатичная блондинка готова принять ставку у следующего игрока. К концу первой недели чемпионата, как сообщил президент Национальной ассоциации букмекеров Олег Журавский, каждый третий россиянин верил в итоговую победу Испании. 35% ставок сделано именно на такой исход мундиаля. Каждый пятый, то есть 20%, верит в Бразилию, по 5% приходится на Аргентину и Голландию. Самая крупная ставка на данный момент была сделана в Великобритании: £ 17 тыс. поставил один из болельщиков на то, что кубок возьмет Англия. Одна из крупнейших мировых букмекерских контор William Hill принимает на победу Англии ставки из расчета 1:14, букмекеры из Blue Square и Stan James — 1:8.

Оправданный риск?

Ставка на победу сборной Бразилии над корейцами перед матчем составляла 1,08 — это значит, что, поставив 1000 рублей, игрок получил бы на выходе 1080. «Слишком низкая ставка, слишком маленький выигрыш», — комментирует Владимир. Но многие начинающие игроки предпочитают ставить именно на исход: кто победит в данном конкретном матче. Если бы футбол был на 100% предсказуем, букмекеры быстро разорились, но любители легкого, пусть и небольшого заработка не могут застраховаться от неожиданной ничьей итальянцев с Парагваем или Англии с США, поражений главных фаворитов первенства испанцев — от Швейцарии или французов — от сборной Мексики.
Уверенные в успехе тех же бразильцев болельщики могут рискнуть, увеличив коэффициент: поставить на своих любимцев «с форой». Это означает, что пентакампеоны должны разгромить соперника с разницей в три и более мячей. Именно на такой исход их матча с Северной Кореей и поставили многие игроки, итог — тяжелая победа со счетом 2:1.* * Счастливчик, рискнувший поставить именно на этот итоговый счет, мог умножить свою ставку в 12 раз.
На каждый матч чемпионата мира букмекеры предлагают до 120 вариантов ставок. Попытаться заработать можно, угадав, на какой минуте будет забит первый гол в игре, ногой он будет забит или головой, сколько желтых карточек покажет судья игрокам, назначит ли рефери хоть один пенальти в матче. Одна из самых популярных ставок среди профессиональных игроков — на «тотал». Обычный «тотал» матча — 2,5. То есть будет ли в игре забито больше 2,5 голов или меньше. «Фирмы-производители используют все новые технологии, создавая все более неудобные для вратарей мячи, — рассказывает 33-летний Сергей, для которого тотализатор — главный источник дохода. — Цель — повысить результативность игр, сделать футбол более зрелищным. Но даже старт этого чемпионата показал, что фирмы вновь потерпели неудачу: лишь в пяти матчах из 18 команды забили три и более мячей. Чаще же всего за матч забивается один-два гола».

162-08-02.jpg
В первом же матче суровый урок испанцам преподнесли игроки сборной Швейцарии, забившие в ворота Икера Касильяса единственный гол в игре

Предугадать итог игры с вероятностью 100% невозможно, уверены как букмекеры, так и игроки, опрошенные The New Times. Ученые подтверждают этот тезис. «Исход футбольного матча наука предсказать не в состоянии, потому что во время игры действует огромное число случайных факторов, которые невозможно учесть заранее, — говорит профессор Российской экономической школы (РЭШ) Константин Сонин, — усталость игроков, травмы во время игры, ошибки судей, арбитров или вратаря». «Футбол — это момент, случай: рефери ошибся, форвард поскользнулся, мяч попал в штангу, вратарь отвел руку на инч (2,5 см) — и все прогнозы рушатся», — подтверждает известный футбольный журналист и автор «Футболономики» Саймон Купер в интервью The New Times. Так, букмекеры накануне матча английской сборной против американской, который состоялся 12 июня, отдавали предпочтение команде Великобритании. На 4-й минуте игры англичане уже вели в счете, но одна-единственная ошибка вратаря Роберта Грина, который не сумел зафиксировать мяч в руках после несложного удара Клинта Дэмпси, привела к ничейному результату. «Предсказать поведение одного, а тем более двадцати двух игроков — невыполнимая задача даже для политической статистики, умеющей определять исход президентских и парламентских выборов, — рассказывает зав­кафедрой высшей математики на факультете экономики ГУ-ВШЭ профессор Фуад Алескеров. — Как и в футболе, ученые не могут предсказать поведение одного человека, который может принять нелогичное или нерациональное для себя решение, переступив порог избирательного участка. Однако политическая наука, анализирующая поведение десятков тысяч людей, пришедших к избирательным урнам, делает достаточно верные прогнозы, потому что при большом числе наблюдений, фиксируемых в бюллетенях для голосования, случайности в поведении отдельных людей нивелируются».

Теория игр бессильна

Большинство игроков, делая ставку, полагается на собственную интуицию, ту самую случайность. Более или менее профессиональные игроки занимаются собственной аналитикой. 2–3 часа в день Сергей тратит на то, чтобы забить в таблицу последние результаты интересующих его чемпионатов: «На футбол я почти не ставлю: игры редки, деньги медленно оборачиваются. А если речь идет о мундиале, полагаться приходится исключительно на удачу: турнир слишком короткий, чтобы собрать достаточную статистику для аналитики». На протяжении нескольких лет он отслеживает матчи всех команд бейсбольной лиги США, баскетбольной НБА и хоккейной НХЛ, пытаясь отследить какие-то закономерности. В бейсбольной Major League Baseball играют 30 команд, и к середине турнира Сергей уже примерно представляет: заработает ли та или иная команда ран (очко) в первом иннинге (один из 9 отрезков игры) или нет. Без сбоев, естественно, и здесь не обходится: тогда игрок может начать играть «на догон». «Ты поставил на команду, а она проиграла. В следующем матче ты ставишь на нее же боїльшую сумму из расчета, что тебе надо покрыть проигрыш и остаться в плюсе, — расписывает Сергей. — Но команда может проиграть и два, и три, и четыре раза подряд. Однажды я таким образом 8 матчей «догонял» команду НХЛ «Флорида пантерз». Просел тогда примерно на полмиллиона рублей». Он вспоминает, как его знакомый бизнесмен, владелец мебельной фирмы, пытался на протяжении 13 матчей «догнать» попавшую в черную полосу бейсбольную команду «Хьюстон астрос» и в итоге потерял бизнес. «После этого я решил, что лучше в месяц сделать пять верных ставок по 50 тыс. рублей, чем играть ежедневно», — резюмирует Сергей.
 

Ирландская Рaddy Рower, открыто заявила 
в свое время, что боится работать с Россией 
из-за непрозрачности финансовой системы страны    


 
Специализирующиеся на футболе игроки стараются выбирать поддающиеся статистическому анализу критерии игры: например, делают ставки только на количество угловых в матче или на число показанных в нем желтых карточек. «Чтобы играть на карточках, надо анализировать не действия всей команды, а действия судьи, что проще, — объясняет зарабатывающий таким образом последние пять лет Игорь. — Каждый конкретный судья по-своему трактует правила, и если в одном матче он за конкретный фол свистнул, дал карточку, то, скорее всего, в следующем матче он не изменит трактовку правил». В этом плане игроки близки к математикам, пытавшимся в своих исследованиях предсказать число голов, которые будут забиты в клубных матчах, или число карточек, розданных судьям за игру, основываясь на результатах предыдущих игр. «С помощью математических методов мы можем предсказывать вероятность наступления того или иного события, например, возможно определить круг национальных сборных, имеющих наибольшие и наименьшие шансы пройти отборочный этап», — говорит Константин Сонин из РЭШ. Так, профессор статистики Калифорнийского университета в Беркли Дэвид Бриллинджер разработал математическую модель, которая описала на языке цифр и графиков «один из выдающихся в истории чемпионатов мира по футболу голов», забитый в ворота сборной Сербии и Черногории в 2006 году аргентинцами. Особенность гола состояла в том, что в течение полутора минут 8 аргентинских футболистов совершили 25 пасов, которые привели к результативному исходу сложной комбинации: «Используя компьютер и эту модель, мы можем учить футболистов стратегическому поведению, тактике и даже интуиции», — резюмирует автор модели в статье научного журнала, полностью посвященного математическому анализу спортивных соревнований.* * Brillinger D. 2007. A Potential Function Approach to the Flow of Play in Soccer. Journal of Quantitative Analysis in Sports. 3 (1): 1–19. Помимо математического моделирования, ученые используют аппарат теории игр, изу­чающей стратегическое поведение людей: «Теория игр позволяет предсказывать поведение футболистов и учить их стратегическому поведению в отдельных ситуациях, например, во время пенальти, — поясняет Константин Сонин. — В футболе не бывает равновесий в чистых стратегиях, то есть таких ситуаций, при которых обе стороны заведомо выигрывают от взаимодействия друг с другом: если футболист бьет по воротам, а голкипер не отбивает мяч, значит, одна сторона выигрывает, а другая — проигрывает». Результаты анализа почти 1900 удачно забитых пенальти во время чемпионатов мира и матчей Лиги чемпионов УЕФА говорят о том, что в 44% случаев вратарь кидается на мяч влево, в 43% случаев — вправо и в 13% — остается по центру. При этом 37% удачных ударов футболистов приходится на левую сторону ворот, 34% — на правую и оставшиеся 29% — на центр.

Его Величество случай

Сорвать крупный выигрыш можно и абсолютно случайно: никто из специалистов не мог предсказать победу датчан накануне Евро-92 или триумф греков на европейском первенстве 2004 года. «В нашей конторе один болельщик поставил 100 тыс. рублей на победу «Рубина» в гостевом матче с «Барселоной», — вспоминает управляющий букмекерской конторой Владимир. — Коэффициент на ту игру был 1:16... У него был удачный вечер («Рубин» тогда выиграл. — The New Times), у нас — не очень».  



История игр знает примеры, когда случайным счастливчикам или успешным аналитикам удавалось банкротить букмекерские конторы. Но подобные истории единичны. Способов сохранить и сделать свой бизнес успешным букмекеры знают множество. Коэффициенты на игру формируют так называемую линию: все возможные ставки на один матч. Уже в эти коэффициенты закладывается маржа — изначальная прибыль ньюсмейкера. «На матч Словения—США выставлены следующие коэффициенты: 3,65 на победу словенцев, 3,25 — на ничью, 2,05 — триумф США, — говорит Владимир. — Предположим, вы хотите заработать на этом матче 1000 рублей. Разделите 1000 на каждый из этих показателей. Получится, что вам надо поставить либо 273 рубля 97 копеек, либо 307,69, либо 487,80. Теперь складываем эти три суммы, получается 1069 рублей 46 копеек. Вот эти почти 70 рублей — наш изначальный доход». По словам букмекеров, когда этот бизнес в России только развивался, маржа могла составлять до 25%, соответственно, коэффициенты были игрокам максимально невыгодны. Затем в борьбе за клиентуру конторы были вынуждены улучшать коэффициенты, и сейчас изначальная прибыль закладывается на уровне 7–10%. Но и это — много. Коэффициенты, предлагаемые европейскими букмекерами для своих клиентов, значительно выгоднее, но выходить на российский рынок крупные мировые букмекерские сети не спешат. Британская сеть Stan James попыталась было начать бизнес в России и развивала его, пока в 2009 году не вступил в силу закон «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр». Тогда букмекеры в одночасье лишились лицензий и даже спустя год далеко не все сумели их себе вернуть. Среди тех, кто не смог продолжить легальную деятельность, и Stan James, и крупнейшая на постсоветском пространстве сеть «Марафон», которые до лучших времен перенесли свою деятельность в интернет. Всемирная сеть — выход для части любителей азартных игр, но иностранные букмекеры часто жестко лимитируют размеры виртуальных ставок, а одна из крупнейших мировых сетей, ирландская Рaddy Рower, открыто заявила в свое время, что боится работать с Россией из-за непрозрачности финансовой системы страны и требует от игроков банковского подтверждения каждой ставки. Так что большинству любителей приходится играть внутри страны, чем букмекеры с удовольствием пользуются. Вы ставите деньги по одним коэффициентам, владельцы контор переставляют их на Западе по более выгодным, а разницу кладут себе в карман. Наконец, букмекер может просто прекратить прием ставок на какое-то событие, если подозревает, что оно может обернуться для него значительными убытками. «Безбоязненно мы принимаем крупные суммы на матчи чемпионата мира, ведущих европейских клубных соревнований, — говорит букмекер Владимир. — То есть на те события, коррупционная подоплека которых минимальна. Это, к сожалению, не касается чемпионата России, особенно его первых и последних туров. Всем памятны скандалы, когда букмекеры просто отказывались принимать ставки на матчи грозненского «Терека», подозревая, что при определении итогового результата главную роль будет играть совсем не спортивный фактор». Средняя ставка, по словам Владимира, это примерно 10 тыс. рублей (минимум, который может поставить игрок, — 500 рублей). Крупные ставки — 100, 200, 500 тыс. рублей.

162-08-03.jpg
Нападающий Кот-д'Ивуара Дидье Дрогба сумел убежать от португальца Педро Мендеса, но гола не получилось — ничья 0:0

В мировом масштабе это копейки. К началу 2009 года, по данным Национальной ассоциации букмекеров, годовой оборот этого бизнеса в России приближался к $2 млрд. После принятия закона «О государственном регулировании» этот показатель сильно упал и еще не скоро вернется на прежний уровень. Федеральная налоговая служба выдала на данный момент лишь 14 лицензий букмекерам, а в начале 2009 года рынок делили между собой 26 компаний. Для сравнения: оборот букмекерского бизнеса в Великобритании превышает $10 млрд, в Италии — $13 млрд. По данным ФИФА, в 2009 году ежегодный объем сделок, совершаемых на тотализаторе по всему миру, превысил €100 млрд. В этом году благодаря чемпионату мира сумма, скорее всего, увеличится. И кто знает, может, поставив на Камерун в его следующем матче с Голландией, именно вы сорвете призовой куш. 

В подготовке материала принимали участие 
Дмитрий Крылов и Александр Митяев

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.