Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Кредитный штрафбат

22.06.2010 | Чувиляев Павел | № 21 от 21 июня 2010 года

Суд впервые вступился за должников по кредитам


162-35-01.jpg

Верховный суд Башкортостана принял решение, которое может стать прецедентным для тысяч клиентов банков. Вердикт был в пользу заемщика, рисковавшего остаться в результате иска, поданного банком, без квартиры, полученной по ипотеке. Подробности и последствия судебного решения выяснял The New Times

Уфимский «Мой банк. Ипотека» (ранее — ОАО «Башэкономбанк») в одностороннем порядке трижды за год повышал заемщику ставки по ранее выданному ипотечному кредиту (имя заемщика и сумма кредита известны редакции The New Times, однако заемщик категорически против обнародования этих данных в прессе). А когда клиент не смог платить по выросшим процентам и гасить накопившиеся штрафы, банк подал иск в районный суд города Уфы о взыскании имущества, то есть об отъеме у заемщика ипотечной квартиры. В суде первой инстанции банк иск выиграл.После чего последовали многочисленные апелляции — дело дошло до Верховного суда Башкортостана. Вердикт, вынесенный на его заседании 31 марта по делу № 44г-62/10, оказался поистине сенсационным: суд, в отличие от всех остальных инстанций, признал иск банка к заемщику необоснованным. «Насколько мне известно, это первый подобный случай в практике российских судов общей юрисдикции», — сказал Тhe New Тimes уфимский адвокат Федор Пономарев, защищавший незадачливого клиента. Адвокат считает, что решающую роль в этой судебной победе сыграло постановление Президиума Верховного арбитражного суда (ВАС) от 2 марта 2010 года, на которое напрямую сослался Верховный суд Башкортостана.
В резолютивной части вердикта ВАС говорится: «Кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами». Тем же решением ВАС установил и другие защитные меры в пользу проштрафившихся заемщиков. Общий их смысл таков: брать прописанные в договоре пени за просрочку можно, но увеличивать их размер в геометрической прогрессии путем самовольно накладываемых штрафов — нельзя.

Миллион должников

28-летний Петр и его жена — типичные представители «офисного планктона». Живут в скромной квартирке на окраине Москвы, детей нет. Зато есть просроченная задолженность. «Мы оба работали в строительных компаниях, — нервно закуривает Петр. — Отрасль тогда была на подъеме, зарплаты высокие и «белые». Вокруг нас стали кружить банки: звонили, предлагали кредиты. А мы — молодая семья: машину хотели, о детях думали. В 2007-м решились. Взяли три кредита, я — два, супруга — один. В общей сложности на 1 млн 100 тыс. рублей, суммарный ежемесячный платеж 45 тыс. рублей. Но у нас тогда две зарплаты составляли больше 90 тыс. рублей «чистыми». Думали, справимся. Машину купили за 800 тыс. рублей».
Дальше — кризис, строительные компании «посыпались» одна за другой. В 2008-м сначала уволили Петра, потом жену. С тех пор оба не имеют постоянной работы, перебиваются случайными заработками. «Банки сразу озверели. Штрафные санкции сначала были по 200 рублей в день, затем по 500, а потом до­шли до 1000 рублей ежедневно, — вспоминает Петр. — Телефон нам оборвали, звонили даже ночью, угрожали. К жене приходили «коллекторы» — спортивного вида молодые люди со словами: «Отдай кредит, сука, а то на панель отправим».
 

Банки сразу озверели. Телефон нам оборвали, 
звонили даже ночью, угрожали. К жене приходили 
«коллекторы» — спортивного вида молодые люди 
со словами: «Отдай кредит, сука, а то на панель отправим»    


 
Потом судебные приставы арестовали машину в счет погашения кредита. Но легче молодой семье не стало: размер долга вместе со штрафами за просрочку им насчитали такой, что стоимости машины и на половину не хватило. «Сейчас мы должны платить по кредиту 25 тыс. рублей в месяц, а суммарные доходы у нас едва дотягивают до 30 тыс. рублей. Денег на адвокатов — судиться с банками — у нас нет. Чтобы не отобрали последнее — квартиру, иногда по нескольку дней сидим голодные. И платить еще два года…»
Таких, как Петр, много. Согласно данным Банка России, просроченная задолженность физических лиц на начало мая составляла 259,2 млрд рублей. При среднем размере кредита для физического лица в 250 тыс. рублей (оценка Минэкономразвития) легко подсчитать, что общее число «штрафников» составляет более 1 млн человек. Получается этакий кредитный штрафбат.

Пени мелким шрифтом

Несмотря на все рассуждения правительства об окончании кризиса, число заемщиков, которые оказались не способны расплатиться с банками, не уменьшается. Мало того: доля просроченной задолженности в общем объеме кредитов физических лиц растет (см. график на полях). Она уже почти достигла уровня разгара кризиса: согласно данным Банка России, на 1 мая 2010 года она составляла 7,38%, тогда как в пик кризиса, на 1 января 2009 года — 7,49%. При этом новых кредитов физическим лицам банки почти не дают, опасаясь дальнейшего роста «плохих» долгов — ведь за них могут и лицензию отобрать.
Причем «плохие» долги — отнюдь не только вина нерадивых заемщиков. Банки тоже есть за что критиковать, считают в Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей (Роспотребнадзоре). По их словам, защитникам прав потребителей известны многочисленные случаи, когда кредитные организации начисляли драконовские штрафы, например, из-за того, что день платежа пришелся на праздник и банк не работал. Или из-за того, что деньги не успели вовремя «упасть» на счет в силу длительного прохождения средств между филиалами банка или из-за неожиданно введенной комиссии… Кроме того, при одних и тех же параметрах кредита (вид, срок и сумма) размер штрафа за одну и ту же просрочку в разных банках может отличаться даже не в разы, а буквально на порядок. Потому что закона, четко регулирующего процесс начисления банковских штрафов, в России нет: это предмет договора между банком и заемщиком. А в договоре — мелким шрифтом — банки иногда писали очень многое в свою пользу. Например, возможность в одностороннем порядке изменить процентную ставку, право вводить дополнительную комиссию по уже выданному кредиту или прогрессивно увеличивать пени за просрочку.

Вас вызывает ВАС

До недавнего времени ситуация для заемщиков в их судебных спорах с банками была практически безнадежной: не заплатил вовремя — виноват, не прочел в договоре строчки, набранные мелким шрифтом, — твои проб­лемы… Но буквально в последнее время ситуация стала меняться в пользу заемщиков. 18 марта 2010 года вступил в силу Закон «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», запрещающий банкам в одностороннем порядке изменять параметры уже выданных кредитов. Правда, закон этот обратной силы не имеет, изменения касаются лишь кредитов, выданных после 18 марта 2010 года. А если заемщик проштрафился до того, он по-прежнему находится под ударом. Ну а чуть раньше, 2 марта, принято решение Президиума ВАС, о котором говорилось выше. Что заставило власти изменить «правила игры» в пользу клиентов банков? Специалисты Роспотребнадзора полагают, что Центробанк просто уже не мог не реагировать на колоссальный поток жалоб со всех концов страны от людей, которые оказались в роли нарушителей закона не по собственной злой воле, а в результате объективных, как правило, обстоятельств, вызванных кризисом: потери работы, сокращения зарплаты… По мнению экспертов, свою роль мог сыграть и политический фактор: миллион «штрафников» помимо прочего это еще и активный электорат. Это граждане в самом цветущем (с точки зрения экономической активности) возрасте, способные хорошо зарабатывать: другим кредит просто не дали бы. Социальная напряженность в их среде в предвыборный период властям не нужна.
Между тем новая судебная практика не обрадовала банкиров. «Решение Президиума ВАС в отношении штрафных санкций за просрочку негативно повлияет на рынок кредитования, который все еще переживает последствия кризиса, — считает Валерий Торхов, зампредседателя правления банка «Авангард». — В результате банки будут вынуждены еще более ужесточить критерии отбора заемщиков, что сократит объемы кредитования. Фактически можно говорить о прямом противодействии усилиям, направленным на восстановление рынка кредитования, в частности, ипотечного». Сейчас, когда растет «невозврат», снятие с заемщиков ответственности за исполнение обязательств лишь усугубляет ситуацию, полагает Торхов. Впрочем, защитники прав потребителей опасаются, что банки найдут обходной путь выбивания долгов. Как известно, в России нет прецедентного права, напоминает адвокат из Московской области Игорь Озерский. Поэтому для взыскания долгов и арес­та имущества заемщиков банки обращаются в суды общей юрисдикции, для которых формально ВАС не указ. И добиваются там соответствующих решений. Понятно, особо настырный и юридически подкованный участник «кредитного штрафбата» может, конечно, и до ВАС добраться. Но вот вопрос «на засыпку»: что произойдет быстрее: дело заемщика окажется в ВАС или к нему в дом вломятся судебные приставы с исполнительным листом суда общей юрисдикции на руках? Учитывая российскую правоприменительную практику, не приходится сомневаться, что приставы окажутся расторопнее.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.